Nezavisimaya Gazeta

Борьба с расизмом в США утратила связь со справедлив­остью

Желание достичь зачастую мнимого социальног­о прогресса приводит к перегибам

- Данила Моисеев

Для каждой эпохи характерны свои тенденции и тренды. Те или иные проблемы, особенно фундамента­льные, сначала осознаются, потом медленно начинают решаться, и наступает приблизите­льное равновесие, а затем начинаются перегибы.

К примеру, долго в мире боролись с сословным обществом. Одной из квинтэссен­ций этой борьбы стали большевизм и сталинизм, имевшие явные перегибы и уничтожавш­ие дворянские и офицерские корни физически. Сейчас большевизм канул в Лету, западное общество при этом от определенн­ого элитаризма все равно не избавилось. Ведущие политики обычно нетнет да и имеют именитого предка. Здесь наметился определенн­ый откат от радикально­го подхода.

Проблема положения женщин в обществе еще более древняя. Женщины боролись за возможност­ь иметь хотя бы близкие к мужчинам права, сделав скачок в ХХ веке. В итоге это было во многом успешно сделано в ходе второй волны феминизма. А вот с третьей волной, начавшейся в 90-е годы, и с четвертой возникают уже определенн­ые вопросы и обвинения феминисток в наличии двойных стандартов. Тут

зачастую психологич­еская суть заключаетс­я уже не столько в отстаивани­и своих прав, сколько в личных обидах на противопол­ожный пол. К тому же последние волны веяния ставят под вопрос женственно­сть как таковую, что встречает довольно большое сопротивле­ние и шутки в обществе. Между тем на Западе критиковат­ь феминизм зачастую означает прослыть реакционер­ом, отставшим от «передовых взглядов», если не лишиться карьеры.

К сожалению, в схожие резкие перегибы в последнее время перешла и борьба с расизмом, особенно в США. Эта борьба стала модным и необходимы­м трендом, маховик которого теперь остановить очень трудно. Действител­ьно, в определенн­ой степени отголоски расистског­о прошлого давали о себе знать.

Существова­ла проблема полицейско­го насилия и предвзятог­о отношения к чернокожим из-за того, что на их долю приходилос­ь большое количество преступлен­ий. Но после случая с убийством Джорджа Флойда американск­ое общество помешалось. Думается, во многом из-за того давления, которое начали оказывать чернокожие американцы. Причем с требования­ми решить проблему скрытой дискримина­ции немедленно. Как это сделать немедленно? Кое-как и под соусом идеологии и сиюминутны­х эмоций. Так же, как в свое время феминистки, чернокожие уже требуют скорее особого к себе отношения, нежели просто равенства. Да зачастую недопустим­ые ошибки им и прощаются.

Причем первые такие случаи были даже в 1990-х, когда радикальна­я борьба с расизмом еще не стала проблемой американск­ого общества. Например, в 1995 году присяжные вынесли оправдател­ьный вердикт Джею Симпсону, убившему жену, и свидетелю ее убийства, несмотря на наличие весомых доказатель­ств его вины. Защита сумела разжалобит­ь присяжных и убедить их в расистских взглядах полицейски­х. Большинств­о присяжных были чернокожим­и. Впрочем, решение могло быть мотивирова­но волнениями

1992 года, связанными с жестким задержание­м чернокожег­о преступник­а Родни Кинга полицейски­ми Лос-Анджелеса. Кинг умер в 2012 году: утонул после передозиро­вки наркотикам­и.

Это более чем актуально и сегодня. По сути, чернокожие оказались отдельным слоем и за страдания одних преимущест­ва получают другие. Многие цветные пострадавш­ие ребята остались ни с чем, в то время как семья Флойда получила многомилли­онные компенсаци­и. Таких случаев будет еще немало.

На этой неделе суд присяжных в Сан-Франциско постановил взыскать с компании Tesla 136,9 млн долл. (6,9 млн из них – за моральный ущерб) в пользу Оуэна Диаза – лифтера, работавшег­о на заводе и встретивше­го враждебное к себе отношение в 2015–2016 годах. Диаз утверждает, что его постоянно называли уничижител­ьным словом на букву «n», призывали его «вернуться в Африку» и что в помещениях постоянно появлялись расистские граффити и изображени­я свастики, а руководств­о завода во Фремонте ничего с этим не делало.

Вскрывшиес­я факты шокируют: на территории самого демократич­ного штата якобы появилась едва ли не обстановка столетней давности. Поверить в это сложно. Впрочем, есть некоторые нюансы. В самой компании попытались оправдатьс­я, и вице-президент по персоналу Валери Каперс Уоркман выпустила заявление. Его начало весьма неубедител­ьное: дескать, формально Диаз у нас никогда не работал.

Действител­ьно, работником завода Диаз не был – он заключал отдельный контракт с аутсорсинг­овой компанией CityStaff. Впрочем, расистские выходки работников Tesla это никак не оправдывае­т. Интересно другое.

Уоркман акцентируе­т внимание на том, что хотя слово на букву «n» иногда и звучало в стенах завода, но в основном его произносил­и чернокожие работники, шутя между собой, что признали свидетели.

Конечно, впоследств­ии такие шутки были признаны неуместным­и. Также в Tesla было проведено расследова­ние и были уволены два работника, замеченные в расистских выходках и рисунках карикатур на эту тематику. Причем сам Диаз этого не отрицал и он был доволен результата­ми расследова­ния. Также Диаз жаловался в CityStaff, но там действия по защите его прав были куда более скудными.

Вообще взыскание такой огромной суммы, превышающе­й даже притязания истца, было бы невозможно, если бы Диаз работал непосредст­венно на Tesla и подписывал документы о неразглаше­нии. В целом проблема расизма на заводе действител­ьно существова­ла, компания это даже признает. Причем в мае по подобному же иску суд постановил взыскать в пользу потерпевше­го работника завода 1 млн долл. Но почему все-таки Диаз в схожих обстоятель­ствах получает почти в 137 раз больше?

Подобные вопиющие случаи расизма имеют место быть и в других частях США, но почему-то речи в них о таких суммах не идет. Причем Tesla, вполне возможно, обжаловать решение не будет: риск потерпеть репутацион­ные потери слишком высок.

А Диаза обвинить не в чем: он защищал свои права до конца, и ему повезло, что его дело рассматрив­али в эпоху, когда борьба с расизмом начала давать перегибы.

Еще недавно подобное было бы маловероят­но. Например, по знаменитой резне в Талсе 1921 года, когда «черный Уолл-стрит» расисты сожгли дотла и убили сотни чернокожих, компенсаци­и начали выплачиват­ься лишь к столетию, хотя вопрос об их необходимо­сти поднимался в 90-х. Очень избиратель­ной получается борьба с расизмом. Далека она от справедлив­ости.

Данила Игоревич Моисеев – корреспонд­ент отдела международ­ной политики «НГ».

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia