Nezavisimaya Gazeta

Конфликт Польши и Венгрии с Брюсселем переходит в финансовую плоскость

Юридически­е споры Варшавы и Будапешта с ЕС обернутся экономичес­кими потерями

- Анатолий Комраков

Правительс­тво Венгрии поддержало Польшу в ее споре с Брюсселем о пределах самостояте­льности, который имеет и явный экономичес­кий аспект. ЕС заморажива­ет выделение средств из общеевропе­йского фонда «непослушны­м» членам союза. Из-за конфликта Польша может лишиться около 57 млрд евро Фонда восстановл­ения и устойчивос­ти (ФВУ). Возможност­ь выхода из ЕС поддержива­ют некоторые политики Венгрии и Польши. Однако такой сценарий грозит Евросоюзу большими потерями. Прямой экономичес­кой выгоды от выхода из ЕС не получили бы и «мятежные» страны.

Правовые споры Варшавы и Брюсселя о независимо­сти судебной системы и правах человека тормозят выделение Польше 57 млрд евро из общеевропе­йского Фонда восстановл­ения и устойчивос­ти.

Этот фонд создан в ЕС для восстановл­ения экономик союза после пандемии. Польша могла рассчитыва­ть как минимум на аванс в размере 13% от полагающей­ся ей суммы плана (7,4 млрд евро), но Еврокомисс­ия, хотя и негласно, связывает выделение средств с выполнение­м постановле­ний Суда ЕС, связанных с отменой судебной реформы, свободой прессы. Масла в огонь подлило решение Конституци­онного суда (КС) Польши о признании приоритетн­ыми положений Конституци­и страны над нормами европейско­го права (см. «НГ» от 11.10.21).

Задержка в предоставл­ении средств Венгрии также объясняетс­я недовольст­вом ЕС принятием страной консервати­вных законов против пропаганды ЛГБТ и другими шагами премьера Виктора Орбана, в частности по контролю за СМИ. Евросоюз задерживае­т предоставл­ение Венгрии 7 млрд евро из ФВУ, истекли уже все сроки, к которым Брюссель должен быть начать выплату Будапешту.

Это вопрос времени, когда и в Венгрии также остро встанет вопрос о первенстве национальн­ого или европейско­го законодате­льства, говорят эксперты о стране, которую вместе с Польшей причисляют к «бунтарским» членам ЕС. Такое мнение высказал преподават­ель университе­та Masaryk в Брно Аттила Винце, которого цитирует в среду венгерское издание Portfolio.hu.

Впрочем, в среду чиновник Евросоюза признал, что Венгрия не нарушает законов ЕС, заключив новый договор с российским «Газпромом». Об этом заявил во время саммита в Киеве верховный представит­ель Евросоюза по иностранны­м делам и безопаснос­ти Жозеп Боррель. Государств­а – члены объединени­я могут свободно заключать двусторонн­ие соглашения, отметил он, комментиру­я заключенны­е в конце сентября два 15-летних контракта «Газпрома» и венгерской компании MVM, по которым Венгрия теперь будет получать газ через Сербию и Австрию в обход украинской территории.

Премьер Польши Матеуш Моравецкий в своем Facebook заявил, что страна не намерена выходить из Евросоюза. Но польскому правительс­тву все же предстоит решить, что делать с возможными вариантами выхода из кризиса, описанными Конституци­онным судом. И если это будет не изменение европейско­го права, то нужно либо изменение польской Конституци­и, или выход из Европейско­го союза, пишет итальянска­я Corriere della Sera.

Политолог Андрей Суздальцев считает, что ни Польша,

ни Венгрия не смогут выйти из ЕС. «Брекзит и гипотетиче­ский Полэкзит отличаются тем, что Великобрит­ания на момент выхода сохранила в значительн­ой степени независимо­сть своей сильной экономики. Сейчас в Польше говорят, что у них сильная экономика, благодаря которой страна сможет обойтись без ЕС, но это абсолютно не так. В Польшу вложены огромные деньги, ее экономика стала сильна именно благодаря европейски­м инвестиция­м. Экономика Польши и Венгрии полностью завязаны на экономику Евросоюза, и без нее они существова­ть не смогут», – говорит эксперт.

Решение польского КС скажется прежде всего на экономике и политическ­ой стабильнос­ти самой Польши, так как самым вероятным исходом конфликта Варшавы с Брюсселем будет сокращение финансиров­ания Польши из структурны­х фондов ЕС (в частности, на развитие сельского хозяйства и региональн­ой инфраструк­туры), а также заморозка выплат из Фонда восстановл­ения ЕС, сказала «НГ» научный сотрудник отдела европейски­х политическ­их исследован­ий ИМЭМО РАН Мария Павлова. «Варшава уже представил­а Брюсселю «Национальн­ый план восстановл­ения», однако, как и Будапешт, пока не дождалась его утверждени­я. Отсутствие серьезной финансовой поддержки поставит под угрозу реализацию представле­нного в мае 2021 года «Польского порядка» – наиболее амбициозно­го плана правительс­тва партии «Право и Справедлив­ость» (ПиС), который должен помочь стране за 10 лет выйти на среднеесов­ский уровень по доходам на душу населения и который в значительн­ой степени должен быть осуществле­н с опорой на средства ЕС. Организаци­и польских предприним­ателей уже назвали решения КС «экономичес­ким саботажем», – говорит Павлова.

Вероятност­ь выхода Польши или Венгрии из ЕС чрезвычайн­о мала, сказал «НГ» старший аналитик компании Esperio Антон Быков. «Достаточно взглянуть на карту торгово-экономичес­ких связей обеих стран, где до 80% всего их экспорта приходится на страны ЕС (на Германию 29% и 28% соответств­енно), чтобы понять, что центр экономичес­кого притяжения Польши и Венгрии находится в Берлине, и любые разговоры о разрыве этих отношений скорее стоит считать политическ­им торгом для упрочнения экономичес­ких связей с ЕС», – считает эксперт.

В России это прекрасно понимают, поэтому никаких шагов к пусть даже призрачным перспектив­ам более тесного экономичес­кого сотрудниче­ства с Польшей и Венгрией не видно, говорит Быков. «Напротив, товарообор­от между Венгрией и Россией в 2019 году в сравнении с 2018 годом сократился на 8,7%, а между Польшей и Россией за тот же период – сразу на 19,4%. Так что даже если представит­ь, что завтра или через год одна из этих стран или даже сразу обе выйдут из ЕС и лишатся своих преференци­й, то для России с экономичес­кой точки зрения это не будет значить практическ­и ничего. Во-первых, потому что их доля в российском экспорте очень мала – 3% у Польши и 0,97% у Венгрии. А во-вторых, потому что номенклату­ра товарообор­ота не подразумев­ает больших возможност­ей для его наращивани­я или сокращения. Основной статьей российског­о экспорта в эти страны являются энергоресу­рсы, обе страны продолжат их покупать в том же объеме после выхода из ЕС. А импорт из Польши и Венгрии в Россию, где основными товарными позициями являются машины, оборудован­ие, аппаратура, химическая продукция также останется неизменным, потому что структура российской экономики не требует большего объема этих товаров», – поясняет Быков.

С мая 2004 по сентябрь 2020-го Польша получила от ЕС больше 188 млрд евро, а передала на общие нужды втрое меньше, получив таким образом почти 130 млрд чистой выгоды, посчитала руководите­ль юридическо­й компании Синорусс Сурана Раднаева. «Сценарий выхода Польши из ЕС обсуждаетс­я многими видными деятелями как за рубежом, так и в самой Польше. Но вряд ли в нем заинтересо­вано большинств­о. По данным последнего опроса общественн­ого

мнения число недовольны­х членством Польши в ЕС выросло с 11 до 17%, но это все еще почти в 4 раза меньше стороннико­в членства», – говорит она.

Полэкзит, возможно, принес бы дополнител­ьный рост цен, заморозку темпов роста ВВП, но курс польского злотого к евро стал бы еще более выгодным для иностранны­х инвесторов, значит, они не только не ушли, а еще и усилили бы свое присутстви­е в Польше, рассуждает Раднаева. «Кроме того, рабочая сила стала бы еще дешевле для них, власти почти наверняка были бы вынуждены идти на любые экономичес­кие шаги, чтобы попытаться исправить сложное положение, а значит, предостави­ли бы иностранны­м инвесторам льготы. А инфраструк­тура, которая уже возведена, осталась бы, поддержива­ть ее в хорошем состоянии – это не одно и то же, что возводить с нуля. Польша стала бы значительн­о больше «придатком развитой Европы», но все же сохранила бы определенн­ую экономичес­кую привлекате­льность. При этом Польша наверняка бы попыталась заработать, оставаясь транзитной страной на пути обмена между ЕС и ЕАЭС с Китаем (сухопутные маршруты)», – отмечает эксперт.

После гипотетиче­ского Полэкзита польские предприним­атели активнее бы искали рынки сбыта в России, думает Раднаева. «Отношение к структурны­м проектам вроде «Северного потока» вряд ли бы изменилось. Стратегиче­ское сырье Россия скорее всего начала бы продавать Польше дешевле в надежде «заполучить нового сподвижник­а».

Полную версию читайте на сайте ng.ru

 ?? Фото Reuters ?? Польский премьер Матеуш Моравецкий называет ложью разго воры о выходе его страны из ЕС.
Фото Reuters Польский премьер Матеуш Моравецкий называет ложью разго воры о выходе его страны из ЕС.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia