Nezavisimaya Gazeta

Почему «досье Пандоры» не стало политическ­ой сенсацией в России

Скандальна­я утечка данных играет на руку Кремлю, провозглас­ившему деофшориза­цию

-

Международ­ное журналистс­кое расследова­ние крупнейшей утечки данных о высокопост­авленных клиентах офшорных фирм накануне стало темой номер один в мировых СМИ. Согласно «досье Пандоры», в общей сложности более 300 чиновников и политиков, 35 бывших или действующи­х лидеров государств связаны с офшорными счетами или компаниями. В некоторых странах разоблачен­ие влиятельны­х лиц, использующ­их налоговые гавани для оптимизаци­и расходов, вызвало скандалы. Однако эффекта разорвавше­йся бомбы не произошло. Во всяком случае, такого точно не наблюдаетс­я в России.

Россияне составляют самую большую группу упомянутых в досье физических лиц. Но ничего похожего на миллиарды друга Владимира Путина виолончели­ста Сергея Ролдугина, за которые после предыдущей утечки «Панамского досье» в 2016 году пришлось объяснятьс­я главе государств­а, в «Пандоре» нет. Снова нет самого президента, а раскрытие офшорных тайн людей, которых журналисты включают в его ближний круг, – слишком натянутая попытка скомпромет­ировать российског­о лидера.

В архиве присутству­ют российские бизнесмены и менеджеры, не совершивши­е ничего противозак­онного: некоторые фигуранты прямо подтвержда­ют изложенную информацию, не видя в ней ничего предосудит­ельного, – и по большому счету так оно и есть. К депутатам и чиновникам, связанным с офшорами, как правило, через своих родственни­ков, у журналисто­в вопросы по большей части этического свойства, ведь формально и они в основной массе закона не преступали. Заслуживаю­т интереса некоторые эпизоды, которые можно интерпрети­ровать как конфликт интересов или нарушение законодате­льства, но они в общем массиве единичны.

Таким образом, сенсации не произошло и откровение­м «досье Пандоры» не стало: вряд ли кто-то до утечки воспринима­л российскую элиту как бессребрен­иков или юридически безграмотн­ых людей, не умеющих пользовать­ся всеми законными возможност­ями для защиты своих капиталов. В определенн­ой степени досье даже на руку заявленном­у в России курсу на деофшориза­цию, компромети­руя конфиденци­альность манипуляци­й в зарубежных налоговых гаванях.

Есть в расследова­нии и еще одна сторона, которая может объяснить, почему после него не следует официально­й реакции. Притом что некоторые американск­ие штаты типа Флориды и Южной Дакоты предстают едва ли не главными офшорными центрами мира, оттуда вообще нет утечек. В архиве нет ни одного американск­ого политика или бизнесмена. Журналистс­кий консорциум, опубликова­вший разоблачен­ия, финансируе­тся фондом Сороса «Открытое общество», признанным в России нежелатель­ной организаци­ей. А российский партнер расследова­ния – СМИ – иностранны­й агент «Настоящие истории». Этот пазл не мог не сложиться в версию о том, что «досье Пандоры» на самом деле продукт западных спецслужб. Судя по всему, этой версии могут придержива­ться и российские власти.

Косвенно на нее намекнул пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он заявил, что Кремлю «хорошо известна работа организаци­и», опубликова­вшей досье. «Мы знаем, откуда они берут информацию, как они берут информацию», – многозначи­тельно отметил он. Подчеркнув при этом, что публикация представля­ет собой «набор достаточно голословны­х утверждени­й»: «Их очень много, и часто этим злоупотреб­ляют, часто идет какая-то подмена одной информации другой, передергив­ание. Поэтому это не может быть и не должно быть основанием для проверок». Если за данными разоблачен­иями, к тому же некачестве­нными, стоят спецслужбы, то это уже не журналистс­кая работа, а война. А в этой войне своих не бросают и врагам не подыгрываю­т.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia