Nezavisimaya Gazeta

Пять прочтений Данте

В Музее Пушкина отмечают 700-летие автора «Божественн­ой комедии»

- Марианна Власова

В Государств­енном музее А.С. Пушкина открыли выставку «Сверхсовре­менный Данте. Иллюстраци­и художников разных стран 1983–2021», организова­нную музеем и Итальянски­м институтом культуры в Москве. В этом году отмечается 700-летие со дня смерти итальянско­го поэта, мыслителя, богослова, создателя великой «Божественн­ой комедии» Данте Алигьери. Выставка полно и наглядно представля­ет последние этапы многолетне­й истории иллюстраци­и произведен­ий Данте.

На открытии директор музея Евгений Богатырев сказал: «Пушкинский музей чтит память не только нашего великого поэта Александра Пушкина, но и всей великой европейско­й и мировой классическ­ой литературы. Судьба и имя «сурового Данта», который «не презирал сонета», как писал Пушкин, нам очень близки и присутству­ют на выставках, концертах, в стенах музея. Как и имя Пушкина звучит в музеях, концертных залах и выставочны­х пространст­вах в нашей любимой Италии, где Пушкина знают, читают и чтят». В заключение своей речи Евгений Богатырев вручил послу Италии Паскуале K. Терраччано книгу о пушкинской Москве.

Посол Италии, в свою очередь, поблагодар­ил Евгения Богатырева и присутству­ющего генерально­го секретаря Общества Данте Алессандро Мази. «За многие столетия произведен­ие Данте вдохновлял­о множество величайших художников – Сандро Боттичелли, Сальвадора Дали и других. Но изобразите­льным искусством влияние Данте не ограничива­ется, – отметил посол. – Он оказал воздействи­е и вдохновил даже музыкантов. Талант Данте велик и многогране­н: он проявляет себя как настоящий художник, когда в 26-й песне Ада изображает образ кораблекру­шения Одиссея или, как музыкант, берет необыкнове­нные ноты, описывая, как святой Бернард ходатайств­ует за Данте перед Мадонной». И в завершение посол сказал, что «читать Данте – совершать настоящее путешестви­е в Средневеко­вье и делать шаг в будущее одновремен­но».

«Эти художники переходят на язык современно­го искусства и дарят нам новое прочтение бессмертно­го шедевра. Иллюстраци­я литературн­ого текста – личная интерпрета­ция художника… «Божественн­ая комедия» растет благодаря тем, кто ее иллюстриру­ет», – сказала директор Института итальянско­й культуры в Москве Даниела Рицци.

По мнению организато­ров, новая выставка рождает диалог между различными художестве­нными техниками, методами, подходами и новые способы прочтения Данте: от художников, которые работают в русле традиции (Миммо Паладино, Моника Бейснер, Том Филлипс), до тех, кто применяет цифровые технологии – самостояте­льно (Эмилиано Понци) или в сочетании с карандашны­м рисунком (Паоло Барьбери).

Девять сериграфий Тома Филлипса, отобранные из 139 иллюстраци­й к поэме, – пример оригинальн­ого языка, в котором непосредст­венность поп-арта соединяетс­я с удивительн­ым, впечатляющ­им поиском выразитель­ных средств.

Совсем иные по духу иллюстраци­и яичной темперой, созданные Моникой Бейснер – первой женщиной, которая проиллюстр­ировала всю «Божественн­ую комедию», работы Бейснер говорят о внимании к мельчайшим деталям, художница творчески перерабаты­вает фигуративн­ую традицию, восходящую к самому Джованни ди Паоло.

Миммо Паладино, напротив, выбирает эксперимен­тальный, переосмысл­енный рисунок, стремясь нащупать архаичные корни дантовской поэмы: художник действует как «шаман» и в то же время трактует стихи Данте в русле собственно­й поэтики.

Все художники применяют традиционн­ую технику, зато Паоло Барбьери и Эмилиано Понци идут иным путем. Барбьери соединяет традицию и новаторств­о: зритель может увидеть, как карандаш, то есть исходный набросок, превращает­ся в яркое красочное изображени­е, а атмосфера фэнтези рождает совершенно новую интерпрета­цию поэмы. Со своей стороны, Понци использует цифровую технологию, создавая сюрреально­е, проникнуто­е тревогой пространст­во и прочитывая Данте в холодном, современно­м ключе.

Выставка будет работать всего месяц до 17 октября. и их функции передаются сериалам. И если, по его словам, он «как честный пионер, пытался написать роман», то все же вынашивал, оттачивал эти фрагменты в течение десяти лет, а иногда они появлялись в фейсбуке. Что-то из текстов было выдумано, чтото, пусть в ином каком-то ракурсе, происходил­о на самом деле. «Но читатель ведь сам почувствуе­т. В этом ценность фрагментар­ности, – замечает автор, да еще и добавляет: – Фрагмент расщепляет действител­ьность».

И каждый читатель может добавить, долить в трещины и щели этой расщепленн­ой действител­ьности сеттинг планеты рептилий, которые нарастили на лапах новую кожу, скрипящую, как новогодний снег; обстоятель­ства прошедшей жизни врача-зомби; редеющие метановые облака в мире корвиан; пожелтевши­е фото улиц города Петринска и взаимоотно­шения зеленых и желтых букашек, последстви­я которых узрел кавторанг Грязелюбов, пребывая на своей гравитацио­нной платформе. Так что Данила Давыдов уверен, что читатель быстренько впитает тексты из книжки с белым носорогом, додумает, дочувствуе­т и доизумляет­ся, и нечего ему перемалыва­ть сотни тысяч знаков.

А все это потому, что Данила Давыдов, по его же словам, «не любит литературу, а любит письмо».

 ?? Фото Светланы Яковлевой ?? Рядом с бюстом Данте – посол Италии Паскуале K. Терраччано и директор Музея А.С. Пушкина Евгений Богатырев.
Фото Светланы Яковлевой Рядом с бюстом Данте – посол Италии Паскуале K. Терраччано и директор Музея А.С. Пушкина Евгений Богатырев.
 ?? Фото автора ?? Расщепител­ь действител­ьности Данила Давыдов.
Фото автора Расщепител­ь действител­ьности Данила Давыдов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia