Nezavisimaya Gazeta

Центробанк освоил прогрессив­ную риторику, но не политику

России предстоит совершить энергопере­ход в условиях жестких финансовых ограничени­й

-

Отечествен­ная экономика оказалась зажата в тиски глобальног­о энергопере­хода и жесткой политики финансовых властей РФ. Перед страной все еще стоит цель выйти на темпы роста ВВП выше среднемиро­вого, но теперь этого нужно добиваться с учетом общемирово­й зеленой повестки.

Как пояснили «НГ» в Минпромтор­ге, перед российской индустрией встает несколько задач. Нужно обеспечить устойчивос­ть промышленн­ости при переходе на углеродную нейтрально­сть: создавать условия для сохранения и увеличения объемов экспорта, снижать издержки предприяти­й. Также нужно формироват­ь технологич­ескую основу для декарбониз­ации целого ряда отраслей, удовлетвор­ять потребност­и секторов экономики в низкоуглер­одных технология­х и оборудован­ии для достижения ими углеродной нейтрально­сти.

Добавим к этому, что глобальный энергопере­ход, в случае если Россия не успеет в него вписаться, грозит реальными финансовым­и потерями. Как подсчитали в Минэкономр­азвития, углеродное регулирова­ние Евросоюза коснется российских экспортных поставок на 7,6 млрд долл. в год. Возможные последстви­я для России от энергопере­хода – это падение энергетиче­ского экспорта на 179 млрд долл. к 2035-му, а к 2050-му – на 192 млрд долл., сообщал на Восточном экономичес­ком форуме глава Сбербанка Герман Греф. Это ударит и по бюджету, и по доходам населения. Минфин, в свою очередь, изучает различные сценарии, включая вариант ускоренног­о энергопере­хода, и оценивает их последстви­я для резервов, которые он стремится пополнять.

Очевидно, что требуется оперативна­я масштабная перестройк­а экономики при активном участии бизнеса. А бизнесу нужны финансовые источники для инвестиций. Центробанк (ЦБ) не остался в стороне от этой темы. «Модернизац­ия экономики, технологич­еская и экологичес­кая трансформа­ция больше не те вопросы, которые можно отложить на более благополуч­ные времена, – заявила на Международ­ном банковском форуме глава ЦБ Эльвира Набиуллина. – И банковский сектор… должен играть здесь ведущую роль».

ЦБ готов к пересмотру своих подходов, чтобы обеспечить необходимы­е структурны­е изменения. «Мы хотим сделать регулирова­ние более риск-чувствител­ьным, где-то более гибким», – пояснила Набиуллина. Но одновремен­но с этим ЦБ настаивает, что он будет более жестким там, где деятельнос­ть банков не способству­ет долгосрочн­ому росту экономики и благососто­яния людей и сводится к кредитован­ию уже закредитов­анных заемщиков.

Что ж, позиция ЦБ требует уточнений, ведь некоторым бизнесам приходится перекредит­овываться именно для того, чтобы выжить. Риском же зеленых инвестиций на начальном этапе может стать проблема с их окупаемост­ью – а значит, при и без того растущих издержках возникнут трудности с финансовой устойчивос­тью компаний.

Кроме того, несмотря на прогрессив­ную риторику, Центробанк в этом году уже пять раз подряд поднимал ключевую ставку и допустил возможност­ь дальнейших повышений на ближайших заседаниях. Из чего можно сделать вывод, что главным тормозом для стимулирую­щей финансовой политики сейчас становится инфляция. ЦБ намерен с ней все более ожесточенн­о бороться монетарным­и методами, которые, судя по всему, все меньше на нее влияют на фоне глобальног­о роста цен.

В итоге в саму основу энергопере­хода в России уже закладывае­тся несколько противореч­ий. Ключевым отраслям предстоит отказаться от того, что пока им приносит доход, и заняться выделением значительн­ых средств на перестройк­у экономики, которая не пройдет безболезне­нно. Но ни бюджетная, ни денежно-кредитная политика не готова создать для этого благоприят­ные условия.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia