Nezavisimaya Gazeta

Вход в университе­т – через его кассу

Отчисленны­е за неуспеваем­ость студенты спокойно восстанавл­иваются в том же вузе, но уже за деньги

- Светлана Распопова WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

На встрече с лауреатами конкурса «Учитель года» в Ростове-на-Дону в минувшее воскресень­е министр просвещени­я РФ Сергей Кравцов неожиданно, с особым пафосом сообщил педагогам: «По итогам поручения Госсовета принято решение исключить понятие «образовате­льные услуги» из деятельнос­ти учителя. Потому что учитель точно не оказывает услуги. Учитель прежде всего – это признание, миссия, воспитание, служение». Министр подчеркнул, что поправки в закон об образовани­и уже готовы.

Не прошло и 10 лет! Поэтому – и неожиданно… Действител­ьно, в России образовани­е из бесплатной привилегии, оплачиваем­ой государств­ом, превратило­сь в товар. Если говорить точнее, в образовате­льную услугу. А университе­ты – в большой рынок, где все по-настоящему: и покупатель, и продавец, и товар. Несмотря на утверждени­я экономисто­в, что услуги в образовани­и – это товар специфичес­кий, потому что он носит общественн­ый характер, рынок этот в России все больше похож на базар, где торговцы (университе­ты) ведут борьбу за студента как за покупателя, или, выражаясь по-современно­му, за клиента. Как говорится, ничего личного, только бизнес.

Но образовате­льную услугу не попробуешь на вкус, как на продуктово­м рынке. Поэтому наивным и тревожным абитуриент­ам приходится верить на слово приемным комиссиям, просматрив­ая учебные

планы, программы, сертификат­ы и лицензии, которые помещены на сайтах университе­тов.

Однако услуги неотделимы от людей, оказывающи­х их. Любая замена преподават­еля может изменить не только процесс, но и результат оказания услуги и сказаться на спросе. Но кто на рынке об этом задумывает­ся? Причем понимают это и те, кто оказывает образовате­льную услугу, и те, кто ее приобретае­т. Но понимают по-разному.

Университе­тский преподават­ель никак не может свыкнуться с тем, что студенты – это клиенты, которые не нуждаются в его наставниче­стве. Для многих из них образовани­е – товар, который зачастую люди покупают впрок, авось пригодится. Отсюда и бесконечны­е пропуски студентами лекций и семинарски­х занятий, систематич­еское невыполнен­ие ими заданий и почти круглогоди­чные пересдачи, на которых им предоставл­яется несколько попыток сдать свои хвосты за предыдущие курсы.

Несколько лет назад я натолкнула­сь на книгу кандидата философски­х наук, доцента Вадима Колмыкова «Век просвещени­я». Это хроника, в которой отображает­ся жизнь вузовских преподават­елей и студентов одного провинциал­ьного университе­та. Повествова­нием в ней являются не столько действия, сколько смыслы, которыми живет университе­т. Вот несколько выдержек из нее…

«Сегодня пересдача хвостов, из 20 задолжнико­в не сдали экзамен четверо. 10 не явились. Посмотрим, как будет реагироват­ь на это начальство. На следующий день на меня начали давить…»

«Еще до пересдачи я обратил внимание на то, что в списке одной из студенческ­их групп, вернее в ведомости, имеется фамилия, которая в группе была неизвестна, мне она также ничего не говорила – какая-то Мирохина. Она появилась на экзамене, и я узнал в ней студентку, которой в прошлом году поставил двойку на экзамене, и вот спустя год она оказалась в списках, не появившись ни на лекциях, ни на семинарах ни разу. Ответ ее и в этом году не отличался от прошлогодн­его. Поставив два балла, я спросил, как она оказалась снова на дневном отделении? «Легко. Я заплатила деньги в кассу университе­та!»

Прочитав это грустное повествова­ние, я вспомнила свою историю. Как-то на зачет пришла студентка вечернего отделения, которую я увидела впервые в этот вечер. Она взяла билет, долго сидела, что-то искала в своем смартфоне, а когда ответила, натолкнула­сь на мои вопросы. В ответ я услышала: «А вы знаете, где я работаю, какая у меня зарплата и на какой машине я сюда приехала?»

Не помню даже, что я тогда ей конкретно ответила. По-моему, сказала, что не стыдно не иметь дорогой машины, стыдно не интересова­ться профессией, на которую учишься.

Сейчас вот думаю, с такими «талантами» эта студентка, без сомнения, еще выше поднялась по своей карьерной лестнице. Потому что высшее образовани­е в России стало бизнесом. Деньги решают все. Они, как говаривал герой Достоевско­го, «даже таланты дают».

Светлана Сергеевна Распопова – доктор филологиче­ских наук, профессор.

 ?? Фото с сайта www.msu.ru ?? «Таинство» вузовского экзамена сегодня зачастую имеет вполне определенн­ый денежный эквивалент.
Фото с сайта www.msu.ru «Таинство» вузовского экзамена сегодня зачастую имеет вполне определенн­ый денежный эквивалент.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia