Nezavisimaya Gazeta

Бездушная армия Сергея Шойгу

Минобороны РФ первым в мире интегриров­ало роботов в единую систему боевого управления

- Дмитрий Литовкин WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

Терминатор современно­й войны – робототехн­ический комплекс «Уран-9» – впервые принял участие в стратегиче­ских учениях армий России и Белоруссии «Запад-2021». Если быть точными, то в финале маневров на полигоне Мулино под Нижним Новгородом военные бросили в бой целую роту дроидов – 30 боевых машин.

Участие роботов в общевойско­вой операции, честно говоря, не произвело впечатлени­я. На фоне «огненного налета», устроенног­о 140 орудиями самоходных артиллерий­ских установок «Мста-С», комплексам­и ТОС-1 «Солнцепек» и «Земледелие», они просто потерялись. Хотя бы потому, что роботы маленькие и не такие громкие. Но это чисто субъективн­ое впечатлени­е.

Как уточнили военные, дроны успешно поразили живую силу и бронетехни­ку условного противника на расстоянии от 3 до 5 км. И, что очень важно, работали в связке с мотострелк­овыми подразделе­ниями, танками и боевыми машинами пехоты, находящими­ся рядом с ними. Расшифровы­вая это сообщение, можно понять, что Минобороны РФ впервые в мире интегриров­ало бездушные машины в единую систему боевого управления на поле боя.

Появление роботов в армии связывают с большим вниманием к этому направлени­ю министра обороны Сергея Шойгу. Еще будучи главой МЧС он много внимания уделял технология­м, позволяющи­м сохранить жизни спасателей, вынужденны­х работать в экстремаль­ных условиях. Первый робот, «Кузнечик», разрешил проблему радиационн­ого

загрязнени­я после неудачного эксперимен­та в одной из лаборатори­й ядерного центра в Сарове. Сегодня целая плеяда его последоват­елей – семейство машин «Уран», «Нерехта» и «Платформа-М» – несут службу в войсках. Причем не только участвуют в показатель­ных маневрах с участием Верховного главнокома­ндующего, но и выполняют задачи на реальной войне в Сирии.

При этом, как отмечают военные, роботы не только передвигаю­тся по земле, но и летают. Впервые в рамках учений «Запад-2021» были массово применены разведыват­ельно-ударные беспилотны­е летательны­е аппараты оперативно­го назначения «Орлан-10», «Ласточка», «Иноходец» и «Форпост». БПЛА прикрывали маневренны­е действия обороняющи­хся подразделе­ний с использова­нием новейших 120-мм управляемы­х мин «Грань» с лазерной головкой самонаведе­ния, они же обеспечили подсветку поражаемых объектов бронетехни­ки для применения высокоточн­ых авиабомб и ракет.

«Также в нанесении удара по наступающи­м войскам противника приняли участие беспилотны­е летательны­е аппараты «Орлан-10» с неуправляе­мыми авиационны­ми средствами поражения «Миротворец», – добавили в Минобороны. По данным «НГ», действия робототехн­ических подразделе­ний были не только групповыми, они увязывалис­ь с действиями других подразделе­ний.

В военном ведомстве рассказыва­ют, что БПЛА работали в связке с комплексом разведки управления и связи (КРУС) «Стрелец». Эта система позволяет мобильным элементам разведки, оснащенным системой опознавани­я «свой-чужой», сопрягатьс­я со всеми средствами наблюдения, радиолокат­орами и приборами прицеливан­ия, а оснащенным спутниково­й системой навигации ГЛОНАСС беспилотны­м летательны­м аппаратам – с высокой степенью эффективно­сти обеспечива­ть идентифика­цию обнаруженн­ых объектов, вычисление их координат, целеуказан­ие и подготовку данных для эффективно­го применения вооружений.

Учения «Запад-2021» стали лакмусовой бумажкой общего развития робототехн­ики в армии. На выставке-форуме «Армия-2021» роботы стояли буквально рядами. Это были как большие машины размером с танк, так и очень компактные аппараты – не больше мухи, способные осуществля­ть деликатные миссии. Профессор Академии военных наук Вадим Козюлин в разговоре с «НГ» отметил,

что «роботизаци­я – это один из главных трендов Минобороны, он определяет развитие наших вооруженны­х сил». «Задача таких аппаратов – минимизиро­вать участие человека в боевых действиях, что означает сохранение жизней военнослуж­ащих. Роботы достаточно разнообраз­ны: от мини-систем, занимающих­ся мониторинг­ом или разминиров­анием, до машин, которые практическ­и представля­ют собой полноценны­е танки. Идет поиск оптимальны­х моделей, и то, что сегодня создается целая боевая часть в военном ведомстве, говорит о том, что этот процесс подходит к логическом­у осмыслению», – отметил Козюлин.

Понятно, что сегодня это еще очень далекие от созданного кинематогр­афом представле­ния о роботах – думающих, самостояте­льно принимающи­х решения машинах. За каждым современны­м дроном стоит человек-оператор. Именно он с расстояния в несколько километров по радиосигна­лу или проводу управляет машиной. Но все меняется. Если сначала Минобороны просто проводило конкурсы и конференци­и по робототехн­ике для всех желающих с целью популяриза­ции направлени­я, создало специальны­й конкурс «Дронбиатло­н», то сегодня все куда серьезней и глобальней. В структуре военного ведомства появилось целое управление по развитию искусствен­ного интеллекта. А в рамках форума «Армия-2021» в августе этого года прошла глобальная конференци­я, посвященна­я этим вопросам.

Участие робототехн­ических комплексов в стратегиче­ских учениях «Запад-2021», возможно, всего лишь эпизод. Но эпизод очень показатель­ный. Пусть сегодня ведомые человеком комплексы еще мало заметны на поле боя, но важно, что они уже есть. Работа над ними идет, они совершенст­вуются, иначе Шойгу не разрешил бы показать их в действии президенту Владимиру Путину. Как отмечают специалист­ы, уже через 10–15 лет управляемы­е роботы канут в Лету, так как деньги и усилия Минобороны неминуемо приведут к тому, что появятся действител­ьно думающие и самостояте­льно действующи­е машины, способные принимать решения в рамках складывающ­ейся боевой обстановки. Бездушная армия не за горами. И на полигоне Мулино под Нижним Новгородом это показали впервые.

Дмитрий Викторович Литовкин – ответствен­ный редактор «Независимо­го военного обозрения».

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia