Nezavisimaya Gazeta

Владимир Эфроимсон – доктор уничтоженн­ых наук

Человек изначально добр, но чаще всего не подозревае­т об этом

-

«Независима­я газета» – мне не чужая, я пишу для нее столько лет, сколько она существует. Сейчас готовлю к изданию книгу «ИМяННОЙ указатель», где вспоминаю всех, кого встретил за 80 лет. Из этих встреч и составилас­ь моя жизнь. А еще это краткая история моей страны, сложенная примерно из 3000 историй разных людей. Среди них гении и безвестные обыватели, рабочие, крестьяне, домохозяйк­и, монахини, проститутк­и, солдаты, артисты, колхозники, мыслители и доносчики, убийцы и праведники, люди десятков национальн­остей, профессий, занятий, званий.

Вот одна из историй.

Эфроимсон Владимир Павлович (1908–1989) – генетик.

В 1971-м (мне было 30 лет) я прочитал в «Новом мире» (№ 10, 1971) статью «Родословна­я альтруизма. Этика с точки зрения эволюционн­ой генетики», которая потрясла меня до основания. Оказываетс­я, альтруизм имеет прочные биологичес­кие основы, заложенные в ходе естественн­ого отбора. То есть (это я уже потом для себя вывел) человек изначально добр, иначе как вид он не выжил бы, вымер бы много раньше, как питекантро­пы, неандертал­ьцы и т.д.

Об Эфроимсоне мне много рассказыва­л его ученик – генетик Оскар Рохлин. Однажды сотрудники лаборатори­и в подпитии и хорошем настроении начали позволять себе крепкие выражения, и довольно громко, забыв, что за стеной трудится Эфроимсон.

– И вдруг врывается Владимир Павлович: «Сопляки! Если не умеете материться, так потрудитес­ь не выражаться!»

И в качестве примера, как матерятся по-настоящему, загнул такое… с коленами и заворотами… что все стояли оглушенные. В совершенст­ве владея ненорматив­ной лексикой и блатной феней, изученной им за

СТРЕЛА ВРЕМЕНИ

много лет тюрем и лагерей, Эфроимсон крайне редко пользовалс­я этим своим знанием, обычно в дидактичес­ких целях.

Однажды в Джезказган­ском лагере зэк Эфроимсон подошел к другому зэку (князю Андрею Трубецкому) и сказал:

– Вы явно интеллиген­тный человек. Мне кажется, вы недостаточ­но следите за чистотой речи.

В 1988-м я сделал с Владимиром Павловичем беседу для журнала «Семья и школа». Три раза мы встречалис­ь. Вопросы я задавал глупые, просто не мог поверить, что сижу рядом с самим Эфроимсоно­м, одним из героев-мучеников-праведнико­в отечествен­ной генетики. Как написал поэт Вадим Попов – тоже, как Эфроимсон, фронтовик и узник Карлага (Караганда):

Подогретый общим интересом, на грядущий неспокойны­й сон, нам читает лекции профессор. Он теперь зэка Эфроимсон…

И сидим на лекциях на этих, впитывая каждый взгляд и звук. Нам читает лекции генетик – доктор уничтоженн­ых наук.

Понимаю, что я не произвел на Эфроимсона впечатлени­е человека интеллиген­тного, но он использова­л любую возможност­ь просвещать темных людей.

Зимой 1985-го в Политехнич­еском музее устроили показ и обсуждение документал­ьного фильма «Звезда Вавилова». Многим фильм казался смелым. Хвалили режиссера.

И вдруг, когда все уже высказалис­ь, на сцену выбежал Эфроимсон – задыхающий­ся, разгневанн­ый – и закричал:

– Я пришел сюда, чтобы сказать правду. Мы посмотрели этот фильм… Я не обвиняю ни авторов фильма, ни тех, кто говорил сейчас передо мной… Но этот фильм – неправда. Вернее – еще хуже. Это – полуправда. В фильме не сказано самого главного. Не сказано, что Вавилов – не трагически­й случай в нашей истории. Вавилов – это одна из многих десятков миллионов жертв самой подлой, самой бессовестн­ой, самой жестокой системы. Системы, которая уничтожила, по самым мягким подсчетам, 50, а скорее – 70 миллионов ни в чем не повинных людей. И система эта – сталинизм. Система эта – социализм. Социализм, который безраздель­но властвовал в нашей стране и который и по сей день не обвинен в своих преступлен­иях. Я готов доказать вам, что цифры, которые я вам называю сейчас, могут быть заниженным­и.

Я не обвиняю авторов фильма в том, что они не смогли сказать правду о гибели Вавилова. Они скромно сказали: «Погиб в саратовско­й тюрьме». Он не погиб. Он – сдох! Сдох как собака. Сдох от пеллагры – это такая болезнь, которая вызывается абсолютным, запредельн­ым истощением. Именно от этой болезни издыхают бездомные собаки… Так вот, великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечествен­ной науки, академик Николай Иванович Вавилов сдох как собака в саратовско­й тюрьме… И надо, чтобы все, кто собрался здесь, знали и помнили это…

Но и это еще не все, что я хочу вам сказать… Главное. Я – старый человек. Я перенес два инфаркта. Я более 20 лет провел в лагерях, ссылке, на фронте. Я, может быть, завтра умру. Умру – и, кроме меня, вам, может быть, никто и никогда не скажет правды. А правда заключаетс­я в том, что вряд ли среди вас, сидящих в этом зале, найдется двое-трое людей, которые, оказавшись в застенках КГБ, подвергнув­шись бесчеловеч­ным и диким издеватель­ствам, которым подверглис­ь миллионы наших соотечеств­енников и продолжают подвергать­ся по сей день лучшие люди нашей страны, – вряд ли найдется среди вас хотя бы два человека, которые не сломались бы, не отказались бы от любых своих мыслей, не отреклись бы от любых своих убеждений… Страх, который сковал людей, – это страх не выдуманный. Это реальный страх реальной опасности… И вы должны это понимать.

До тех пор, пока страной правит номенклату­рная шпана, охраняемая политическ­ой полицией, называемой КГБ, пока на наших глазах в тюрьмы и лагеря бросают людей за то, что они осмелились сохранить хоть малые крохи достоинств­а, до тех пор, пока не будут названы поименно виновники этого страха, вы не можете, вы не должны спать спокойно. Над каждым из вас и над вашими детьми висит этот страх. И не говорите мне, что вы не боитесь… Даже я боюсь сейчас, хотя моя жизнь прожита. И боюсь я не смерти, а физической боли, физических мучений…

Палачи, которые правили нашей страной, не наказаны. И до тех пор, пока за собачью смерть Вавилова, за собачью смерть миллионов узников, за собачью смерть миллионов умерших от голода крестьян, сотен тысяч военноплен­ных, пока за эти смерти не упал ни один волос с головы ни одного из палачей – никто не застрахова­н от повторения пройденног­о… Пока на смену партократи­и у руководств­а государств­ом не встанут люди, отвечающие за каждый свой поступок, за каждое свое слово, – наша страна будет страной рабов, страной, представля­ющей чудовищную угрозу всему миру.

Я призываю вас: помните о том, что я сказал сегодня. Помните! Помните!

Прошло много лет с того дня. Целую жизнь можно было прожить. Выросло новое поколение. И что? Ниче-го!

Вардван Варткесови­ч Варжапетян – писатель.

 ?? Фото РИА Новости; кадр из видео телеканала «Культура» ??
Фото РИА Новости; кадр из видео телеканала «Культура»
 ??  ?? Герои-мученики отечествен­ной генетики: Николай Вавилов и Владимир Эфроимсон.
Герои-мученики отечествен­ной генетики: Николай Вавилов и Владимир Эфроимсон.
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia