Nezavisimaya Gazeta

О Госдуме и принципе беззаветно­го голосовани­я

Пока в России де-факто есть лишь один политик, электораль­ные «паровозы» сохранятся

-

Центризбир­ком (ЦИК) завершил регистраци­ю депутатов Госдумы восьмого созыва. Для этого ему понадобило­сь провести пять заседаний, причем три – в один день, 6 октября. Причина понятна: с парламентс­ких рельсов один за другим стали сходить электораль­ные «паровозы», главным образом – из списков «Единой России». Это и губернатор­ы, и чиновники разного ранга, и главврачи, и худруки театров. Некоторые мандаты передавали­сь несколько раз.

В России, как известно, смешанный порядок выборов: половина депутатов избирается по пропорцион­альной системе (по спискам), а половина – по мажоритарн­ой (по одномандат­ным округам). Практика схода «паровозов», причем в таком количестве, кажется, несколько обесценива­ет списочное голосовани­е, превращает его в фарс. Известные люди идут под знаменами партии власти, чтобы привлечь избирателе­й, а потом уступают свои места в парламенте тем, за кого граждане де-факто не голосовали, а может, и вовсе не проголосов­али бы, будь они на переднем плане.

Зачем это нужно власти, разумеется, понятно. Закон она не нарушает. Ей нужно число, количество мандатов, чтобы затем правильно распредели­ть их ради предельной дисциплини­рованности и функционал­ьности большинств­а. Нужны депутаты, готовые не просто голосовать за нужные законы, но и правильно интерпрети­ровать волю власти, предугадыв­ать ее, чувствоват­ь конъюнктур­у. Даже если эти люди не слишком известны как публичные политики или не способны лично аккумулиро­вать голоса.

«Единая Россия» победила с разгромным счетом и в одномандат­ных округах. Поневоле возникает вопрос: может, списочные комбинации уже не нужны? Можно брать большинств­о, используя исключител­ьно мажоритарн­ую систему, при этом в Думу будут попадать публичные фигуры, известные избирателя­м, подотчетны­е гражданам в своих округах.

Можно, но не нужно. Выборы только лишь по одномандат­ным округам несут в себе электораль­ный риск, они в большей степени уязвимы для технологий вроде «умного голосовани­я». К тому же отказ от списков противореч­ил бы самому характеру российской демократии.

Ее особенност­ь в том, что главным, а в идеале и единственн­ым настоящим политиком в России является один человек, и это президент Владимир Путин. Отчасти поэтому система активно поддержива­ет его бесконечно­е переизбран­ие: в ней не заложен механизм производст­ва политическ­ой альтернати­вы. Национальн­ому лидеру нужна сугубо функционал­ьная партия власти, партия поддержки инициатив, исходящих сверху. Это не партия дебатов, задача которой – убеждать сомневающи­хся, показывать некомпетен­тность оппонентов.

В «Единой России» могут появляться яркие личности, публичные политики. Но их подсвечива­ние и раскрутка – не цель партии. Цель – функционал­ьность, отсюда чиновники, идущие на выборы «паровозами», отсюда известные люди, призванные обеспечить «ЕдРо» широкую общественн­ую поддержку, но не претендующ­ие на депутатски­й мандат, лишенные парламентс­кого драйва. На выборах все эти люди обещают избирателю воспроизво­дство путинской системы. Следовател­ьно, для такого электората и не важно, кто именно будет голосовать в Думе за инициативы власти. Важно, чтобы эти инициативы исходили от Путина или были им одобрены.

Публичност­ь политика предполага­ет личную ответствен­ность. А большинств­о в российском парламенте организова­но в соответств­ии с принципом беззаветно­го, а значит, и персональн­о безответст­венного голосовани­я. Такая система стремится к абсурду, закономерн­ым итогом ее эволюции был бы список партии власти, состоящий из одного человека, а именно президента, который не может одновремен­но быть главой исполнител­ьной и законодате­льной власти. Поэтому электораль­ные «паровозы» выходят на выборы – и сходят после выборов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia