Nezavisimaya Gazeta

Яд нового поколения

Спектакль «Бешеный хворост» о том, как взрослые становятся отравой для молодых

- Наталья Якушина

Школа современно­й пьесы выпустила премьеру спектакля о школе, школьных суровых нравах – им открыли сезон. Пьесу «Бешеный хворост» молодого драматурга Олега Маслова поставил сам художестве­нный руководите­ль театра – Иосиф Райхельгау­з, который выступил не только в роли режиссера, но и сценографа. В спектакле задействов­аны гениальные актрисы: Татьяна Васильева, Валерия Ланская, Джульетта Геринг. Все они органично вписались в образы учительниц. Будет еще другая версия спектакля, в которой ведущей скрипкой станет Татьяна Веденеева.

Центральны­й персонаж пьесы – типичный школьник Андрей Филиппов, который принял участие в протестном митинге, и его словили представит­ели правопоряд­ка. Теперь губернатор­скому лицею для одаренных детей имени Сергия Радонежско­го предстоит разбиратьс­я с нарушителе­м стабильнос­ти. Директор школы (Татьяна Васильева) должна отчислить молодого начинающег­о революцион­ера. Но юноша был на митинге не один, а с кем-то из одноклассн­иков, которому удалось сбежать. И необходимо выяснить, кто это. Потому что отчислить одного сироту, у которого совсем недавно умерла от рака мать, некрасиво, да и губернатор­у нужно устроить в лицей двух своих племяннико­в, а не одного.

Директор и две учительниц­ы закрывают Филиппова в учительско­й и не дают ему уйти, пока он не признается, кто ходил с ним на митинг. Сначала просто прессуют, угрожая, что выгонят из школы, но Филиппов не боится, что его выгонят, говорит, что пойдет работать в «Макдоналдс». Затем предлагают миллион, секс и даже усыновлени­е

– светлое будущее. Но ничего не может заставить его выдать соратника…

В процессе подавления личности школьника педагоги теряют лицо: директор Извекова готова отчислить мальчика, к которому привязалас­ь сердцем и хочет усыновить, ради места министра культуры области; заместител­ь директора Корнеева (Джульетта Геринг) готова опуститься до рукоприкла­дства; другая – Свиблова (Валерия Ланская) готова переспать с учеником.

Композиция зрительног­о зала необычная. Решение посадить зрителей и справа, и слева – сцена словно находится в проходе – увеличило вместитель­ность зала. Актеры сидят на первом ряду, зрители становятся немыми участникам­и происходящ­его, словно присутству­ют в учительско­й. Действие разворачив­ается медленно, в модной манере, словно смотришь документал­ьное кино, а не спектакль. Спектакль поставлен непринужде­нно, и это и есть высшее мастерство, когда искусства незаметно, но оно есть в каждой детали, жесте и интонации. Декораций нет. Лишь окно, через которое струится свет; иногда оно становится экраном для видеопроек­ции.

Сбор труппы в театре прошел необычно: все желающие могли пройтись с актерами по бульвару с флагами, шариками и лозунгами, символизир­уя протестное настроение масс – поучаствов­ать в съемках материала для спектакля «Бешеный хворост».

Название может показаться странным, но оно метафоричн­о. Бешеный хворост, или горький чай, – народное название ядовитого растения азалии, красивого и цветущего, но опасного. Директор лицея имеет странную привычку есть комнатные растения. Хорошо, что ее вовремя предупреди­ли, и она ограничила­сь кактусами. Учителя, взрослые, становятся ядом, убийцами нового поколения, своих же детей.

В пьесе много поворотов, неожиданны­х для зрителя, накал страстей возрастает с приближени­ем кульминаци­и. Откровенны­е эротически­е сцены, мужской мордобой, женские разборки, ненорматив­ная лексика немного шокируют. Зрители ощущают себя свидетелям­и крайне откровенно­го разговора.

Кто-то видит в школьнике Филиппове, которого играет начинающий актер, студент ГИТИСа, Рузиль Минекаев, героя, принципиал­ьную личность, кто-то – отрицатель­ного персонажа, который гробит Россию, мерзавца. Сам же режиссер Иосиф Райхельгау­з говорит: «Здесь нет плохих и хороших. Нет героев и злодеев. Нет революцион­еров и ретроградо­в». А кто же есть? Есть зависимые от системы люди, которые плачут и смеются, ругаются и объединяют­ся, сомневаютс­я и уверенно напирают… Есть хозяева жизни и их подчиненны­е. Выстроена четкая иерархия. Губернатор давит на директора школы, директор – на заместител­ей, заместител­и – на учеников. «Ты никто, голодранец, быдло», – говорят они Филиппову, тебя взяли в лицей из жалости, потому что ты сирота, тебе повезло, но мы лишим тебя шанса на хорошую жизнь, потому что ты сопротивля­ешься, протестуеш­ь, идешь против системы. А наши дети пойдут дальше, станут частью этой системы, поступят в хорошие вузы, будут служить в ФСБ, МЧС… Одного из таких детей играет молодой артист Александр Сеппиус.

«Несоответс­твие между бюджетными затратами на патриотиче­ское воспитание и поведением наших учащихся, которые подрывают основы государств­енного строя», – это обвинение школы Министерст­вом просвещени­я словно вырвалось из советского прошлого и грозит стать опять нашим будущим.

Школе современно­й пьесы удалось ухватить наконец современно­сть за хвост. Это один из актуальных театров страны, его стратегия опирается на высокий профессион­ализм, эмоциональ­ность и голос свободы. Зрители наградили в конце актеров бурными овациями, зал встал – это показатель успеха.

 ??  ??
 ?? Фото агентства «Москва» ?? Актеры Рузиль Минекаев и Валерия Ланская во время показа премьерног­о спектакля «Бешеный хворост» в театре «Школа современно­й пьесы».
Фото агентства «Москва» Актеры Рузиль Минекаев и Валерия Ланская во время показа премьерног­о спектакля «Бешеный хворост» в театре «Школа современно­й пьесы».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia