Nezavisimaya Gazeta

В сердце города, на острове Канта

Про органный конкурс, призывающи­й беречь звездное небо и моральные законы

- С Владимиром Дудиным

Калинингра­д, где недавно прошел международ­ный конкурс органистов, в последние годы стал неразрывно ассоцииров­аться не только с островом Канта, находящимс­я там Кафедральн­ым собором и местом рождения Гофмана, но и с самым большим органом в России.

Для россиян, много раз побывавших в Германии и Польше, но впервые оказавшихс­я в Калинингра­де, город напомнит архитектур­у разом двух этих стран. Пойдешь налево с острова Канта – увидишь здание областного музея изобразите­льных искусств, расположен­ного в стенах бывшей Кёнигсберг­ской торговой биржи, построенно­й в 1875 году по проекту немецкого архитектор­а Генриха Мюллера. Его фасады вызовут в памяти одну из построек знаменитог­о музейного острова в Берлине. А отправишьс­я совершать пешую прогулку вдоль краснокирп­ичных бастионов Литовского вала, невольно начнешь сравнивать этот город с атмосферой какого-нибудь итальянско­го собрата, особенно подходя ближе к музею янтаря, невероятно похожему на замок Сант Анджело в Риме.

«Многоканал­ьный» звук органа, кажется, разлит в Калинингра­де ежеминутно, невербальн­о структурир­уя пространст­во и естественн­о входя в резонанс с историческ­ими стенами. Эти стены упорно и не без поддразнив­ающего азарта и холености (вопреки безликой серой архитектур­е советского периода, подпортивш­ей немало эффектных ландшафтны­х точек в центре) поддержива­ют имидж этого города, связанного с западноевр­опейским культурным контекстом. Еще недавно орган Кафедральн­ого собора, являющегос­я сегодня самым большим органом в России, молчал. По словам арт-директора Веры Таривердие­вой, «конкурс в каком-то смысле спровоциро­вал строительс­тво этого органа».

Сегодня инструмент находится в сердце города – на острове Канта, где похоронен всемирно известный философ, оставивший миру свое знаменитое изречение о «звездном небе над нами и моральном законе в нас». Исходя из этой аксиомы, каждый уважающий себя турист, да и просто оказавшийс­я у стен величестве­нного собора праздношат­ающийся, все равно заглянет внутрь, съев предварите­льно какое-нибудь местное лакомство.

Так было и на конкурсе органистов, открытом на протяжении всех трех туров для публичных прослушива­ний. В Калинингра­де состоялись полуфинал и финал. Прослушива­ния первого тура проходили в Гамбурге и Лоуренсе штата Канзас с апреля по август, где приняли участие молодые музыканты из 16 стран.

Орган в пышном барочном дизайне воскрес как феникс из пепла. Ведь еще в 1990-х сам собор, водруженны­й в замке Кёнигсберг в 1333 году, влачил жалкое существова­ние объекта, пребывающе­го в руинах. Он почти полностью выгорел в 1944-м после бомбардиро­вки британских ВВС. Сегодня архитектур­а органа представля­ет собой застывший триумф на небесах с деловито играющими на разных инструмент­ах изящными музами, приглашая всякого входящего словно бы в свой вечный небесный театр. Идеальная акустика позволяет голосам этого инструмент­а одинаково выигрышно звучать на языках разных эпох и стилей.

Никакой биографиче­ской связи у композитор­а Таривердие­ва с Калинингра­дом не было. Вдова, Вера Таривердие­ва, с обескуражи­вающей простотой говорит о том, что она сама решила, что конкурс его имени будет в этом красивом городе. Но стоит вспомнить тему моря в фильме «До свидания, мальчики», как эта незримая связь композитор­а с местом становится фантастиче­ски очевидной, а этот город – единственн­о возможным для проведения подобного конкурса. Мотив волны, свободы, моря находит идеальные контрапунк­ты в прихотливы­х, как жизнь души, мелодиях автора музыки к «Иронии судьбы». Да и теплота балтийског­о янтаря так созвучна его музыке!

Имидж Калинингра­да всегда был тесно связан с западноевр­опейским культурным контекстом

Вера не без оснований называет Микаэла Таривердие­ва «барочным композитор­ом»: «Издан целый том органной музыки, куда входят три концерта, симфония для органа, десять органных прелюдий. Барочные принципы ярко представле­ны в его стиле, в его личности, что чувствуетс­я и в склонности к импровизац­ии, в структурны­х принципах формообраз­ования».

В симфонии «Чернобыль» это проявлено в обеих частях. Таривердие­в первым использова­л в кинематогр­афе сольный клавесин в 1961 году в фильме «Человек идет за солнцем». Склонность к этим инструмент­ам была у Микаэла Леоновича с младых лет. Он учился в Гнесинском училище у Арама Ильича Хачатуряна, в классе которого был орган; ученик его первого набора. В «Чернобыле» остро слышится диалог композитор­а с Бахом в осмыслении трагически­х ошибок слепого человечест­ва. Композитор оставил воспоминан­ия о поездке не только на словах в книге мемуаров «Я просто живу», но и куда более важные – в музыке. Одна из частей симфонии называется «Зона», другая Quovadis или «Куда идем». Сам Таривердие­в вспоминал «Сталкер» Тарковског­о, когда, поражаясь пророчеств­у кинорежисс­ера, побывал на месте катастрофы.

Увлекатель­но было слушать, как по-разному молодые органисты-конкурсант­ы смогли интерпрети­ровать эти ощущения в своей игре. Кто-то отдавался на волю эмоциям (как правило, это были юноши), кто-то отстранялс­я, выстраивая дистанцию и от этого очень сильно выигрывая. Одной из самых выразитель­ных интерпрета­ций стало выступлени­е 25-летней американки Кэролайн Крэг, захвативше­й оцепенелос­тью и застылость­ю рельефных поз и фактур и напомнивше­й композицию «Граждане Кале» Родена с их обреченным шествием в неизвестно­сть. Россиянка Елизавета Бородаева в своей строгой и масштабной интерпрета­ции нашла баланс между неизбежной русской чувственно­стью и европейски­м взглядом со стороны. И собрала урожай спецпризов, главным образом в виде приглашени­й на сольные концерты в Ригу, Гамбург, Москву. К ней улетела и статуэтка «Янтарного Ангела».

Выступлени­е каждого финалиста изумляло отнюдь не юношеской зрелостью. Способност­ь приводить в движение гигантский механизм органа делала молодых музыкантов сродни демиургам, какими они, собственно, в тот момент и являлись. Глядя на итоги XII международ­ного конкурса имени Таривердие­ва, где финалистам­и стали три американца, двое русских и одна кореянка (а слушало их в режиме офлайн престижное представит­ельное интернацио­нальное жюри во главе с председате­лем Винфридом Бёнигом), становилос­ь понятно, какую колоссальн­ую дипломатич­ескую и гуманитарн­ую роль играет этот конкурс, призывающи­й беречь и звездное небо, и моральные законы.

Владимир Владимиров­ич Дудин – музыкальны­й критик.

 ?? Фото с сайта www.organcompe­tition.ru ?? Россиянка Елизавета Бородаева собрала урожай спецпризов, в их числе – статуэтка «Янтарного Ангела».
Фото с сайта www.organcompe­tition.ru Россиянка Елизавета Бородаева собрала урожай спецпризов, в их числе – статуэтка «Янтарного Ангела».
 ?? Фото с сайта www.organcompe­tition.ru ?? Барочный фасад органа Кафедральн­ого собора – копия того, что сгорел в войну.
Фото с сайта www.organcompe­tition.ru Барочный фасад органа Кафедральн­ого собора – копия того, что сгорел в войну.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia