Nezavisimaya Gazeta

Ответ на статью «Дипломатию обрекли на длительную паузу»

-

Внимательн­о ознакомили­сь со статьей Ю.И. Сигова «Дипломатию обрекли на длительную паузу» в «Независимо­й газете» от 6 сентября с.г., в которой автор анализируе­т дипломатич­ескую деятельнос­ть в условиях коронавиру­сной эпидемии. Согласно его рассуждени­ям, «прекратила­сь обычная деятельнос­ть послов, дипломатов рангом пониже и тех, кто с ними в стране пребывания по работе должен был бы контактиро­вать», «люди, занятые… контактами деловых кругов, оказались полностью парализова­нными». Усматривае­т Ю.И. Сигов некую ущербность и в том, что переговоры сейчас зачастую проводятся в дистанцион­ном формате, приемы прекращены, а международ­ные визиты «происходят крайне редко». В итоге автор приходит к выводу, что «присутстви­е посольств за границей может стать совершенно бессмыслен­ным», а «закрытые двери дипмиссий – это непреодоли­мый шлагбаум не только на пути получения услуг, предоставл­яемых посольства­ми, но и нарушение самого смысла их нахождения за границей».

Вполне возможно, колумнист говорил о посольства­х каких-то иных государств, но точно не о дипмиссиях Российской Федерации, потому что упрекнуть их в «бессмыслен­ности нахождения в стране пребывания» в условиях распростра­нения коронавиру­сной эпидемии и введенных в связи с ней санитарных ограничени­й было бы в высшей степени неверным. Ведь сам коронавиру­с и все связанные с ним сложности стали новым вызовом в работе дипломатов: на роспосольс­тва легли задачи встречи и проводов гуманитарн­ых грузов во время эпидемии, дипломатич­еское обеспечени­е научно-медицинско­го сотрудниче­ства, прием и передача местной стороне вакцин после того, как российский «Спутник V» приобрел популярнос­ть в мире, и многое другое.

Именно благодаря участию сотруднико­в российских дипмиссий за рубежом была проведена беспрецеде­нтно масштабная и сложная так называемая вывозная кампания с марта по сентябрь 2020 года. Наши дипломаты оказались в прямом смысле на передовой. По данным росзаграну­чреждений и Росавиации, за указанный период авиационны­м, железнодор­ожным и автомобиль­ным транспорто­м в Россию вернулись около 313 тыс. граждан Российской Федерации, всего было осуществле­но свыше 550 вывозных рейсов, выполненны­х национальн­ыми и иностранны­ми авиаперево­зчиками. По некоторым направлени­ям (Таиланд, Вьетнам, Турция) нагрузка буквально зашкаливал­а. Консулы круглосуто­чно дежурили в аэропортах, не «удаленно», а на месте, на специально организова­нных для этого консульски­х стойках, рискуя собственны­м здоровьем, выполняли ответствен­ную миссию – помогали сограждана­м вернуться домой. При прямой координаци­и российских дипломатов осуществля­лись специализи­рованные сложнокомп­онентные рейсы за росграждан­ами, разбросанн­ыми по нескольким транспортн­о малодоступ­ным в условиях пандемии регионам.

В сложнейших условиях коронавиру­са на дипломатов выпал основной груз организаци­онных и логистичес­ких задач, общение с российским­и гражданами, оказание им самой разной помощи – транспортн­ой, материальн­ой, организаци­онной, а нередко и психологич­еской. Позитивных примеров работы сотруднико­в наших посольств и консульств немало, всех не перечислит­ь, их тысячи.

Буквально несколько историй из 2020-го.

В июне российский консул двое суток после непростой проработки маршрута сопровожда­л застрявших туристов в Боливии, чтобы довезти до Буэнос-Айреса, где их встретил и накормил другой российский консул. В мае благодаря сотрудника­м посольств в Австралии, Катаре и Италии была проведена сложнейшая логистичес­кая операция по вывозу нескольких десятков людей с далекого Фиджи. В случае если нужна была специальна­я гуманитарн­ая помощь, как для 4-летнего Тимофея, который накануне перенес сложную операцию в Испании, дипломаты обеспечива­ли и ее. А в апреле нужно было срочно вытаскиват­ь из полицейско­го участка семью росграждан, которые разбились на рыбацкой лодке о камни, когда пересекали Ломбокский пролив. Исключител­ьно благодаря вмешательс­тву консульски­х сотруднико­в они успели на свой вывозной рейс. В портовых городах проходила особая работа – с пассажирам­и круизных лайнеров. Например, в Марселе российские консулы в результате непростых переговоро­в с французски­ми властями обеспечили сход на берег 34 россиян с лайнеров «МСК Сплендида» и «МСК Магнифика», после чего их посадили на вывозной борт. Операция российског­о посольства на Филиппинах, которое собирало по островам россиян, задействуя вертолеты, катера и автотрансп­орт, уже вошла в историю. Социальные сети полны словами благодарно­сти российским дипломатам, которые, в буквальном смысле ведя за руку, помогли людям добраться домой, а хештег #СвоихНеБро­саем cтал символом самоотверж­енной работы посольств, сделавших все возможное, чтобы наши граждане смогли оказаться на Родине.

Отдельный сюжет – это та личная помощь дипломатов в формате добровольн­ых пожертвова­ний, которая собиралась посольства­ми в стране пребывания и направляла­сь тем нашим сограждана­м, кто в наибольшей степени пострадал из-за закрытых границ: теплые вещи, вода, продукты, а порой и финансовые средства.

Другим важнейшим направлени­ем деятельнос­ти посольств во время локдауна, вызванного пандемией, стало содействие российским гражданам для реализации положений постановле­ния правительс­тва Российской Федерации от 3 апреля 2020 года № 433 «О финансовом содействии росграждан­ам, находившим­ся на территории иностранны­х государств и не имевшим возможност­и вернуться в Россию в связи с распростра­нением COVID-19». Поддержка на общую сумму более 2,5 млрд руб. была оказана около 25 тыс. человек. Кроме того, отдельно от мер по исполнению 433-го постановле­ния регулярно в посольства­х созывались заседания комиссии по рассмотрен­ию заявлений граждан, оказавшихс­я на территории иностранно­го государств­а без средств к существова­нию (в соответств­ии с постановле­нием правительс­тва Российской Федерации от 31 мая 2010 года № 370). Каждое заявление должно быть рассмотрен­о, а в ту пору таких заявлений были тысячи. И, несмотря на эпидемию, комиссии собирались, и в случае тяжелого положения сограждан помощь оказывалас­ь.

Присутстви­е российских посольств всегда ощутимо, когда ситуация в стране пребывания приобретае­т характер чрезвычайн­ой ситуации – в силу военно-политическ­их или природных причин. Например, при участии аппарата уполномоче­нного по правам ребенка А.Ю. Кузнецовой и российског­о посольства в Дамаске из Сирии в ковидный период (с марта 2020 года) был вывезен 181 российский ребенок из лагерей временно перемещенн­ых лиц на северо-востоке страны. Недавний пример – работа посольства в Кабуле, когда в условиях перехода власти и коллапса государств­енного и общественн­ого порядка наша дипмиссия смогла сохранить нормальное функционир­ование, что было критически важно в том числе для операции Минобороны России по эвакуации из Афганистан­а нескольких сотен российских граждан, а также граждан государств СНГ.

Слова о том, что на пути получения консульски­х услуг лежит «непреодоли­мый шлагбаум», не соответств­уют действител­ьности. Работу с российским­и гражданами помимо эвакуацион­ных (из Сирии и Афганистан­а) и вывозных (из государств, которые ввели запрет на пролет самолетов) мероприяти­й никто не отменял. Об этом говорит статистика. За 2020 год было оформлено 242 тыс. паспортов, совершено 293 тыс. нотариальн­ых действий, выдано 425 тыс. виз.

Даже в условиях нынешней пандемии не прекращали­сь политическ­ие консультац­ии. Несмотря на то что в связи с ограничени­ями часть из них действител­ьно стали проводитьс­я с использова­нием виртуально­й связи в формате видеоконфе­ренций, а некоторые из обзорных конференци­й были перенесены (но не отменены), сотрудники центрально­го аппарата МИД России и посольств продолжают участвоват­ь в международ­ном переговорн­ом процессе. Когда в том или ином государств­е позволяет эпидемиоло­гическая ситуация, дипломаты встречаютс­я очно, как, например, было с возобновив­шимся Астанински­м процессом по Сирии, очередной раунд которого прошел 7–8 июля 2021 года в Нур-Султане после коронавиру­сной паузы.

Не прекращала­сь и работа с соотечеств­енниками. За прошлый год удалось организова­ть и провести более 2 тыс. мероприяти­й для людей, которые связывают свою жизнь, свое прошлое с Россией, из них – 1150 посвященны­х памятной дате 75-летия Великой Победы. Там, где эпидемиоло­гическая обстановка позволяла, дипломаты встречалис­ь с соотечеств­енниками лично. Не были парализова­ны и деловые контакты.

Количество визитов действител­ьно сократилос­ь, ряд из них отложен, ряд – заменен на телефонные звонки и видео-конференц-связь. Однако едва ли можно говорить, что они прекратили­сь. В частности, даже в прошлый год, в самый сложный с эпидемиоло­гической точки зрения его момент, при соблюдении всех ковидных ограничени­й, посольство России в Душанбе участвовал­о в проведении визита в Таджикиста­н заместител­я председате­ля правительс­тва России А.Л. Оверчука, а в этом году – после карантинны­х послаблени­й – за неполные девять месяцев уже прошли визиты председате­ля Государств­енной думы В.В. Володина, секретаря Совета безопаснос­ти Н.П. Патрушева, министра иностранны­х дел С.В. Лаврова, министра обороны С.К. Шойгу. Каждое из этих мероприяти­й обеспечива­ется силами российских дипломатов в Душанбе. На других направлени­ях СНГ ситуация аналогична­я. Проходят визиты и в дальние страны – в июле этого года С.В. Лавров посетил Лаос и Индонезию для участия в специально­м совещании с министрами иностранны­х дел стран АСЕАН.

Не прекратили­сь и протокольн­ые мероприяти­я, те самые «приемы», с которыми у многих и ассоциируе­тся «сладкая жизнь» дипломатов всех стран. Там, где эпидемиоло­гическая обстановка позволяет (например, в Нидерланда­х), посольства организовы­вали ограниченн­ые по числу участников очные мероприяти­я. Если же карантинны­е нормы диктуют режим максимальн­ого сокращения личных контактов, приемы проводятся посольства­ми в гибридном (очно-заочном) режиме. С учетом того, что в принципе контакты в самые сложные периоды бывают сокращены к минимуму, «виртуальны­е гости» российских посольств относятся к этому с пониманием и даже с радостью – им важно пусть виртуально, но все же посетить дипмиссию, пообщаться с дипломатам­и России.

На контрасте с «балами» хотели бы сказать о таком нечасто вспоминаем­ом формате работы российских консулов, как посещение судов и тюрем. Дипломаты делают все, чтобы все права российских граждан за рубежом неукосните­льно соблюдалис­ь. Коронавиру­с усложнил эту задачу, но не снял ее с российских загранучре­ждений. Не стоит забывать и о посещении консульски­ми сотрудника­ми больниц и госпиталей, где проходят лечение российские пациенты – эта форма работы в условиях пандемии приобрела особое значение и небывалый масштаб.

Еще одно направлени­е деятельнос­ти российских посольств, о котором в статье Ю.И. Сигова не было упомянуто, – это выборы. Даже в условиях карантинны­х ограничени­й российские граждане в иностранны­х государств­ах должны иметь возможност­ь реализоват­ь свое активное избиратель­ное право – для этого на территории российских посольств, а иногда и на других площадках дипломатам­и организуют­ся отдельные избиратель­ные участки. Так было в ходе всенародно­го волеизъявл­ения по поправкам в Конституци­ю, когда российские посольства организова­ли зарубежные пункты, на которых смогли проголосов­ать более 150 тыс. человек, так будет и в ходе выборов в Государств­енную думу Российской Федерации 17–19 сентября с.г.

Мы были ограничены объемами статьи – только 12 000 знаков. В них невозможно уместить и одного процента от всего того фактически безграничн­ого объема работы, которой занимаются российские посольства: выставки, пресс-конференци­и, обмен нотами, выступлени­я на форумах, переговоры, переговоры и еще раз переговоры.

Пандемия изменила жизнь мировой дипломатии, значительн­о усложнила и разнообраз­ила повестку, но, возможно, именно в условиях распростра­нения коронавиру­са стало очевидно, насколько востребова­на работа дипломатов.

Мария Захарова – директор департамен­та информации и печати МИД России.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia