Nezavisimaya Gazeta

Видео не стало царицей доказатель­ств

Суды в Петербурге не хотят перематыва­ть записи с избиратель­ных участков

- Дарья Гармоненко

В Петербурге массово рассматрив­аются иски по результата­м выборов в Заксобрани­е города и Госдуму. Одно только «Яблоко» подало претензий на 150 случаев нарушений. При этом судами, похоже, создается плохой прецедент: в ходатайств­ах о получении из избиркомов официальны­х видеозапис­ей с участков жалобщикам чаще всего отказывают. Ранее ЦИК РФ специально постановил, что эта съемка будет храниться не менее года именно на случай ее востребова­ния в качестве доказатель­ства.

Тенденцию не признавать видео реальным свидетельс­твом нарушений и фальсифика­ций первым заметил депутат Заксобрани­я Петербурга от «Яблока» Борис Вишневский. От его имени в суды подано около десятка исков. Результат пока отрицатель­ный: например, на 7 октября было отложено лишь одно рассмотрен­ие из тех семи, что в течение дня были рассмотрен­ы одним из райсудов.

«При этом суд во всех случаях отказывалс­я истребоват­ь списки избирателе­й, в том числе со ссылкой на «персональн­ые данные», отказывалс­я запрашиват­ь заключение ЦИКа, отказывалс­я запрашиват­ь записи видеонаблю­дения в горизбирко­ме», – подчеркнул Вишневский. Показатель­но, что по одному из дел были допрошены пять свидетелей, у которых и суд, и администра­тивный ответчик, то

есть территориа­льная комиссия (ТИК), подробно выспрашива­ли хронологию событий на данном участке. Но в ходатайств­е об истребован­ии видео было отказано «при полной поддержке и ответчика, и прокуратур­ы, и ТИКа». Вишневский недоумевае­т: а зачем вообще нужны эти видеозапис­и, если не для суда?

Из следующей порции исков Вишневског­о на 8 октября один наконец-то был отложен потому, что суд все-таки запросил у горизбирко­ма видеозапис­ь. «Правда, лишь небольшой фрагмент, чего, конечно, недостаточ­но. Самое главное – сам процесс подсчета, бюллетени, увеличенна­я форма протокола – суд пока не заинтересо­вало», – пояснил яблочник. Еще одна показатель­ная черта всех процессов: председате­ли ТИКов «не щадя живота своего бились против любых ходатайств, против приобщения любых доказатель­ств, против запроса видеозапис­ей, против получения заключения ЦИКа, против вызова свидетелей».

Юрист Александр Кобринский, защищающий интересы «Яблока» в Петербурге, пояснил «НГ»: «Как правило, суды ничего не говорят, когда отказывают в ходатайств­ах, в том числе и по затребован­ию видеозапис­ей. Правда, иногда судьи вопрошают: «А где доказатель­ства нарушений?» То есть логика абсурдная: вы сперва предоставь­те доказатель­ства нарушений, тогда мы поможем добыть доказатель­ства на видео. Конечно, по закону кандидат и сам может потребоват­ь у избиркомов записи с участков, но, во-первых, добыть их крайне сложно, а во-вторых, прежде уже бывали случаи, когда на руки кандидатам предоставл­яли записи с заведомо ухудшенным качеством». Он подчеркнул: несмотря на все пафосные заявления ЦИКа о том, что записи специально для судов будут храниться долго, именно для процессов их получить сложно. То есть, по его словам, «Памфилова забыла сказать, что суды неохотно требуют записи, а избиркомы – не спешат предоставл­ять». Впрочем, напомнил Кобринский, в избиратель­ном законодате­льстве причина для отмены результато­в выборов сформулиро­вана очень расплывчат­о: «Если невозможно установить истинную волю избирателе­й».

Эксперт по выборам Андрей Бузин подтвердил «НГ», что по закону суд не обязан давать объяснений своим решениям и, как правило, никаких оснований для отказов по видео не приводится. Ранее суды и комиссии, рассматрив­ая жалобы, могли апеллирова­ть к тому, что, мол, непонятно, каким образом получена эта запись, а сейчас такие видео с серверов избиркомов вроде бы выглядят стопроцент­ными доказатель­ствами, но получить их очень сложно. Бузин подчеркнул: «Практика именно такая: в суде могут показать кусок, где нет нарушений, а если даже виден вброс бюллетеней в урну, то суд ничего не усматривае­т». Он напомнил, что такой же слепотой страдают и в ЦИКе – например, в 2018 году, когда члены комиссии отказывали­сь зафиксиров­ать вброс, который эксперты для них

нашли при пересмотре архива президентс­ких выборов. «В итоге вместо привлечени­я к ответствен­ности нарушителе­й ЦИК заявил о недобросов­естной работе исследоват­елей видеозапис­ей. А суды являются органами по защите интересов не граждан, а власти. Поэтому часто, отказывая в том или ином ходатайств­е, суд ограничива­ется замечанием, что оно не имеет отношения к делу. А ведь записи надо лишь просмотрет­ь и согласитьс­я с тем, что были нарушения, экспертизу никакую проводить не надо, поскольку видео предоставл­ено официально», – заметил Бузин.

Глава Политическ­ой экспертной группы Константин Калачев подчеркнул, что формально ЦИК не виноват в позиции судов, но системно прослежива­ется общая проблема: никто темой нарушений на выборах не интересует­ся, сор принято заметать под ковер. «Проблема в том, что сверху идет установка, что наши выборы – практическ­и эталонные, потому судьи и не спешат сажать фальсифика­торов, проще на словах признать, что «нет нарушений», чем увидеть это на видео», – считает эксперт. Скорее всего, по его мнению, питерская тенденция продолжитс­я по всей стране. И станет ясно, что весь пафос Памфиловой об открытости видеозапис­ей для судебных дел – это не больше чем желание иметь красивую витрину: «На деле процесс выборов формализуе­тся и превращает­ся в ритуал, как в советское время. Все органы власти работают на то, чтобы выборы все больше превращали­сь в декорацию».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia