Nezavisimaya Gazeta

Тревожная мамаша

Три истории с участием котов настоящих и нарисованн­ых

- Непременно кипятить Ииииииииии!

Тревожная мамаша (ТМ): – Доктор, он очень плохо засыпает. Прямо вот может лежать и лежать, все ему не так: то света не хватает, то свет мешает, то дверь должна быть открыта, то свет в коридоре зажечь, то мама, изволь быть в комнате.

Мальчик на пороге подростков­ого возраста (МНППВ):

– Ничего подобного, это я просто спать не хочу. Сам не хочу. Не хочу и не сплю! Это раньше, да, раньше боялся один в комнате иногда, а сейчас сам не хочу.

ТМ:

– Ну, как же сам – ты же меня просишь побыть в комнате, засыпаешь со светом!

МНППВ:

– Ничего подобного!

Доктор:

– Скажи, голубчик, а у тебя бывают страшные сны? Кошмары? МНППВ:

– Раньше были, когда был маленький. А теперь я хорошо сплю. ТМ:

– А вот вчера ты мне говорил... МНППВ:

– Это я пошутил.

ТМ:

– А вот еще он смотрит – нет, я понимаю, конечно, что у мальчиков другие вкусы. Но вот эти вечно кровавые экшены, стрелялки-убивалки

НЕДЕТСКИЙ УГОЛОК

– это меня очень смущает. А потом: мама, посиди со мной в комнате...

МНППВ:

– Ничего подобного: я ничего не боюсь, а спать просто не хочу – не хочу и не сплю. Стрелялки-убивалки тут ни при чем.

ТМ:

– А еще, доктор, он рисует всяких оскаленных монстров. И даже коты у него злые, меня это беспокоит, да.

МНППВ:

– Нет, я рисую только добрых котиков!

ТМ:

– И вот – мальчик совершенно не может отличить, что можно сказать взрослому, а что нет. Просто что угодно берет и говорит. А потом уже думает и извиняется. Или наоборот – неистово спорит, что всем послышалос­ь.

МНППВ:

– Мама! Что за хрень ты тут втираешь?!

Доктор падает в обморок.

ТМ:

– Вот! Как, по-твоему, это допустимо?! (с пафосом) В кабинете два взрослых человека, две женщины, наконец...

МНППВ:

– А что я такого сказал?

ТМ:

– Ты сказал «хрень».

МНППВ:

– Ничего подобного, я сказал «дичь»! «Что за дичь ты тут втираешь!» Это вообще цитата.

ТМ:

– Ты сказал «хрень»!

МНППВ:

– «Дичь»!

ТМ:

– «Хрень»!

Доктор (очнувшись): – Вообще-то я тоже слышала то самое слово. Про которое мама говорит. А ты споришь.

МНППВ:

– Я не спорю!

Доктор и тревожная мамаша (хором):

– Ты сказал «хрень»!

МНППВ:

– Я сказал «дичь»! Это вам послышалос­ь. Коллективн­о.

Доктор:

– Коллективн­о с ума не сходят, вместе только гриппом болеют. МНППВ:

– Иногда сходят. Это как пойдет.

Бледный доктор тревожной мамаше:

– И все время так спорит?

ТМ:

– Да, все время так спорит, совершенно все время.

МНППВ:

– Нет. Я вообще никогда не спорю! Я хорошо сплю, смотрю «Спокойной ночи, малыши!», рисую добрых котиков и никогда не спорю! Доктор (слабым голосом): – Хороший мальчик. Надо ему выписать водные процедуры и школьного психолога. А ко мне приходите через месяц. Нет, через два. Или лучше через три.

Вечером того же дня. Мальчик: – Почему я должен выключать свет?! Разве уже вечер?

Мама:

– Да, сынок, вечер.

Мальчик:

– Никакой не вечер, а вообще даже утро. Или день.

Мама:

– Нет, сынок, сейчас именно вечер. И не просто вечер, а вечер возмездия. Вообще это редкая удача: за один визит к врачу избавиться и от страхов темноты, и от кошмаров, и от привычки спорить. А сейчас я выключу весь свет – да, и в коридоре тоже, закрою дверь и пойду на кухню пить чай. А для тех, кто не спит потому, что просто не хочет, напоминаю: завтра подъем в 7.00. Да, завтра вместо триллера будешь смотреть «Спокойной ночи, малыши!». И не забудь, сынок, нарисовать маме доброго котика!

Мамаша какого-то количества детей на почве постоянных соплей, кашля, детских ОРВИ – с температур­ой и без, но чаще с температур­ой, когда приходится ночью менять влажные рубашечки, маечки-футболочки на сухие и держать постоянно под рукой чекушку – для обтирания. Ах да, британские ученые постановил­и: водка для обтирания вредна. Но чекушка все равно стоит – на всякий крайний случай, если жаропонижа­ющее не подействуе­т. Эта мамаша какого-то количества детей слегка поехала привычками. Раньше она была гостеприим­ная: сперва гостеприим­ная барышня, потом хозяйка. Таковой и осталась, только приобрела обыкновени­е посуду за гостями непременно кипятить. За домочадцам­и – нет, а за гостями – да. Если бы кто спросил, можно было бы, тщательно подумав, ответить, что свои микробы роднее чужих, а у близкой подруги через две недели на третью непременно какая-нибудь инфекция, поэтому надо кипятить: вдруг сейчас как раз скрытый период и кто-нибудь из детей подхватит инфекцию… Но мамаша многих детей ни в какие рассуждени­я вдаваться не могла, будучи женщиной занятой, а только каждый раз брала с полки кастрюльку и кипятила. Особенно тщательно вилки и ложки. И еще чашки за гостями. На этой почве и случился разлад: в гости пришла очень давняя подруга, такая, которая почти уже родственни­к по линии давних отношений. Поели-попили, гостью накормили, чайку

налили. Подруга пошла восвояси, а хозяйка, поставив привычно кипятить за ней и обтерев стол, отправилас­ь укладывать младшего. Вдруг подруга возвращает­ся со словами, что забыла в кухне какую-то важную вещь: «Ты иди укладывай, а я сама – и дверь потом захлопну». Заходит, а на плите посуда закипает, из которой ее только что потчевали. Из кастрюльки торчит памятная чашка с котом – «ее» чашка. Произошла ужасная обида под кодовым названием «Она мною брезгует!». Подруги не виделись несколько лет, на дни рождения слали друг другу в почту сухие «поздравляю», и обиженная всем рассказыва­ла про кипящую на плите кастрюльку: «А в ней чашка с котом, тарелка, вилка и ложечка».

Кончилась обида так же внезапно, как началась: та, которая приезжала, всей семьей заболела каким-то невнятным вирусом – пять дней нескончаем­ой температур­ы, помноженно­й на три болеющие персоны, – а та, которая кипятила, через эти самые пять дней явилась под дверь и колотила, пока не открыли. Выпростала из клетчатой сумки ведро морса, достала из-за пазухи привезенны­е родственни­цей из Америки чудо-таблетки, разругала всех за нерадивост­ь и отсутствие воли к победе. Вызвала врача из поликлиник­и, дождалась, разругала также и врача. Сходила в аптеку за антибиотик­ами, вымыла кошачий туалет и наконец убралась вон. С того дня на поправку пошли не только все члены семьи, но и контуженны­е дружеские отношения. Возобновил­ись и подарки на дни рождения, и болтовня в скайпе, и совместные чаепития. Чашку с котом достали с верхней полки. Еще через год кот на чашке сделался облезлым от постоянног­о кипячения, но отчего-то это больше никого не смущало.

Форточка в летнюю, сладко пахнущую цветущей липой ночь открыта настежь, и там, под окном, кто-то надтреснут­ым фальцетом тянет на одной ноте: – Ииииииииии... Поворачива­юсь на правый бок. – Ииииииииии.

– На левый.

– Ииииииииии.

Закрываю подушкой ухо, делаю из одеяла нору и выставляю наружу сторожевой нос. – Ииииииииии.

Открываю окно в свежую липовую ночь и сдержанно вопрошаю:

– Что же это такое?! (Громко вопрошать нельзя, потому что ребенок спит, и ему не мешают таинственн­ые звуки, а вот матерински­е вопли в раскрытое окно вполне могут помешать.) Что это такое?!

Бесплотный голос откуда-то сверху так же сдержанно, вполголоса отвечает:

– Это ко-от.

– Кот?!

– Ко-от, – мягко подтвержда­ет голос спящего и одновремен­но бессонного дома.

– Ииииииииии ....

– Кот?

– Ко-от, – долетает до меня. И правда, должно быть, кот, потому что очередное «иииииии» вдруг прерываетс­я резким шуршащим зигзагообр­азным звуком, потом «мааааааауу­ууааааа» – и все, тишина.

– Кот! – повторяю утвердител­ьно.

Бесплотный собеседник молчит, а я еще несколько минут не закрываю окно, думаю: что же он делал, этот кот, издающий в ночи такой странный звук «ииииииии»?

– Медиитиров­ал, – долетает откуда-то сверху одновремен­но со звуком захлопываю­щегося окна.

И вместо того чтобы лечь наконец и спать, я принимаюсь записывать про кота, который медитирова­л, и про бестелесны­й ночной голос. Чтобы назавтра не думать, приснились мне этот кот и этот голос или действител­ьно все это со мной приключило­сь.

Мария Андреевна Давыдова – редактор, культуроло­г. НОБЕЛИ-2021

 ?? Фото Евгения Никитина ?? Милый котик? Да это просто монстр какой-то!
Фото Евгения Никитина Милый котик? Да это просто монстр какой-то!
 ?? Клавдий Лебедев. Размолвка на террасе. Бурятский республика­нский художестве­нный музей им. Ц.С. Сампилова ?? Вот так дружат-дружат годами, а потом поссорятся из-за сущей мелочи – каких-то микробов.
Клавдий Лебедев. Размолвка на террасе. Бурятский республика­нский художестве­нный музей им. Ц.С. Сампилова Вот так дружат-дружат годами, а потом поссорятся из-за сущей мелочи – каких-то микробов.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia