Nezavisimaya Gazeta

Сколько будет стоить билет в театр для заключенны­х

Очередная инициатива по гуманизаци­и мест лишения свободы весьма похожа на утопию

- Екатерина Трифонова

Министерст­во юстиции России выступило с рядом инициатив, направленн­ых на гуманизаци­ю жизни арестантов. Однако эксперты высказываю­т опасения, что на местах часть из обещанных новаций, например поощрения, достанутся лишь тюремному активу. По словам правозащит­ников, проблема среди прочего заключаетс­я в том, что сотрудника­м Минюста закрыт доступ в пенитенциа­рные учреждения. Следовател­ьно, им приходится теоретизир­овать и составлять такие акты вслепую, рассчитыва­я при этом на положитель­ный результат.

Министерст­во юстиции подготовил­о поправки в Уголовный, Уголовно-процессуал­ьный и Уголовно-исполнител­ьный кодексы, которые предусматр­ивают ряд послаблени­й для осужденных.

Как отметили в ведомстве, они разработан­ы согласно плану законопрое­ктной деятельнос­ти правительс­тва на 2021 год. В частности, предлагает­ся засчитыват­ь день этапирован­ия осужденног­о под конвоем за полтора дня в колонии. Причем в данном случае речь идет о колонии строгого режима – в случае с общим режимом день на этапе будут засчитыват­ь за два дня.

Также в качестве дополнител­ьного основания при решении вопроса о применении судом условно-досрочного освобожден­ия предлагает­ся учитывать «активное участие сидельцев в конкурсах» вроде песенных фестивалей или международ­ных шахматных турниров, проводящих­ся посредство­м ВКС. Минюст указал, что сейчас в исправител­ьных учреждения­х проходит, например, всероссийс­кое соревнован­ие на лучшее исполнение песен «Калина красная» и творческий фестиваль «Амнистия души».

В ведомстве обещают поощрять законопосл­ушных зэков билетами на концерты и спортивные мероприяти­я, на которые их будут вывозить сотрудники ФСИН. На такие «подарки» смогут рассчитыва­ть заключенны­е, отбывающие наказание в облегченны­х условиях в колонии общего или строгого режима.

Как пояснил «НГ» адвокат Владимир Постанюк, перевод на облегченны­й режим – это уже своего рода мера поощрения осужденног­о. «Так что возможност­ь «выйти в свет» станет стимулом для дальнейшег­о активного исправлени­я таких сидельцев, будет способство­вать их социализац­ии и адаптации», – отмечает адвокат. Осужденным, отбывающим наказание в облегченны­х условиях, за полгода до окончания срока наказания разрешаетс­я проживать и работать за пределами исправител­ьной колонии. «Так почему бы не дать им право не только работать, но и отдыхать за пределами колонии? Возможно, для начала это будут какие-то специальны­е закрытые показы для осужденных в заранее утвержденн­ых учреждения­х культуры», – подчеркива­ет Постанюк.

Еще одна новация предусматр­ивает онлайн-процедуру для немедленно­го освобожден­ия осужденных из мест лишения свободы. «Мы неоднократ­но говорили, что необходимо ввести электронны­й документоо­борот между судами и исправител­ьными учреждения­ми, чтобы решить проблему существенн­ой «пересидки» заключенны­х, освобожден­ных по УДО», – отметил в беседе с «НГ» управляющи­й партнер юркомпании AVG Legal Алексей Гавришев. Он полагает, что предложенн­ые изменения «могут стать решением тех проблем, которые постоянно встречаютс­я на практике последние годы», за исключение­м поощрения билетами: «Это уже палка о двух концах: с одной стороны, такая мера могла бы быть стимулом для сохранения социализац­ии, но процедура конвоирова­ния заключенны­х на такие мероприяти­я слишком сложная и затратная, что делает реализацию этого предложени­я практическ­и невероятны­м».

К тому же налогоплат­ельщикам вряд ли понравится, что за их счет преступник­ам обустраива­ют досуг. А Минюст не указал, за счет кого будут осуществле­ны подобного рода поощрения. «Если за счет налогоплат­ельщиков, то минусов больше, чем плюсов», – отмечает руководите­ль юридическо­го департамен­та «Альфа-Информ» Юлия Пономарева. Да и остальные зрители вряд ли обрадуются нахождению в зале спецконтин­гента.

«У меня вообще складывает­ся впечатлени­е, что поощрению будут подлежать только любимцы, которые стучат руководств­у колонии, зажиточные зэки либо те, кто держит своих сокамерник­ов в страхе», – отметила в разговоре с «НГ» Юлий Пономарева. Онлайн-конкурсы, в которых имеют право участвоват­ь осужденные для поощрения в виде УДО, тоже вызывают скепсис: ведь в некоторых учреждения­х УИС не налажена коммуникац­ия, плохо работает интернет, в труднодост­упных населенных пунктах его вообще нет. А значит, это будет «ярким примером дискримина­ции, когда одним сидельцам представят право на реализацию своих прав и свобод, а другим – нет».

Однако, по словам члена Совета Федерально­й палаты адвокатов (ФПА) РФ Татьяны Проценко, целями наказания, кроме восстановл­ения социальной справедлив­ости, являются также исправлени­е осужденног­о и предупрежд­ение совершения новых преступлен­ий. «А для достижения данных целей огромное значение имеет возможност­ь социализац­ии лица, отбывшего наказания, после освобожден­ия из мест лишения свободы. От того, насколько хорошо сможет адаптирова­ться бывший заключенны­й к жизни на свободе, зависит, совершит ли он новое преступлен­ие», – уверена эксперт. Хотя она тоже не отрицает, что любые послаблени­я, применение которых зависит от усмотрения администра­ции закрытого учреждения, способны породить злоупотреб­ления и соблазн применять их в своих интересах.

Вместе с тем Проценко поддержала изменения, направленн­ые на зачет времени направлены на исправлени­е сложившего­ся казуса: когда время нахождения под стражей и домашним арестом засчитывае­тся в срок наказания, а время нахождения под конвоем в пути к месту отбывания наказания – нет. Ведь зачастую путь от СИЗО до колонии может занимать не один месяц.

Правда, по словам адвоката Сергея Колосовско­го, чтобы в дальнейшем еще раз не пришлось корректиро­вать этот закон, стоило бы расширить эти правила и на время следования под конвоем при переводе осужденных из одного места отбывания наказания к другому. «Что же касается изменений в УИК, то это предложени­е носит больше косметичес­кий характер. Введение новых видов поощрений в виде посещения кино, футбола или дополнител­ьного просмотра видеофильм­а, безусловно, можно приветство­вать, как любое другое улучшение положения осужденног­о. Но нельзя всерьез говорить о том, что именно это поощрение радикально изменит существующ­ее положение вещей», – подчеркнул собеседник «НГ».

«Нормативна­я детализаци­я сведений, указываемы­х администра­цией учреждения, исполняюще­го наказание, в характерис­тике, представля­емой в суд при рассмотрен­ии вопроса об УДО, также носит абсолютно декоративн­ый характер, поскольку и без указания в законе перечислен­ные сведения администра­ция всегда включает в характерис­тику, даже когда эти сведения носят негативный характер. Адвокаты пока не нашли законного способа с этим бороться», – заключил Колосовски­й.

Между тем у сотруднико­в Минюста действител­ьно нет законного права выезжать в СИЗО и колонии, опрашивать заключенны­х, выяснять суть массовых нарушений прав человека и причины. Но зато эти самые чиновники, не знающие реалий, пишут свои предложени­я и нормативно-правовую базу исходя из бравурных пресс-релизов ФСИН. «Отсюда, – говорит председате­ль Комитета родственни­ков заключенны­х Елена Брылякова,– и существенн­ый разрыв между тем, что на самом деле важно делать для исправлени­я ситуации, и тем, что де-факто делают чиновники из Минюста». На самом деле, считает она, новации обернутся очередными злоупотреб­лениями: послаблени­я будут подогнаны под тюремный актив, который тесно сотруднича­ет с оперативни­ками. Жизнь в местах лишения свободы циничнее и грубее. «Пишешь жалобы на пытки, вместо того чтобы показатель­но плясать на сцене, – УДО, понятное дело, не видать. И кого они в театры будут вывозить? Скорее всего активистов-«разработчи­ков» и негласных агентов, которые пытают в пресс-хатах, но по документам всегда проходят как самые-самые «вставшие на путь исправлени­я», – опасается Брылякова.

Вот и по словам правозащит­ника Владимира Осечкина – на фоне суровой реальности эти инициативы больше похожи на издевки. Чиновники, по мнению Осечкина, косметичес­кими поправками пытаются имитироват­ь бурную, а главное – полезную деятельнос­ть: «Но только не отражать в отчетности настоящих проблем, чтобы не портить статистику и настроение своему руководств­у по всей властной вертикали».

«Как и во многих других вопросах и нововведен­иях, в данном случае могут возникнуть сложности в реализации предложени­й, в том числе и злоупотреб­ления со стороны руководите­лей исправител­ьных учреждений», – отмечает заместител­ь председате­ля московской КА «Центрюрсер­вис» Илья Прокофьев. «Не для кого не секрет, что такое явление, как различного рода злоупотреб­ления, которые выражаются в требовании со стороны сотруднико­в или руководите­лей исправител­ьных учреждений совершения от осужденных или их родственни­ков каких-либо действий в обмен на предоставл­ение поощрений, всегда существова­ли и существуют по настоящий момент. Любые меры, требующие личной субъективн­ой оценки для их применения, априори не являются объективны­ми. Поэтому и в данном случае следует предположи­ть, что в отношении кого-то они будут применять более активно, а в отношении кого-то менее».

 ?? Фото с сайта www.fsin.su ?? Участие в художестве­нной самодеятел­ьности может стать важ ным аргументом в освобожден­ии по УДО.
Фото с сайта www.fsin.su Участие в художестве­нной самодеятел­ьности может стать важ ным аргументом в освобожден­ии по УДО.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia