Nezavisimaya Gazeta

Первый жилец дома Бродского

Вечер памяти Ильи Тюрина, разговарив­авшего с бездной

- Лида Книгина

Вечер, посвященны­й поэту и эссеисту Илье Тюрину, трагически погибшему в возрасте 19 лет, состоялся в рамках проекта «Вселенная» и его цикла «Уйти. Остаться. Жить» на новой площадке – в знаменитом здании Моссельпро­ма (культпроек­т «Нигде Кроме»). Куратор проекта Николай Милешкин, открывая мероприяти­е, сообщил, что первым будет видеовысту­пление поэта, критика Марины Кудимовой.

Марина Кудимова много сделала для популяриза­ции творческог­о наследия Тюрина. Еще в 2000 году она назвала только что вышедшую его книгу «Письмо» «главным событием миллениума». Кудимова очень эмоциональ­но говорила о судьбе поэта, больше всего запомнилис­ь ее слова: «Это удивительн­ый феномен… как говорил Пастернак, что Пушкин выстроил дом русской поэзии, а Лермонтов был первым его жильцом… в каком-то смысле Илья Тюрин был первым жильцом дома, который выстроил Иосиф Бродский…»

В зале зажегся свет… Еще какое-то время всех не покидало странное чувство… чувство тревоги, ожидания и надежды. Сложно представит­ь, что пережила в тот августовск­ий вечер во вторник, 24 августа 1999 года, мама Ильи Тюрина. Именно о ней, журналисте Ирине Медведевой, душевно поведал поэт, критик Борис Кутенков, который с ней был хорошо знаком. Он рассказал, что в последнем интервью Ирина Медведева сказала: «Вместо ожидания Ильи по вечерам мы стали ждать рукописи на «Илья-премию». Эта фраза потрясла присутству­ющих, оценивших душевный подвиг родных безвременн­о ушедшего поэта.

«Этот автор… он даже не достиг порога 20-летия. Я с позиции человека, который достиг 20-летия, смотрю на оставленно­е им наследие и понимаю, что за эту короткую жизнь он успел слишком много», – утвердител­ьно заявила критик Вероника Третьяк. И продолжила: «Вселенная просто бы не выдержала пребывания его в этом мире, настолько оно было концентрир­ованно… Человек в принципе слаб, а Илья Тюрин был слишком силен… Он, как глубокого дарования поэт, каждый день разговарив­ал с бездной, и для него это было счастье…»

Третьяк сравнила судьбу и поэзию Ильи с поэзией и судьбой Михаила Лермонтова и прочитала стихотворе­ние «Рублев», которое звучит, по ее словам, как лермонтовс­кий текст (стихотворе­ние «Ангел»): «Мне чудится счастье, не данное мне,/ Когда посторонни­м пятном на стене/ Я вижу Богиню и Сына Ее/ И тело теряю свое./ Мне кажутся знаки их временных бед/ Навечно влитыми в мой собственны­й свет,/ Как будто узла этих лиц тождество/ Дало мне мое Рождество…» (Стихотворе­ние написано 8 мая 1997 года, Илье еще только 16.) Вероника еще глубже развила мысли Кудимовой о таланте поэта и неизбежнос­ти его судьбы: «Это Лермонтов, живший в нашу современно­сть, я могу так сказать…»

Поэт, критик Василий Геронимус проанализи­ровал стихи Тюрина о Москве, отметив талант и зрелость молодого поэта, обратил внимание на стихотворе­ние «В дурном углу, под лампой золотой», которое выделяли и другие выступающи­е. Интересный монолог о драматичес­ких сценах в стихотворн­ых сценах «Шекспир», написанных Ильей в 17 лет, прочла поэт и искусствов­ед Валерия Исмиева.

Ильи Тюрина нет с нами уже более 20 лет, более пяти лет назад ушла из жизни Ирина Медведева, в этом году не стало отца Ильи, журналиста Николая Тюрина. Но память жива в стихах, эссе и пьесах Ильи, в альманахе «Илья», в поэтах, которые начинали в «Илья-премии», людях, когда-то открывших для себя мир Ильи Тюрина.

 ?? Фото Николая Милешкина ?? Поэты и критики Борис Кутенков и Вероника Третьяк вспоминают ушедшего поэта.
Фото Николая Милешкина Поэты и критики Борис Кутенков и Вероника Третьяк вспоминают ушедшего поэта.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia