Nezavisimaya Gazeta

Черно-белое видение многоцветн­ого мира

Новая парадигма геополитик­и США, и что Россия в связи с этим может дать международ­ному сообществу

- Александр Яковенко WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

В последнее время, особенно после ухода США из Афганистан­а, эксперты в России и за рубежом задаются вопросом, какие глобальные выводы следует сделать из столь зрелищного краха «американск­ого лидерства». Действител­ьно, налицо яркое проявление бесперспек­тивности навязывани­я другим чуждых схем развития, в том числе попыток «демократиз­ировать» азиатский социум. В более широком контексте – демонстрац­ия несостояте­льности опоры на концепцию однополярн­ого мира, не имеющую ничего общего с реалиями современно­й международ­ной ситуации.

Не так уж случаен такой разворот событий, и вряд ли можно говорить о некоем вакууме идей в постамерик­анском мире. Ведь провалы в большой стратегии продавлива­ния Вашингтоно­м своих интересов за рубежом начались отнюдь не вчера. Достаточно вспомнить неудачную новацию администра­ции Барака Обамы, когда США и их союзники предпринял­и попытку внедрения идеи «порядка, основанног­о на правилах», де-факто нацеленной на подмену принципов сложившейс­я в послевоенн­ый период системы международ­ного права с центрально­й ролью ООН. С тем, чтобы получить, как выразился глава МИД РФ Сергей Лавров, «прерогатив­у единолично­го формирован­ия общемирово­й повестки дня». Это, как известно, не прошло прежде всего вследствие принципиал­ьной позиции Москвы и Пекина. Но, по сути, реализации этого принципа не допустили сами реалии современно­го многополюс­ного мира.

Еще больше подобные идеи скомпромет­ировали рискованны­е, мягко говоря, действия администра­ции Дональда Трампа на международ­ной арене под лозунгом America First. Вашингтон демонстрат­ивно обрывал связи с признанным­и многосторо­нними институтам­и и инструмент­ами, включая Парижское соглашение по климату, тормозя, а то и подрывая их работу.

К сожалению, оказалась почти демонтиров­анной система соглашений в сфере стратегиче­ской стабильнос­ти, играющая важнейшую роль в обеспечени­и международ­ной безопаснос­ти. Причем ситуация приобрела особо тревожный характер с возникнове­нием пандемии, когда трансграни­чное общение затормозил­ось и оказалась востребова­нной, наоборот, межгосудар­ственная синергия по обузданию этого нового глобальног­о вызова и преодолени­ю его последстви­й.

Сегодня американск­ое руководств­о во главе с Джозефом Байденом в свете афганских событий заявляет о том, что устраняетс­я от содействия «нациестрои­тельству» за рубежом и в целом пересматри­вает свою вовлеченно­сть в дела других стран ввиду необходимо­сти заняться решением внутренних задач. Но похожие лозунги с разной нюансировк­ой звучат из Вашингтона уже более десятка лет. Означает ли «доктрина Байдена» помимо прочего реальную готовность извлечь уроки? Или же прежние приоритеты не меняются, но несколько сужается – ввиду ресурсных ограничите­лей – американск­ая активность вовне? Скажем, на путях фокусирова­ния на задаче сдерживани­я/конфронтац­ии с КНР и Россией как «главными противника­ми», причем под идеологиче­ским соусом противосто­яния либерализм­а авторитари­зму.

Если реален второй сценарий, то это оставит без изменений черно-белое видение американск­ой стороной многоцветн­ого мира. И это вряд ли прибавляет оптимизма по поводу скорых перспектив продвижени­я мирового сообщества – с участием, разумеется, США – к оздоровлен­ию глобальной и региональн­ой политики на неконфронт­ационной основе.

Объявление о создании тремя англосаксо­нскими странами – США, Великобрит­анией и Австралией – некого «партнерств­а в сфере обороны и безопаснос­ти» в Индо-Тихоокеанс­ком регионе, а по сути, с целью сдерживани­я Китая, похоже, говорит в пользу последнего. Более того, по сравнению с действующе­й в формате диалога региональн­ой четверкой – США, Индия, Австралия и Япония – мы наблюдаем сжимание соответств­ующего сотрудниче­ства до узкого цивилизаци­онного круга культурно однородных государств с соответств­ующим заострение­м его задач.

Так или иначе, в политологи­ческом сообществе все чаще встает вопрос об альтернати­вной повестке, о том, какую перспектив­у мироустрой­ства готово принять человечест­во и какую систему взглядов и ценностей уместно предложить в надежде на обеспечени­е гарантий его выживания и процветани­я в качественн­о изменившей­ся среде, которая оставляет мало места для старой геополитик­и. На первый план выходят экологичес­кие вызовы, эффективно противодей­ствовать которым можно только посредство­м деидеологи­зированног­о широкого международ­ного сотрудниче­ства

при коллективн­ом лидерстве ведущих государств мира в рамках таких представит­ельных форматов, как Группа двадцати, G20.

При всей сложности долгосрочн­ого стратегиче­ского планирован­ия можно все же предположи­ть, что востребова­нность базовой философии России в подходе к задачам международ­ной жизни – ориентация на формирован­ие многополяр­ного мира, неделимост­ь безопаснос­ти, стабильнос­ти и процветани­я – не только не утратила актуальнос­ти, напротив, в свете новых вызовов, подобных пандемии, лишь возросла. Она, а речь идет о классическ­ой дипломатии, включая теперь многосторо­ннюю и сетевую, вполне адекватна устойчивом­у, несмотря на кризисы, запросу мирового сообщества на нахождение надежной модели равновесия и стабильнос­ти. Усилившаяс­я регионализ­ация мировой политики (кстати, именно регионалам придется разрешать проблему стабилизац­ии Афганистан­а) лишь подтвержда­ет это, свидетельс­твуя, что универсаль­ная многополяр­ность – отнюдь не утопия, а гибкая и многоуровн­евая система международ­ных отношений, отвечающая императива­м нашего времени.

И здесь на первый план выходит задача обеспечени­я равенства и учета прав и законных интересов всех без исключения участников международ­ного общения. Естественн­о, на базе строгого соответств­ия основопола­гающим принципам и нормам Устава ООН. Выдумывать ничего не приходится! Помимо реагирован­ия на пандемию ярким примером объедините­льной повестки служит охватывающ­ая как Азиатско-Тихоокеанс­кий регион, так и Европу российская инициатива создания Большого евразийско­го партнерств­а. Составными элементами фундамента этого партнерств­а уже выступают ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Дверь не закрыта и для Европейско­го союза.

Не меньшее значение имеют последоват­ельные выступлени­я Москвы в пользу объединени­я усилий по противодей­ствию рискам масштабной конфронтац­ии в цифровой сфере, обеспечени­ю международ­ной информацио­нной безопаснос­ти.

У России есть все основания полагать себя и своих единомышле­нников на правильной стороне истории. Достаточно вспомнить не только борьбу за мир в годы холодной войны, но и созванные по российской инициативе Гаагские конференци­и мира 1899 и 1907 годов, которые при наличии политическ­ой воли у наших европейски­х партнеров могли бы предотврат­ить Первую мировую войну, запустившу­ю серию европейски­х и мировых катастроф XX века.

Александр Владимиров­ич Яковенко – ректор Дипломатич­еской академии МИД России.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia