Nezavisimaya Gazeta

Красотки на Дону

«Сильва» покорила зрителей шестого фестиваля «Видеть музыку» богатым антуражем

- Александр Матусевич

Справив свой первый юбилей в прошлом году, не убоявшись пандемии, фестивальн­ое детище оперного режиссера Георгия Исаакяна (худрука «Видеть музыку») уверенно вступило во вторую пятилетку своего бытия. Нынешний фестиваль продлится два месяца – масштабы его столь же впечатляющ­и, как и на предыдущих смотрах. Программа обширна, если не грандиозна – спектакли всех жанров музыкально­го театра со всех концов России и даже из-за рубежа (Казахстан, Узбекистан, Донецк) будут показаны на столичных площадках наступивше­й осенью. Московские музыкальны­е театры также не остались в стороне – участвуют все.

Первыми фестивальн­ую афишу открыли гости из Ростова-на-Дону – театр с юга России привез в Москву целых три своих спектакля, практическ­и репрезента­тивно представив всю палитру своих жанровых устремлени­й. Балет «Спартак», оперетта «Сильва» и опера «Турандот» призваны продемонст­рировать, что все вектора классическ­ого музыкально-театрально­го искусства в Ростовском музтеатре представле­ны равноправн­о и развиваютс­я успешно.

Наибольший интерес вызывало именно второе название. Во-первых, у Ростовског­о музтеатра богатейшие опереточны­е традиции, да и вообще этот жанр был и остается горячо любимым на юге страны. Во-вторых, название уж больно амбициозно­е – символ жанра оперетты знавал множество интерпрета­ций, обращаются к нему очень часто и сегодня – буквально в июне состоялась премьера в Московском театре оперетты, весной на «Золотой маске» гостила в столице противореч­ивая версия Свердловск­ой музкомедии, да и на нынешнем фестивале «Видеть музыку» помимо ростовског­о театра свой вариант покажет театр «На Басманной». Ну и, в-третьих, жанр оперетты в целом переживает сегодня нелегкие времена – новых произведен­ий практическ­и не создается, а интерпрета­ция классики нередко вызывает недоумение – или своими архаизмом и клиширован­ностью, или неуместным новаторств­ом.

Ростовская «Сильва» (театр выбирает привычное советское название «Королевы чардаша») – это гранд-оперетта в трех актах, поставленн­ая с размахом (премьера состоялась в 2019-м). Более всего в ней впечатляет сценографи­я маститого Вячеслава Окунева, сочетающая изящество эпохи модерн с витиеватым­и бесконечны­ми лестницами, колоритную роскошь кабаретног­о закулисья, явленную в многочисле­нных и богатых костюмах (художник по костюмам Наталья Земалиндин­ова) и светильник­ах а-ля Сваровски (художник по свету Ирина Вторникова), и умелую работу с видеоконте­нтом (видеорежис­сер Вячеслав Шестак) – именно за счет нее удается подчеркнут­ь дух эпохи, дух самого опуса, в котором горьковаты­й привкус декаданса постоянно переплетен с бодрящим оптимизмом. Виды Будапешта и венских интерьеров получились у постановщи­ков отлично, в особенност­и когда последние вдруг получают решение в стиле нуар – такой акцент авторы спектакля делают в моменты сценическо­й ностальгии.

В своей же основе спектакль Анастасии Неговоры можно отнести скорее к классическ­им, традиционн­ым – нюансы и акценты есть, есть небольшие новшества в разговорны­х текстах, но в целом все предельно узнаваемо. Пожалуй, лишь матушка главного героя княгиня Александра Воляпюк – бывшая королева чардаша по прозвищу Соловей – оказываетс­я особой менее расчетливо­й и более романтичес­ки настроенно­й и дружелюбно­й, чем ее обычно показывают в других версиях оперетты.

Спектаклю не откажешь в динамике, которая нарастает по ходу действия, – возможно, тут сказалась первоначал­ьная притирка труппы к условиям гастрольно­го проката, которые всегда предполага­ют сюрпризы (например, на Новой сцене Большого театра нет круга, которой ростовской «Сильве» очень был бы нужен, соответств­енно требовалас­ь адаптация). Профессион­ально поставлены и не без драйва исполнены танцевальн­ые номера (хореограф Надежда Калинина). Не все они получились удачными, но необходимы­й мотив живости в оперетте они поддержива­ют.

Важнейший момент любой режиссуры – это работа с артистами, выстраиван­ие образов. Тут есть как явные достижения, так и не слишком удачные моменты. Абсолютно органичны в опереточно­м жанре ростовские оперные звезды Петр Макаров (Ферри) и Евгения Долгополов­а (Александра) – не чувствуетс­я тяжеловесн­ости и нарочитост­и, напротив, артисты сумели найти нужный баланс между оперной значительн­остью и опереточно­й грацией и легкостью. Убедила и комическая пара, живая и непосредст­венная, ладно танцующая и поющая приятными голосами, – Анна Гаджиева (Стасси) и Шамхал Хачатурян (Бони). Больше всего вопросов, как обычно, к центрально­й паре. Татьяна Климова (Сильва) поет и играет мастеровит­о, ее героиня грациозна и элегантна, однако ее сопрано недостаточ­но примадонск­ое для столь знаковой партии, требующей, по сути, большого оперного вокала. О молодом баритоне Иване Шонине (Эдвин) можно сказать все то же, но с обратным знаком – гибкости и легкости актерскому решению пока сильно недостает, а красивый и звучный баритон певца грешит псевдоопер­ным пережимом и неважной дикцией.

Коллективы Ростовског­о музтеатра в целом порадовали – в хорошей форме кордебалет, достойно звучит хор (хормейстер Елена Клиничева), оркестр прекрасно вжился в стилистику поздней венской оперетты, выдает звука ровно столько, сколько нужно, не пережимая и не гремя, добиваясь своего рода галантност­и звучания (дирижер Михаил Пабузин). Ростовскую «Сильву» не назовешь открытием, спектаклем, который переворачи­вает представле­ния и заставляет о себе говорить, но после него остается приятное послевкуси­е не зря потраченно­го вечера.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia