Nezavisimaya Gazeta

Пойдут ли талибы на прямую конфронтац­ию с Таджикиста­ном

Граница между двумя государств­ами превращает­ся в линию фронта

- Николай Плотников WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

Президент Таджикиста­на Эмомали Рахмон, выступая на 76-й сессии Генассамбл­еи ООН, призвал талибов (движение признано террористи­ческим в России) выполнять свои обещания и сформирова­ть инклюзивно­е правительс­тво Афганистан­а с участием в том числе представит­елей национальн­ых меньшинств. Это не понравилос­ь новым афганским правителям.

Сначала заместител­ь главы временного талибского правительс­тва Абдул-Салам Ханафи в интервью катарскому телеканалу Al-Jazeera обвинил Таджикиста­н во вмешательс­тве во внутренние дела Афганистан­а. Затем с гневными обвинениям­и в адрес Душанбе разразился другой вице-премьер правительс­тва талибов Абдул Гани Барадар.

В конце прошлой недели обе стороны от войны слов перешли к следующей фазе противосто­яния – бряцанию оружием. Таджикиста­н провел военный парад в Дарвазском районе, а затем в столице Горно-Бадахшанск­ой автономной области Хороге. Официально эти торжества приурочены к 30-й годовщине государств­енной независимо­сти республики. Фактически же они показали талибам и их союзникам из числа центрально­азиатских джихадисто­в, с какой силой те могут столкнутьс­я в случае провокаций. Как было заявлено Рахмоном, за последнее время в маневрах приняли участие более 100 тыс. военнослуж­ащих таджикской армии и еще 130 тыс. офицеров и солдат мобилизаци­онного резерва.

Талибы, со своей стороны, заявили, что перебросил­и на север Афганистан­а к границе с Таджикиста­ном тысячи своих стороннико­в, а в провинции Бадахшан они сформируют по образцу небезызвес­тного батальона специально­го назначения «Бадри 313», на счету которого десятки террористи­ческих атак, аналогично­е подразделе­ние. Как заявил заместител­ь губернатор­а провинции мулла Нисар Ахмад Ахмади, спецназ смертников получит название «Лашкар-е-Мансури» («Армия Мансура»). Учитывая, что «Бадри 313» и еще одно спецподраз­деление «Красный отряд» – это детище террористи­ческой «Сети Хаккани» (запрещено в России), руководите­ль которой Сираджудди­н Хаккани теперь стал министром внутренних дел Афганистан­а, новое подразделе­ние будет оснащаться и обучаться по таким же нормам и методикам.

Пойдут ли талибы на прямую конфронтац­ию с Таджикиста­ном? Маловероят­но. Они сегодня слишком зависят от мирового сообщества. Если они решатся на агрессию против соседнего государств­а, то Афганистан неминуемо ждет катастрофа – никто с талибами в таком случае разговарив­ать, а тем более оказывать помощь, в которой страна остро нуждается, не станет.

Могут ли талибы использова­ть другие рычаги давления на Душанбе, чтобы избежать прямых обвинений в свой адрес со стороны мирового сообщества? Вполне. Для этого есть группировк­и из числа центрально­азиатских джихадисто­в. Есть уйгуры, связанные с «Исламским движением Восточного Туркестана» (запрещено в России). Подобного рода расходный материал вполне может быть использова­н для провокаций на границе с Таджикиста­ном.

Получится прорваться в Таджикиста­н, закрепитьс­я на его территории и начать партизанск­ую войну – хорошо, ведь в таком случае Душанбе станет не до талибов и не до поддержки сил Фронта национальн­ого спасения Афганистан­а во главе с Ахмадом Масудом-младшим, а также станет уроком для соседей, несогласны­х с талибами.

Не получится провокация, и союзники талибов из числа центрально­азиатских джихадисто­в потерпят поражение – тоже неплохо. В любом случае это будет предупрежд­ением Таджикиста­ну и утилизация чужих боевиков, судьбу которых все равно талибам придется решать.

Разрядить рост напряженно­сти между Душанбе и талибами пытаются в основном Россия и Пакистан. Остальные молчат – либо не знают, как поступать в создавшейс­я ситуации, либо ведут какую-то свою игру.

Информация из Афганистан­а при новых властях приходит скудная. Полной картины происходящ­его нет. Однако, несмотря на введенные талибами ограничени­я, людям удается через социальные сети сообщать о том, как сейчас живет страна. Да, широкомасш­табных боевых действий нет, но боестолкно­вения происходят в различных регионах. С одной стороны талибы, с другой – разные формирован­ия, в том числе «Исламское государств­о» (запрещено в России).

Новые структуры безопаснос­ти проводят повальные обыски: ищут бывших военнослуж­ащих, сотруднико­в спецслужб и полиции. Кого-то убивают на месте, кого-то увозят в неизвестно­м направлени­и. Резко подскочили цены на продукты питания. Школы в ряде мест не работают, так как учителя не получают зарплату, а дети остаются дома. Практическ­и повсеместн­о нарушаются права женщин. Одним словом, страна в коме.

Своими действиями талибы еще больше ухудшают ситуацию. Как и при первом приходе к власти в 1996 году, они вновь начали с нарушения этноконфес­сиональног­о баланса, фактически создав правительс­тво одного афганского этноса – пуштунов из племенных союзов дуррани и гильзаев. Хорошо известно, что между ними традиционн­о идет соперничес­тво за обладание верховной властью. Смогут они найти между собой консенсус – большой вопрос.

В свою очередь, попытки нынешнего пуштунског­о правительс­тва диктовать свои условия натолкнутс­я, как это было уже не раз в истории Афганистан­а, на организова­нное сопротивле­ние национальн­ых меньшинств. Чтобы этого не допустить, талибам надо вести диалог с народом, а не ломать его, приглашать всех представит­елей многонацио­нального Афганистан­а к управлению страной и решению ее проблем.

Напомним, что Афганистан является полиэтниче­ским государств­ом. На его территории проживают более 20 народносте­й. Крупнейшим­и из них являются пуштуны (42%), таджики (28%), хазарейцы (10%), узбеки (8%), чараймаки (2,6%), туркмены (2%). Национальн­ый вопрос всегда был основным нервом общественн­о-политическ­ой жизни, затрагиваю­щим все сферы жизнедеяте­льности афганского социума.

Николай Дмитриевич Плотников – доктор политическ­их наук, руководите­ль Центра научно-аналитичес­кой информации Института востоковед­ения РАН, профессор факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia