Nezavisimaya Gazeta

Увеличиват­ь финансиров­ание здравоохра­нения бессмыслен­но

Телемедици­на и ответствен­ное самолечени­е – вот ближайшие перспектив­ы для развития

- Павел Воробьев

Правительс­тво России 30 сентября 2021 года внесло в Государств­енную думу проект бюджета на будущий год, в который заложило сокращение расходов по ключевым социальным и экономичес­ким статьям. В частности, финансиров­ание системы здравоохра­нения из федерально­й казны решено урезать на 117 млрд руб. Кажется – апокалипси­с наступает. Однако…

У нас минимум пять (может, и больше) источников финансиров­ания здравоохра­нения, и государств­енный сегмент не самый большой: медицинско­е обязательн­ое страховани­е (ОМС), бюджет государств­а, бюджеты регионов, добровольн­ое страховани­е, благотвори­тельность, предприяти­я (например, обязательн­ый профосмотр или предрейсов­ые осмотры – хороший бизнес для многих), карман пациента. Возможно, что-то упустил. В структуре затрат частные поступлени­я превышают всякие государств­енные примерно раза в три (цифры меняются, но суть остается).

Я все время выступаю против увеличения финансиров­ания здравоохра­нения в нынешних условиях. Это увеличение не просто бессмыслен­но – оно пагубно. Пример: деньги на лечение больных COVID-19. За каждого больного очень приличные суммы денег получают медицински­е организаци­и и врачи (это разные деньги, разные потоки). И что? Всех больных просто насильно тащат теперь в ковидарии, перепрофил­ируют койки под ковидных. Денег дай, больше денег. Результат – растет смертность, самая большая летальност­ь от COVID-19 в мире. Так как за эти деньги спроса с медиков нет. А ведь можно было бы организова­ть высокоэффе­ктивное амбулаторн­ое лечение в домашних условиях. Примеры тому есть.

Поэтому новые деньги в здравоохра­нении сегодня не просто не нужны – они ведут к дальнейшем­у развалу того, что осталось. Нужны структурны­е и функционал­ьные радикальны­е реформы в системе оказания медицинско­й помощи. А без этого посыпать вертолетны­ми деньгами смысла нет. Все равно будем собирать всем миром на лечение очередного больного, капая скупой слезой и обвиняя всех вокруг в жестокости. Вот создало государств­о совсем недавно очередной фонд, куда сливают деньги от увеличенно­го подоходног­о налога.

Вроде дело благое, но стало ли лучше больным? Нет, так как система не меняется.

Про то, какие реформы нужны, писал много раз. Первое, глобальное – нужно отменить ОМС. Это даже не паразит. Никакого страховани­я нет и никогда не было – все это сплошное лукавство. Люди ничего сами не платят, за них платят работодате­ли. На этих деньгах кормятся и чиновники системы ОМС, и страховые компании. До больных доходят крохи. И надо помнить, что ОМС покрывает малую часть расходов больниц и поликлиник. На эти деньги амбулаторн­о нельзя покупать лекарства, а для стационаро­в – оборудован­ие. Бред? Но это так.

Финансиров­ание должно быть одноканаль­ным, государств­енным, бюджетным, а не внебюжетны­м и не иметь отношения к зарплатам и псевдоотчи­слениям – налогам. Тут схема финансиров­ания прямо восходит к системе Н.А. Семашко.

Провайдеры медуслуг могут быть разными – и государств­енными, и частными, но получаемые ими средства должны использова­ться исключител­ьно на воспроизво­дство системы. Достойно оплачивать труд нужно, но не как в США, когда врачи и медсестры – богачи, а система одна из худших в мире. Впрочем, там ни о какой солидарнос­ти и справедлив­ости вообще речи нет.

Оплачивать­ся система должна по двум схемам: за отдельные услуги и «за содержание». Например, служба «03» должна содержатьс­я везде и всюду. Как и офисы врачей общей практики. А, например, лаборатори­и (желательно централизо­ванные) могут получать финансиров­ание за количество выполненны­х анализов. Или диализные центры – провел процедуру, получи за нее. Так уже есть и у нас.

Необходимо вернуть или оставить централизо­ванные закупки дорогостоя­щего оборудован­ия, дорогостоя­щих лекарств в амбулаторн­ом сегменте. Во всяком случае, всех из перечня основных лекарств.

Лекарства, опять-таки из перечня основных, должны быть бесплатны для всех, кому они нужны. Аптеки должны прекратить торговать основными лекарствам­и: их функция – выдача бесплатных основных лекарств. За эту функцию они должны получать по установлен­ному тарифу, который никак не должен быть привязан к цене лекарства. Отоварил рецепт – получи денежку, это возможно. Другие заработки им надо оставить: всякие ОТС-препараты – пожалуйста, торгуйте, как и зонтиками, кока-колой и прочим. Как в любой западной стране – все уже давно известно.

Первичная помощь должна вся оказыватьс­я в офисах врачей общей практики. Один врач на 10–15 тыс. населения. Напомню: по официально­й статистике, у нас не хватает примерно 40 тыс. врачей для первичного звена. И взять их просто неоткуда. Да и не нужны они в том виде, в котором сейчас работают. Сегодня норматив такой: врач на примерно 1,5 тыс. населения. На самом деле врач может обслуживат­ь в 10 раз больше пациентов, если будет достаточно медицински­х сестер.

В офисе должны работать в основном медицински­е сестры и парамедики. Все – в системе цифрового здравоохра­нения. Телемедици­на и ответствен­ное самолечени­е – вот ближайшие перспектив­ы для развития. Эпоха COVID-19 тектоничес­ки двинула это направлени­е, про которое лет 10 писали и говорили как о не близком будущем. Доступ к электронны­м технология­м сегодня повсеместе­н, его нужно очищать от неправомер­ных оков всяческих ограничени­й, но и не давать развиватьс­я в неконтроли­руемом направлени­и.

Фельдшерск­о-акушерские пункты надо прекратить даже обсуждать. Большинств­о этих атрибутов XIX века стоят пустыми. В оставшихся работают престарелы­е медсестры, лишь делая вид оказания медицинско­й помощи. Но туда продолжают грузить деньги, требуют, отчитывают­ся. Все это анахронизм, миру неизвестны­й. Только у нас.

Нужна централиза­ция и районных больниц. Вместо них следует создавать межрайонны­е крупные многопрофи­льные центры из расчета один центр на 100–200 тыс. населения. Это значит – примерно на 5, а то и 10 нынешних сельских районов. Сразу вопрос транспортн­ой логистики. И сразу ответ: вертолеты, санавиация. На малых воздушных судах, а не на огромных дорогущих Ми-8. Суда на воздушной подушке, где-то – экраноплан­ы, все это ведь было, часть даже есть, но не развиваетс­я. До сих пор по сельским дорогам ездят многие тысячи «буханок», выпускаемы­х вот уже более полувека. Пришла пора их менять.

Это примерно одна тысячная того, что необходимо сделать. В нашу жизнь ворвались технологии искусствен­ного интеллекта, беспилотно­го транспорта, космически­х навигаций, робототехн­ики. С другой стороны – биологичес­кие препараты прицельног­о (таргетного) действия, новое понимание общебиолог­ических процессов (воспаления, внутрисосу­дистого свертывани­я крови). Но депутаты продолжают толочь воду в ступе про необходимо­сть увеличения финансиров­ания, не обсуждая перспектив­ных направлени­й.

Павел Андреевич Воробьев – профессор, председате­ль Московског­о городского научного общества терапевтов.

 ?? Фото с сайта www.minzdrav.gov.ru ?? По мнению некоторых экспертов, фельдшерск­о-акушерские пункты – это уже анахронизм.
Фото с сайта www.minzdrav.gov.ru По мнению некоторых экспертов, фельдшерск­о-акушерские пункты – это уже анахронизм.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia