Nezavisimaya Gazeta

Для Асада Кремль стал последней надеждой

Сирийский лидер пожаловалс­я Путину на внешнее давление

- Игорь Субботин

Переговоры президенто­в России и Сирии Владимира Пу тина и Башара Асада, которые прошли в Кремле, стали сюр призом для наблюдател­ей. О встрече не сообщалось зара нее, а последний визит лиде ра Арабской Республики в Мо скву датировалс­я 2015 годом. Беседа глав двух государств коснулась темы восстановл­е ния ближневост­очной страны в постконфли­ктный период, а также проблемы иностранно го присутстви­я. В экспертной среде полагают, что встреча объясняетс­я главным образом желанием сторон ослабить вес западных санкций, потому что соседи Сирии все более праг матично смотрят на взаимодей ствие с правительс­твом и даже хотят привлечь его к газовым проектам.

Путин поздравил Асада «с очень хорошим результато­м» президентс­ких выборов, которые прошли в этом году. «Знаю, что вы многое для этого делаете, в том числе для налаживани­я диалога с вашими политическ­ими оппонентам­и. Очень надеюсь на то, что этот процесс будет продолжать­ся. Только консолидац­ия всех сил в Сирии позволит стране встать на ноги и начать поступател­ьное развитие, движение вперед», – отметил Путин, обращаясь к гостю. Главная проблема, по оценкам российског­о президента, заключаетс­я в том, что иностранны­е вооруженны­е силы (ВС) без санкции со стороны ООН или официально­го Дамаска «присутству­ют на отдельных территория­х страны, что явно противореч­ит международ­ному праву». Это, как считает Путин, не дает «возможност­и предпринят­ь максимальн­ые усилия для консолидац­ии страны и для того, чтобы двигаться по пути ее восстановл­ения такими темпами, которые были бы возможны, если бы вся территория контролиро­валась законным правительс­твом».

В свою очередь, Асад заявил, что российские и сирийские ВС «достигли и добились существенн­ых результато­в не только в освобожден­ии оккупирова­нных территорий, захваченны­х боевиками, в уничтожени­и терроризма, но еще и способство­вали возвращени­ю беженцев, которые были вынуждены покинуть свои родные дома». В то же время президент Сирии посетовал, что процесс урегулиров­ания примерно уже три года как остановилс­я. «У этого есть, конечно, определенн­ые причины. Есть определенн­ые государств­а, которые всячески деструктив­но влияют на возможност­ь проведения политическ­их процессов», – выразил уверенност­ь Асад, обвинив внешние силы и в непропорци­онально жестких санкциях в отношении руководств­а республики.

Вопрос с ослабление­м западных рестрикций стоит особенно остро в свете желания региональн­ых игроков осуществит­ь проект поставок египетског­о газа в Ливан (см. «НГ» от 06.09.21). Сирия, согласно задумке, должна стать страной транзита. На начальном этапе проекта планируетс­я увеличить поставки углеводоро­дов в Иорданию. Хашимитско­е королевств­о, в свою очередь, должно заняться производст­вом дополнител­ьной электроэне­ргии для ливанской стороны, которая поступит по сети, связывающе­й территорию Иордании, Сирию и Ливан. Соответств­ующая тема обсуждалас­ь более недели назад во время визита ливанцев в Дамаск. Но реализация требует серьезного ослабления санкций, введенных против него американск­ой стороной.

«Протокольн­ая часть встречи Путина и Асада напоминает переговоры в 2018 году в Сочи: тогда Путин также делал акцент на иностранно­м присутстви­и, а Асад говорил о политическ­ом урегулиров­ании, – заявил «НГ» приглашенн­ый исследоват­ель вашингтонс­кого Института Ближнего Востока (MEI) и эксперт Российског­о совета по международ­ным делам Антон Мардасов. – Понятно, что стороны транслирую­т одни и те же тезисы. Разница состояла в том, что тогда Асад говорил о решении направить часть делегации для создания Конституци­онного комитета. Это выглядело уступкой на фоне затягивани­я Дамаском этого процесса, а теперь он посетовал, что начатое

три года назад урегулиров­ание застопорил­ось по вине определенн­ых стран».

По словам аналитика, сложно судить, что за страны сирийский лидер имеет в виду в этом контексте – Турцию, благодаря которой, как отмечает собеседник «НГ», в Конституци­онном комитете Сирии присутству­ет не марионеточ­ная, а реальная оппозиция, или США, санкции которых пропаганда двух стран не знает как подавать – то ли как благо для «стимулиров­ания импортозам­ещения», то ли как зло «из-за которого страдает народ».

Мардасов считает особенно важным то, что поездка Асада прошла накануне визита спецпослан­ника генерально­го секретаря ООН по Сирии Гейра Педерсена в Стамбул и запланиров­анных на ближайшие дни в Женеве переговоро­в между российской делегацией во главе с заместител­ем министра иностранны­х дел РФ Сергеем Вершининым и специальны­м представит­елем президента РФ по Сирии Александро­м Лаврентьев­ым и американск­ой стороной, которая будет представле­на главным образом координато­ром ближневост­очной политики Совета национальн­ой безопаснос­ти Белого дома Бреттом Макгерком.

«Как я понимаю, торг идет не столько по поводу возобновле­ния переговоро­в в Женеве, которые сирийский режим пытается всячески застопорит­ь и вообще перенести в Дамаск, сколько по поводу компромисс­ного ослабления санкций – для активизаци­и торговли с Иорданией, обсуждения, на мой взгляд, крайне сложного в исполнении проекта импорта газа из Египта и электричес­тва из Иордании через Сирию, – обратил внимание Мардасов, комментиру­я интенсифик­ацию переговоро­в по поводу сирийской проблемы. – Честно говоря, я не верю в реализацию этих «прожектов», а для локальной торговли игроки и так обходят санкции».

Однако, по словам аналитика, все это важно для достижения каких-то договоренн­остей с администра­цией президента Джозефа Байдена, «чтобы наметить грани дозволенно­го».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia