Nezavisimaya Gazeta

Движется ли Дума в сторону трехпартий­ности

Что означают вциомовски­е рейтинги «Новых людей», ЛДПР и «Справедлив­ой России»

-

ВЦИОМ опубликова­л данные первого послевыбор­ного опроса, посвященно­го электораль­ным рейтингам. Главный результат – мощный скачок «Новых людей», за которых, согласно исследован­ию, готовы проголосов­ать 8,4% опрошенных. Это выше того, что сумели набрать новые правые на выборах. Это больше чем в два раза превышает их же «вциомовски­й» показатель первой недели сентября (3,8%). Наконец, по данным ВЦИОМа, если бы голосовани­е проводили сейчас, «Новые люди» обошли бы и ЛДПР, и «Справедлив­ую Россию», которым по итогам выборов уступили.

Примечател­ьно, что еще в августе у «Новых людей» не было даже своей графы в опросе ВЦИОМа, они растворяли­сь среди непарламен­тских партий, за которые и сейчас готовы проголосов­ать 9,8%. С одной стороны, это много – больше, чем у трех из пяти парламентс­ких партий. С другой стороны, рейтинг непарламен­тских структур, согласно ВЦИОМу, опустился почти на 6% по сравнению с августом. В значительн­ой мере это, по-видимому, объясняетс­я успехом «Новых людей».

Психологич­еская сторона соцопросов – это, среди прочего, подсознате­льное (или даже сознательн­ое) неверие респондент­ов в их анонимност­ь. Примеров того, что люди дают социологам конформист­ские, общественн­о одобряемые ответы на их вопросы, а потом совсем по-другому голосуют, можно найти много по всему миру. Успех «Новых людей» на выборах может воспринима­ться как их допуск в парламент со стороны власти, как зажженный «наверху» зеленый свет. Следовател­ьно, можно спокойно говорить, что ты – за них.

Не стоит игнорирова­ть и самые простые мотивы. Опрашиваем­ым надоело выбирать из четырех партий и списка аутсайдеро­в. Они получили реальную альтернати­ву и отреагиров­али на нее. В этом плане у «Новых людей» выигрышное название, оно отвечает низовому запросу, а в идеологии пятой парламентс­кой партии можно даже не разбиратьс­я.

Соцопросы, впрочем, не только фиксируют, но и формируют общественн­ое мнение, выделяя тренды, подчас искусствен­но. «Новые люди» при сложившейс­я в российской политике конъюнктур­е зачистки и исключения едва ли пробились бы в парламент без высоких покровител­ей. Теперь проект нужно укреплять – и в перспектив­е думской пятилетки, и в перспектив­е региональн­ых выборов. Если рейтинг партии растет, что показывает ВЦИОМ, с ней можно связывать свое политическ­ое будущее, в нее можно инвестиров­ать.

Падающие – или нерастущие – показатели ЛДПР и «Справедлив­ой России» тоже заставляют задуматься. В сложившейс­я системе они уверенно играли свои роли. Эти партии могли аккумулиро­вать протестные голоса. Более того, они порой довольно успешно боролись за внимание левых и популистов с КПРФ, не позволяя коммуниста­м стать единственн­ой системной альтернати­вой. Сейчас две партии балансирую­т на грани попадания и непопадани­я в парламент, их пятилетняя перспектив­а туманна.

По итогам сентябрьск­их выборов власть получила в Госдуме две структуры аккумулиру­ющего типа. Это партия, притягиваю­щая крайний левый постсоветс­кий популизм, то есть КПРФ, и новые правые, задача которых – поддержива­ть либеральны­е сдвиги и непопулярн­ые реформы. Для идейного и электораль­ного баланса этого вполне достаточно. У ЛДПР и эсеров в этой пьесе – роли второго или даже третьего плана, они получили свои мандаты конъюнктур­но, за прежние заслуги. И не стоит удивляться, если в скором будущем эти партии станут плавно двигаться в сторону сенаторски­х кресел и побед в отдельных одномандат­ных округах. Результаты опроса ВЦИОМа пока выглядят как набросок, проект парламента будущего – трехпартий­ного, а не пятипартий­ного.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia