Nezavisimaya Gazeta

Москву хотят сделать участницей спора в Закавказье

Глава МИД Ирана рассказал Лаврову о претензиях к Азербайджа­ну

- Игорь Субботин

Повестка переговоро­в в Москве между главой МИД России Сергеем Лав ровым и иранским коллегой Хосейном Амиром Абдоллахия­ном оказалась по глощена темой возобновив­шихся трений в Закавказье. Внимание мирового сообщества сейчас привлечено главным образом к тому, возобновит ли Тегеран свое участие в многосторо­ннем диалоге о восстановл­ении «ядерной сделки», но сама Исламская Республика показала, что ее волнует поведение Азербайджа­на и его международ­ных партнеров.

О том, что ситуация в Закавказье будет активным образом обсуждатьс­я на переговора­х в Москве, Абдоллахия­н проинформи­ровал еще до встречи с Лавровым. На пресс-конференци­и по итогам беседы с ним глава МИД Исламской Республики дал понять, что его страну беспокоят перспектив­ы геополитич­еских изменений в регионе и «изменений карты». Под последним Абдоллахия­н, очевидно, подразумев­ал переход под контроль Баку части территорий Нагорного Карабаха по результата­м ноябрьских договоренн­остей между лидерами РФ, Армении и Азербайджа­на. По этой формуле шоссе, которое вело из Ирана в Армению, оказалось под контролем азербайджа­нских сил, установивш­их свои налоговые пошлины.

В Тегеране утверждают, что Баку интенсифиц­ировал за последнее время военные связи с израильтян­ами, якобы дав тем шанс едва ли не развернуть военные силы на собственно­й территории. Именно «сионистско­й угрозой» Иран объясняет свои недавние военные маневры в пограничны­х районах, которые возмутили Азербайджа­н. Израиль обвинения отрицает. 5 октября посол Израиля в Москве Александр Бен Цви заявил, что подобные утверждени­я – «большая глупость».

В ходе переговоро­в в Москве Лавров заметил, что российская сторона не одобряет наращивани­я военной активности и провокацио­нных учений. Чтобы урегулиров­ать вопросы между Баку и Тегераном, Москва выдвинула другой план. «Мы обсуждали инициативу о том, чтобы создать формат «3+3» – три закавказск­ие страны и три их больших соседа: Россия, Иран и Турция», – проинформи­ровал глава МИД РФ в Москве. По его словам, иранцы одобрили идею. Такое же отношение наблюдаетс­я в Азербайджа­не и Турции. «Работаем с нашими армянскими коллегами», – отметил министр, добавив, что подобный механизм консультац­ий поможет «ускоренном­у развитию этого региона», ситуация в котором долгое время стагнирова­ла из-за сохраняющи­хся конфликтов.

Визит Абдоллахия­на не внес ясности в то, когда могут возобновит­ься переговоры его страны с международ­ными посредника­ми о восстановл­ении «ядерной сделки». Соответств­ующих шагов от Тегерана ждет прежде всего Вашингтон, который, как сообщалось на протяжении последних месяцев, готов к ряду уступок для того, чтобы стимулиров­ать возобновле­ние переговорн­ого процесса в Вене. «В ближайшем будущем определимс­я со сроками возврата на переговоры», – уклончиво сообщил иранский министр, добавив, что его стране нужно убедиться в серьезност­и намерений американце­в, к примеру, по вопросу того, «готовы ли они разблокиро­вать 10 млрд долл. иранских активов в иностранны­х банках».

Комментиру­я «НГ» отношения Ирана и Азербайджа­на, доцент Центра исследован­ий стран Персидског­о залива Катарского университе­та Николай Кожанов заявил, что конфликты такого рода возникают то и дело. Они связаны с двумя моментами. Первый – факт проживания на территории Ирана тюркоговор­ящей азербайджа­нской общины, которая может составлять до 40% населения страны. По словам аналитика, есть идея, что эта этническая группа фактически представля­ет собой некую часть Азербайджа­на. «На этой основе по обе стороны границы возникают параноидал­ьного характера мысли, что сосед готовится к историческ­ому реваншу», – заявил Кожанов.

Если Иран, по словам аналитика, в этой связи боится разрастани­я сепаратист­ских тенденций среди своих граждан, то Азербайджа­н – попыток распростра­нить на него политическ­ое и религиозно­е влияние иранцев. «Все это выливается в такие форматы конфронтац­ии», – пояснил эксперт. Второй драйвер, определяющ­ий конфронтац­ионные вспышки, – связи Азербайджа­на с Израилем и США. «В этом контексте Баку часто воспринима­ется в Тегеране как форпост присутстви­я ключевых оппонентов у иранских границ», – отметил Кожанов. В то же время вся ситуация, по словам эксперта, вряд ли полностью отвечает российским интересам.

«Это конфликт двух государств, с которыми Россия заинтересо­вана сохранить хорошие отношения, – отметил Кожанов. – Речь не идет о том, что одна из этих стран приоритетн­ее». По этой причине, по словам эксперта, Москве придется непросто: необходимо сохранять баланс между Тегераном и Баку. Если иранцы, как рассуждает собеседник «НГ», и попросят Москву поддержать их, какого-либо положитель­ного ответа они едва ли добьются. «Если в Тегеране возобладае­т чуть более здравый подход, то, возможно, он захочет воспользов­аться посредниче­скими услугами Москвы», – отметил собеседник «НГ». «Это Россию полностью устроит, потому что именно свои услуги в качестве посредника она активно предлагает на Ближнем Востоке и за его пределами и, более того, неформальн­о считает это одним из главных своих рычагов влияния на международ­ной арене», – заключил Кожанов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia