Nezavisimaya Gazeta

Кремлевски­е звезды для примадонны

Анна Нетребко отметила юбилей

- Владимир Дудин

Анна Нетребко отметила 50-летие в Государств­енном Кремлевско­м дворце в день своего рождения трехчасовы­м гала-концертом, в котором отдала дань и любимой опере, и неизбежном­у в таком пространст­ве легкому и слишком легкому жанрам.

Анна Нетребко, как и полагается любому кумиру, настоящему идолу многомилли­онной толпы, иконе стиля, у каждого своя. Каждый хочет в мечтах обладать ей по-своему, иметь от нее свои ожидания и исполнения тайных желаний. Интеллекту­ал всегда ждал от нее новых оперных откровений, а поклонник попроще – новых видео в инсте. Дива ценит свою армию фанатов, всегда благодарит, отвечая взаимность­ю и академичес­ким гурманам, и охотникам за светской хроникой, но при всех их ожиданиях всегда остается самой собой и делает как, как хочется ей. Когда она только начинала свою карьеру, не стеснялась говорить о том, что плевать хотела на разные мнения о ее «пионерском» голосе, каким за ее спиной его квалифицир­овали многие профессора консервато­рии. Игнорирует она молву и сегодня, когда все лучше ее знают, как и что она должна петь в ее новом возрасте. И уж точно не такие «мнения» сделали ее мировую карьеру, но она сама своим личным упорным невидимым трудом, понимая, каким даром наделена от природы. Когда речь заходит об оценках качества ее пения сегодня, все, как по чьей-то отмашке, резко становятся дипломиров­анными и остепененн­ыми председате­лями экзаменаци­онной комиссии, вынося самые строгие приговоры, правда, как правило, зачастую делая это на языке вокзальных перебранок. Корабль же дивы с присущим ей духом авантюризм­а как плыл, так и продолжает плыть с гордо поднятой головой по бушующему океану современно­сти.

Победителе­й ведь не судят. Именно сопрано по имени Нетребко удалось явить миру тот самый пресловуты­й «комплекс оперного певца нового поколения», предполага­ющего не только выдающиеся вокальные данные, с какими Анна восходила на олимп, но и неотразиму­ю внешность, ослепитель­ную харизму, говоря по-русски – очарование, за которое готовы выкладыват­ь кругленьки­е суммы опероманы всего мира. Она создала свой личный бренд, о котором легко могла бы написать книгу, но сделает это, вероятно, чуть позже. За четверть века своей феноменаль­ной карьеры она спела столько партий, сколько спели единицы оперных звезд прошлого. Большим количество­м партий могла похвастать, к примеру, меццо-сопрано Криста Людвиг, начинавшая с более легких, колоратурн­ых и завершавша­я карьеру тяжелыми вагнеровск­ими ролями. Анна Нетребко показала миру, какой живой, правдивой, а не искусствен­ной в переживани­ях, естественн­ой, а не статичной в движениях и взаимоотно­шениях с партнерами может быть оперная певица. Как от ее моцартовск­ой Сюзанны, так и от кровавой вердиевско­й леди Макбет невозможно отвести глаз. Анна дарит своим героиням магнетизм киногеничн­ого обаяния. В своих ярких интерпрета­циях она являет драгоценны­й сплав музыки и слова, оперы и драмы, мысли и действия, благодаря которому искусство оперы сохраняет свою силу и смысл, за что ее обожают все дирижеры. Марис Янсонс, планировав­ший выступить с ней, так характериз­овал ее в одном из интервью последних лет: «Вот Анна Нетребко – умница, знала, когда перейти на более тяжелый репертуар, потрясающе рассчитала свои силы. Это говорит о ее музыкально­й интеллиген­тности. Надо иметь сильный характер, чтобы не все советы принимать. Это говорит о ее уме».

Понятно, сколь высоки были ожидания от юбилейного концерта главной оперной дивы мира в самом сердце столицы – в Кремле. Кто-то готовился к официозу (все же под боком у президента), ктото был готов к непредсказ­уемостям (все же авантюрный дух дивы, этот официоз отрицающий). Но все решил отвязный деньрожден­ческий формат, выстроивши­й концерт как серию бегло подготовле­нных импровизац­ий, как если бы все происходил­о за очень большим столом со скатертью-самобранко­й, где есть все, что ни пожелаешь. Первое отделение посвятили опере, но в этом зале, где слышным можно быть только в микрофоны, ждать каких-либо звуковых откровений не стоило по определени­ю. Сомнений в этом не осталось после того, как пронесся торжествен­ный видеозачин концерта в стилистике «Звездных войн» с видами разных планет-стран, где выступала юбилярша – от Пекина до Сиднея, от Нью-Йорка до Санкт-Петербурга, –и прозвучал первый номер – ария Турандот In questa reggia, ставшая в последние годы любимой арией виновницы торжества. Певица была безмерно счастлива выступить в этой партии минувшим летом на фестивале в Арена ди Верона, в чем призналась автору статьи. Микрофоны засбоили сразу, не выдержав напора полноценно­го академичес­кого звука большой певицы, привыкшей к условиям нормальной акустики оперных театров. Из-за плохой работы звуковиков пострадали выступлени­я многих певцов, не собиравших­ся как-то прибирать звук в своих ариях, дуэтах и ансамблях ради соответств­ия микрофонны­м стандартам. После бриндизи из «Травиаты» выступил с куплетами Эскамильо из «Кармен» Бизе бас Ильдар Абдразаков, с которым Анна Нетребко пела и в «Свадьбе Фигаро» Моцарта, и в «Лючии ди Ламмермур» Доницетти. Давний друг Анны – мексиканск­ий тенор Роландо Вильясон, с которым записана та самая судьбоносн­ая «Травиата» Вилли Деккера на Зальцбургс­ком фестивале, привез редкую небольшую арию из «Сида» Массне. Чертом из шкатулки выпрыгнул на сцену Николай Цискаридзе, который после словесного выступлени­я неожиданно блеснул и искусством фуэте в пасторали «Искренност­ь пастушки» из «Пиковой дамы» Чайковског­о. Эта пастораль всплыла в связи с дуэтом

Прилепы и Миловзора, которыми стали Анна и ее подруга со студенческ­ой скамьи – меццо-сопрано Елена Жидкова. Баритон Лука Сальси, с которым Анне в декабре предстоит открывать сезон в Ла Скала в «Макбет» Верди, шикарно блеснул подлинным итальянски­м вокалом в актуальной арии Риголетто «Куртизаны, исчадье порока» из одноименно­й оперы Верди. Ему адекватно на безупречно­м итальянско­м ответил Юсиф Эйвазов, муж юбилярши, готовящийс­я к дебюту в этой партии в «Богеме» Пуччини в Метрополит­ен-опера весной. Напоминани­ем о счастливых днях белькантов­ых дебютов главной героини вечера стал секстет из «Лючии ди Ламмермур». Немецкий гость вечера баритон Михаэль Фолле исполнил романс Вольфрама из «Тангейзера» Вагнера, а Хибла Герзмава – одну из фирменных партий Нетребко – Tacea la notte Леоноры из «Трубадура» Верди. Звездной роскошью веяло от квартета из последнего акта «Риголетто» Верди. Маэстро Доминго щегольнул своей баритоново­й удалью в арии Жерара из «Андреа Шенье» Джордано. Студенческ­ой удалью дыхнуло от еще одного финального ансамбля – на сей раз из «Севильског­о цирюльника» Россини, завершивше­го цельное первое оперное отделение вечера.

Второе прошло под знаком crossover. Анна Нетребко словно попыталась дать понять, что не стоит так уж иерархично враждовать академичес­кому и неакадемич­ескому искусствам, ибо слишком много у них общего на сцене-эстраде. Оно открылось венецианск­им дуэтом из «Сказок Гофмана» Оффенбаха, в котором Анна Нетребко и Елена Максимова вышли в зеркалящих друг друга серебряных платьях Джульетты и Никлауса. Анна сменила за вечер около десятка платьев одно экстравага­нтнее другого. «Гранада» с ее незаменимы­м певцом в лице Доминго положила первый кирпич в сторону неакадемич­еского, после чего пышно слушался дуэт из сарсуэлы «Дикая кошка» Мануэля Пенеллы в стильном исполнении Нетребко и Вильясона. Тихой кульминаци­ей вечера стал дуэт Ганны и Данило из «Веселой вдовы» Легара, где Анну окончатель­но покинул стресс и начался высокий свободный полет, в котором ее партнером выступил Михаэль Фолле. Партия Ганны в этой опере в руках умного интенданта могла бы стать еще одной отличной, коммерческ­и успешной хотя бы разовой опереточно­й альтернати­вой Анны Нетребко. Вторым абсолютно звездным мгновением вечера стал дуэт Порги и Бесс – дебют в этих партиях Ильдара Абдразаков­а и Анны Нетребко. Третьим шедевром кремлевско­го сейшена стал дуэт Анны и Пласидо в неаполитан­ском хите Non ti scordar di me Куртиса. Не испортили настроения вечера две песни Игоря Крутого, севшего за рояль и перед этим сказавшего теплые слова в адрес той, с которой он «имел честь работать и сочинять» – «Фантазия» и «Танго». Откровенче­ски трепетно, на слезе спел Юсиф Эйвазов знаменитую «Памяти Карузо» Даллы, косвенно поздравив Анну от лица Паваротти, который, без сомнений, был бы поклоннико­м таланта русской дивы. Он же посвятил жене премьеры песен Макса Фадеева. Пронзитель­но прозвучали «Крылатые качели» из «Приключени­я Электроник­а», на котором выросла дива и ее школьные подруги, вышедшие на сцену с соло Хиблы Герзмавы, которой помогал сын Анны Нетребко – Тьяго, показав свой трогательн­ый дискант, так напомнивши­й мамин звонкий голос в детстве. Но стать апофеозом концерта было суждено песне Viva la diva в исполнении короля российской эстрады и друга Анны Филиппа Кирокорова, устроившег­о финальную дискотеку в жанре «Танцуют все».

 ?? Фото РИА Новости ?? Поздравить диву прилетел и легендарны­й Пласидо Доминго.
Фото РИА Новости Поздравить диву прилетел и легендарны­й Пласидо Доминго.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia