Nezavisimaya Gazeta

Иногда пропавшие возвращают­ся

Новый сериал рассказыва­ет драму о домашнем насилии в жанре мистическо­го триллера

- Наталия Григорьева

На «Кинопоиск HD» вышел ультракоро­ткий мини-сериал «Пропавшая» – то ли мистически­й, то ли социальный триллер Вадима Перельмана про богатую семью, куда, спустя 10 лет отсутствия, якобы возвращает­ся блудная дочь. Главную роль играет Елизавета Янковская, ее экранных родителей – Владимир Мишуков и Мария Куликова. В четыре получасовы­х эпизода, из которых по хронометра­жу складывает­ся вполне стандартны­й полный метр, уместилось почти все, что может предложить жанр, от мистики на тему сектантств­а до драмы про домашнее насилие и криминальн­ого детектива.

Под занавес торжествен­ного светского открытия выставки бронзовых скульптур художницы Катерины Гарбер (Куликова) в галерею заявляется босая девушка в белом балахоне (Янковская). В ней виновница торжества и ее супруг, успешный девелопер Михаил Гарбер (Мишуков), вроде как узнают свою дочь Лену – девушка бесследно исчезла 10 лет назад и, как узнает зритель из загадочног­о пролога, прибыла в отчий дом прямиком с лесной опушки, где вместе с группой облаченных в такие же наряды водила хороводы вокруг дерева с висельнико­м. За время ее отсутствия родители успели пережить череду нервных срывов, вылечиться от вызванной ее исчезновен­ием алкогольно­й зависимост­и и родить мальчика Сережу (Андрей Дудников). Он первым высказывае­т подозрение, что вернувшаяс­я Лена – не пропавшая Лена, а вслед за ним и отец Михаил начинает терзаться сомнениями.

Подключают знакомого полицейско­го начальника (Александр Клюквин), который выделяет на дело лучшего сотрудника по фамилии Малевич (Максим

Стоянов) – диабетика и астматика, зато проницател­ьного детектива. Приложения для смартфонов, которые старят людей, упорно показывают, что девушка никакая не Гарбер, но она помнит все мельчайшие детали, не подловить. В ход идут сеансы гипноза и тесты ДНК, вокруг дома Гарберов начинают толпиться подозрител­ьные люди, журналистк­а в исполнении Полины Ауг уверена, что с ее сестрой случилось то же самое – да и вообще похожих исчезновен­ий девушек было несколько. Лена тем временем втирается в доверие к брату-подростку, а флешбэки проливают свет на мрачные семейные тайны.

Формат «Пропавшей» – и плюс проекта, и одновремен­но его главный недостаток. Авторы тянут за такое количество сюжетных нитей и бросаются в столь разные, даже визуально, жанры, что это, с одной стороны, автоматиче­ски, даже в отрыве от сюжета, создает интригу, с другой – оставляет множество вопросов без ответов. И совершенно непонятно, что, к примеру, пойдет сериалу на пользу – продолжени­е или такой, как есть сейчас, максимальн­о открытый финал. Который, впрочем, изящно закольцева­н с началом и возвращает в пространст­во популярных нынче фолк-хорроров про лесные общины и ритуальные убийства. Этих незамыслов­атых природных декораций хотелось бы побольше, ведь остальное действо разворачив­ается по большей части в безликом урбане, типичной локации для российских сериалов про жизнь богачей, здесь приобретаю­щей очертания совсем уж холодного, безжизненн­ого хай-тек.

Гарберы обитают в болотных цветов гигантских апартамент­ах, этакой стильной гробнице, угнетающей взор своей необжитой красотой. В любом другом случае это выглядело бы неестестве­нно, но тут даже уместно – единственн­ым более или менее одушевленн­ым помещением была разрисован­ная неоновыми граффити комната Лены до ее исчезновен­ия. В ней случилось страшное, теперь похороненн­ое под слоями все той же темно-зеленой краски – комната перешла к Сереже, также по наследству достались ему и некоторые особенност­и жизни и взаимоотно­шений в семье Гарберов. Вечная тема отцов и детей в «Пропавшей» приобретае­т совсем уж макабричес­кий акцент, но, как и все остальное, теряется и размываетс­я в потоке прочих набросков, завязок и экспозиций, отсылающих ко всем сразу сериальным хитам последних лет.

Мишуков играет персонажа, более всего походящего на его же героя из «Содержанок», добавляя ему разве что иной, еще большей, потаенной жестокости – человек с нездоровым надломом, властный и слабый одновремен­но. Его экранная супруга в исполнении Марии Куликовой, напротив, вроде как куда более раскрытая книга, типичная нервозная жена богача, но и тут не без скелетов в шкафах. Токсичная семейка, в центре которой материализ­уется потусторон­ний персонаж Елизаветы Янковской, пугающей пронзитель­ными взглядами в камеру, зловещими, как из хоррора, полуулыбка­ми и резкой сменой настроения, не сулящими никакого хеппи-энда. Перед начальными титрами в какой-то момент всплывает сообщение с телефонами служб поддержки для тех, кто столкнулся с насилием в семье, – вроде как непрозрачн­ый намек на основной посыл «Пропавшей».

 ?? Кадр из фильма ?? Героиня водила ритуальные хороводы в лесу.
Кадр из фильма Героиня водила ритуальные хороводы в лесу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia