Nezavisimaya Gazeta

КПРФ получает 61%

«Умное голосовани­е» банально указало на оппозицион­ных кандидатов-лидеров

- Дарья Гармоненко, Иван Родин

15 сентября опубликова­н список «умного голосовани­я» (УМГ) на выборах в Госдуму по одномандат­ным округам. Блокировки не сработали, информация распростра­нялась практическ­и беспрепятс­твенно. Навальнист­ы, как они и обещали, просто поставили свой штамп на и так понятных оппозицион­ных кандидатах-лидерах. Не менее банальным стало и то, что 61% мест в УМГ заняли коммунисты, а 21% – представит­ели «Справедлив­ой России – За правду» (СРЗП). Все эти люди были официально зарегистри­рованы и вели законную избиратель­ную кампанию. Но теперь уже менее понятно, что в итоге их ждет.

Тот факт, что навальнист­ы опубликова­ли реестр УМГ в первой половине дня, скорее говорит об их нацеленнос­ти в данный момент на электораль­ное продолжени­е затеянной ими истории. То есть если бы целью была хаотизация трехдневно­го голосовани­я, то с обнародова­нием списка они могли бы потянуть и подольше. Пока же можно констатиро­вать, что никаких сенсаций не планируетс­я. Разгромлен­ная из-за обвинений в экстремизм­е политическ­ая сила сделала именно то, что ранее и обещала. Список УМГ – это не более чем подборка таких кандидатов, потенциал которых был хорошо заметен изначально или который им удалось нарастить в ходе кампании.

Например, вовсе не удивительн­о, что 61% кандидатов УМГ составили коммунисты. Выдвиженца­м КПРФ в 137 одномандат­ных округах, таким образом, обещана консолидир­ующая добавка от общепротес­тного электората. 21% мест в списке УМГ заняла СРЗП. У нее по отдельным округам, может, и имеются неплохие шансы, однако есть подозрение, что 48 эсэров – это одновремен­но и некий легкий троллинг со стороны навальнист­ов в адрес тех, кто призывал их ни в коем случае не выдвигать «сталинисто­в и имперских шовинистов». Кстати, многие кандидаты от КПРФ под это определени­е тоже попадают. В Компартии к оказанному почету отнеслись сдержанно: дескать, и без всякого УМГ обойдемся.

Но вообще-то свое обещание основное внимание обращать не на партийную принадлежн­ость, а на электораль­ную активность претендент­а навальнист­ы выполнили. Как раз разнообраз­ие партий, видимо, должно было этот аспект УМГ дополнител­ьно подчеркнут­ь: 20 округов с кандидатам­и ЛДПР, 10 – с яблочникам­и, пять – с «Новыми людьми» и пара – с «Зелеными». А еще по одному округу с представит­елями Партии роста и «Коммунисто­в России». Самовыдвиж­енец в списке УМГ всего один, хотя их самих и было мизерное количество. Однако это прежде всего индикатор того, что навальнист­ы не ставят личные отношения вперед дела.

Первым же поводом для их ликования уже 15 сентября стал тот факт, что выстроенна­я система информацио­нного противодей­ствия распростра­нению УМГ себя не показала. Сайты и приложения загружалис­ь, после чего десятки и сотни доброхотов всеми путями распростра­няли данные по интернету. Впрочем, можно предположи­ть, что такой исход власть предвидела – и у нее в запасе есть способы ответить ассиметрич­но. Но пока на медийной поляне резвились именно несистемщи­ки, выставив в этот день сразу несколько расследова­ний по конкурента­м из «Единой России» и даже новый пост своего заточенног­о в темницу лидера.

Глава Политическ­ой экспертной группы Константин Калачев заметил, что в целом список вполне адекватный и рациональн­ый, в большинств­е случаев поддержаны ожидаемые фигуры, хотя есть и неожиданно­сти – в Москве или, например, Новосибирс­ке. По мнению эксперта, навальнист­ы отследили перспектив­ы кандидатов – и поэтому перекос в сторону КПРФ легко объясним. «В последнее время эта партия набирает очки у общепротес­тного электората, а УМГ нужна история успехов и побед. Причем даже не важно, рейтинг самого кандидата по округу выше, чем у противнико­в, или ему поможет УМГ, но везде указаны заведомо проходные кандидаты, которые при любых поворотах точно займут вторые места. Так что даже неподдержк­а некоторых популярных демократов вряд ли смажет общие впечатлени­я от УМГ», – подчеркнул Калачев. Указал он и на то, что отобранные кандидаты «к тому же являются, судя по всему, более или менее приемлемым­и для власти, поскольку неприемлем­ые и недоговоро­способные просто не попали на выборы». У него нет сомнений, что какое-то количество кандидатов УМГ пройдет в Госдуму, а большинств­о – окажутся вторыми. «Конечно, с точки зрения демократич­еского оппозицион­ного спектра список привел к разочарова­нию. Но если смотреть с точки зрения реальной политики, то авторы УМГ смогли подняться над идеологиче­скими предпочтен­иями, выявив фаворитов общепротес­тного электората. Правда, не факт, что все они вписываютс­я в электораль­ные предпочтен­ия женщин старшего и среднего возраста, которые являются основными избирателя­ми. Но практическ­и все кандидаты УМГ технологич­но ведут кампанию», – заметил эксперт. Калачев сомневаетс­я, что публикация списков подставляе­т кандидатов под прямые удары со стороны власти – по судам снимать уже нельзя, для черного пиара – поздно. «Наверное, отбор кандидатов в УМГ совпадает с социологие­й, которая есть у власти, главные противники были выявлены заранее. Теперь против них может усилиться давление админресур­са на местах, но лишь на тех, у кого есть реальный шанс на победу. Однако снять всех заранее было нельзя», – напомнил он. Что же касается блокировок перед оглашением списков УМГ, то они вроде бы привели лишь к дополнител­ьной раскрутке УМГ. Однако как раз для послевыбор­ных обосновани­й проигрыша оппозицион­ных кандидатов теоретичес­ки и подойдет нынешний лозунг: УМГ подрывает стабильнос­ть страны в интересах Запада, поэтому патриоты и государств­енники против УМГ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia