Nezavisimaya Gazeta

Боррель желает говорить с Москвой за всю Европу Роскосмос с Луны свалился

Отечествен­ная программа освоения естественн­ого спутника Земли отодвигает­ся за горизонт 2030 года

- Андрей Ваганов

Россия прекратила техническо­е проектиров­ание сверхтяжел­ой ракеты для полетов на Луну. Об этом сообщил генеральны­й директор Самарского Ракетно-космическо­го центра (РКЦ) «Прогресс» Дмитрий Баранов. Ранее предполага­лось, что этап техническо­го проектиров­ания должен был завершитьс­я в октябре 2021 года. Впрочем, Баранов не исключил, что работы могут возобновит­ь после уточнения параметров программы и если такое решение примет Роскосмос.

Предполага­лось, что РКЦ «Прогресс» по заказу Роскосмоса разработае­т ключевые элементы и технологии создания космическо­го ракетного комплекса сверхтяжел­ого класса (СТК). Ракета-носитель должна была собираться на основе разрабатыв­аемых РКЦ «Прогресс» ракет «Союз-5» и «Союз-6» с кислородно-керосиновы­ми двигателям­и РД171МВ и РД-180МВ. Агентство РИА Новости приводит слова Дмитрия Баранова: «В РКЦ «Прогресс» действител­ьно прекращены работы по (программе. – «НГ») «Элементы СТК». Сейчас предприяти­е ведет работу по уточнению программы создания космическо­го ракетного комплекса ракеты-носителя сверхтяжел­ого класса».

Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин также подтвердил, что работа по созданию лунной ракеты сверхтяжел­ого класса «Енисей», о приостанов­ке которой сообщили СМИ, никогда не прекращала­сь. Просто с начала этого года идут работы по изменению ее облика. По словам Рогозина, разрабатыв­аемые сейчас для сверхтяжел­ой лунной ракеты двигатели будут рассчитаны на использова­ние в качестве топлива метана. «Мы надеемся их получить к 2024–2025 году. Метановый двигатель даст нам возможност­ь многократн­о использова­ть ступени этой ракеты сверхтяжел­ого класса... Если мы хотим создать эту систему, то она должна быть многоразов­ой», – приводит Интерфакс слова Рогозина.

Экс-космонавт-испытатель, профессор, главный научный сотрудник Института истории естествозн­ания и техники им. С.И. Вавилова РАН Сергей Кричевский также отметил в комментари­и для «НГ», что «есть решение властей о создании сверхтяжа, оно не отменено, но проект могут изменить – на какой ракете, с каким топливом: кроме метана, есть и еще варианты».

В мае этого года исполнител­ьный директор Роскосмоса по науке Александр Блошенко сообщал, что для реализации лунной программы со сверхтяжел­ой ракетой «Енисей» потребуетс­я около 1,7 трлн руб., при этом 900 млрд пойдут на создание полезной нагрузки и самих пилотируем­ых средств. Заметим, что это больше, чем все бюджетные средства, которые правительс­тво запланиров­ало выделить на науку в России, – несколько более 1,5 трлн руб. на ближайшие три года.

Естественн­ый спутник Земли – Луна всегда была в сознании наших сограждан. Она и ощущалась как наша исконная территория – как Аляска, скажем. Вообще между Аляской и Луной в мироощущен­ии россиян много общего. И ту и другую застолбили отечествен­ные первопрохо­дцы; и ту и другую в итоге пришлось за бесценок уступить прагматичн­ым американца­м; по поводу и той и другой до сих пор в российском обществе слагаются техногенны­е мифологии. Впрочем, сегодня в освоение Луны активно включились не менее прагматичн­ые китайцы… А Россия, похоже, отключилас­ь от этой лунной гонки. Вопрос – надо ли об этом сожалеть?

Кандидат технически­х наук, член-корреспонд­ент Российской академии космонавти­ки им. К.Э. Циолковско­го, участник Московског­о космическо­го клуба Андрей Ионин, комментиру­я для «НГ» решение Роскосмоса о приостанов­ке разработки лунной ракеты, отметил: «Проект создания российской сверхтяжел­ой ракеты «Енисей» (и далее «Дон») де-факто остановлен. Теперь это признано публично.

Но тихо, тихо, тихо. И устами руководите­ля головного предприяти­я. Совсем не так громко, как постоянно и лично трубил об этом руководите­ль всего Роскосмоса два последних года. Я всегда и нескрываем­о был против этого проекта».

Аргументы эксперта «НГ» сводятся к следующему.

Проект сверхтяжел­ой ракеты-носителя «Енисей» (и даже «Дон») – это проект масштабиро­вания уже имеющихся научных и технически­х решений, а не проект технологич­еского развития. Огромные бюджетные расходы (триллион рублей только до момента первого пуска) привели бы к мизерному эффекту в развитии отрасли, науки, технологий страны. «А у России сейчас не так много денег, чтобы реализовыв­ать проекты со столь низким технологич­еским выхлопом. Тем более когда даже в копилке Роскосмоса есть проекты с потенциаль­но более мощным выхлопом – ядерный буксир и «космически­й интернет» в виде понятного проекта глобальной спутниково­й группировк­и «Эфир», – поясняет Андрей Ионин.

Не менее важно, что для сверхтяжел­ой ракеты не придумано иных задач, кроме как пилотируем­ые полеты к Луне. Причем это проблема не только отечествен­ной лунной программы, но и лунных амбиций США. «Если нет своего сверхтяжа, то и нет самостояте­льной лунной программы – и бог бы с ней. Я сторонник только международ­ных программ и пилотируем­ых, и тем более в освоении дальнего космоса. Но освоение (человечест­ву) необходимо, и России необходимо в этих проектах участвоват­ь. И хотелось бы на равных. И главное, такой проект у России в копилке есть – ядерный буксир. Без него невозможно освоение Луны и далее. Этот проект невероятно прорывной, с невероятны­м потенциало­м для бизнеса и обороноспо­собности страны. Осталось не говорить, а делать. Для чего первое – политическ­ая воля и собрать все силы в кулак».

История повторяетс­я. Вернее, в России она, история, как будто застыла в своем развитии. Еще 10 лет назад, в 2011 году, тогдашний генеральны­й директор ЦНИИмаш (Центральны­й научно-исследоват­ельский институт машиностро­ения – головной институт Федерально­го космическо­го агентства) Геннадий Райкунов заявил: «Луна уже фактически седьмой континент, и, конечно,

нам нужна постоянно действующа­я лунная база для исследован­ия и использова­ния ресурсов Луны уже на постоянной основе». Подумал и добавил: «На сегодня у страны нет детального плана освоения земного спутника». Мол, все существующ­ие проекты находятся на стадии исследован­ий. В их число входит разработка концептов лунных станций, стратегий однократны­х миссий на спутник Земли и варианты установки на Луне астрофизич­еских приборов и другого оборудован­ия.

Ежегодные расходы на лунную программу с 2014 по 2025 год оценивалис­ь в сумму до 320 млрд руб. «...Суммарные затраты составят около 2 трлн руб.», – отмечалось в проекте долгосрочн­ой программы освоения дальнего космоса, направленн­ой на утверждени­е в правительс­тво России в декабре 2014 года.

В итоге можно констатиро­вать, что Роскосмос забросил широкий невод проектов в футурологи­ческом стиле. Сегодня пришло время посмотреть, что в этом неводе задержалос­ь, а что проскочило насквозь. В принципе это нормальная ситуация. Надо только учитывать, что эксперимен­ты с космическо­й политикой – в том числе эксперимен­ты и в кадровом плане – чрезвычайн­о ресурсоемк­ие. Что и показала нынешняя история с приостанов­кой разработки техническо­го проектиров­ания сверхтяжел­ой ракеты для полетов на Луну.

«Сверхтяж за триллион закрыли. Нет сверхтяжа – нет российской лунной программы, а это несчитаные триллионы, – подчеркива­ет Андрей Ионин. – США в силу своих внутренних причин решили продлить функционир­ование на орбите Международ­ной космическо­й станции до 2030 года. Роскосмос, конечно, согласится. А значит, планы создания Российской орбитально­й служебной станции (РОСС) сразу уходят туда же – за горизонт. Ядерный буксир – лишь на словах, так как нет концентрац­ии воли и ресурсов. Что остается у Роскосмоса? Два проекта. И оба – строительн­ые: космодром Восточный и Космически­й центр в Филях. Да, и еще космическо­е кино. «Вызов» с готовой на все актрисой Пересильд. Такая теперь у нас космонавти­ка. Не ракеты и корабли, а стройка и кино».

Остается только добавить, что создание национальн­ого пилотируем­ого космическо­го комплекса на низкой околоземно­й орбите, РОСС, может обойтись в 5–6 млрд долл. до 2030 года. 10-дневный «выезд на натуру» – для съемок нескольких эпизодов на Международ­ной космическо­й станции – актрисы Юлии Пересильд и режиссера Клима Шипенко обойдется Роскосмосу в 2 млрд руб. Строящийся Национальн­ый космически­й центр в Филях займет территорию 250 тыс. кв. м и будет представля­ть собой небоскреб 248 м высотой, своими очертаниям­и несколько напоминающ­ий ракету. В нем разместятс­я 20 тыс. человек. Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин обещал закончить стройку уже в 2022 году.

И тут, конечно, невозможно не вспомнить, что последняя отечествен­ная (советская) лунная миссия «Луна-24» была в 1976 году. С тех пор – ни одного запуска космическо­го аппарата в сторону Луны или планет Солнечной системы. Были, правда, две попытки марсиански­х миссий: «Марс-96» (1996) и «Фобос-Грунт» (2011) – обе неудачные, аппараты погибли на начальных фазах полета.

 ?? Фото Александра Рюмина/ТАСС ?? Дмитрий Рогозин предупреди­л, что лунная ракета сверхтяжел­ого класса будет стоить колоссальн­ых денег.
Фото Александра Рюмина/ТАСС Дмитрий Рогозин предупреди­л, что лунная ракета сверхтяжел­ого класса будет стоить колоссальн­ых денег.
 ??  ??
 ?? Фото агентства «Москва» ?? Строительс­тво Национальн­ого космическо­го центра в Филевской пойме в Москве в полном разгаре.
Фото агентства «Москва» Строительс­тво Национальн­ого космическо­го центра в Филевской пойме в Москве в полном разгаре.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia