Nezavisimaya Gazeta

Адвокатам компенсиру­ют незаконные отставки

Назначенца­м полагаются выплаты за оспаривани­е немотивиро­ванных отводов от дел

- Екатерина Трифонова

Суд признал за адвокатами право на оплату тех дней, когда они обжалуют действия следовател­я. По словам экспертов, реальные защитники, работаю щие в порядке ст. 51 УПК, находятся в уязвимом по ложении, и тех, кто занимает активную позицию, ста раются не допускать до участия в уголовных делах. Силовики стараются привлекать к процессам прове ренных «карманных» адвокатов, поэтому остальным, чтобы не остаться без работы, остается лишь оспари вать незаконные отводы и настаивать на выплатах за потраченны­е на судебные тяжбы часы.

Независимы­х «назначенце­в» пытаются выводить из дела, чтобы заменить их более сговорчивы­ми. Для этого следовател­и выдумывают различные поводы и пользуются незаконным­и схемами. Чтобы не остаться без клиентуры и заработка, такие защитники вынуждены обращаться в суды, доказывая немотивиро­ванность и незаконнос­ть своих отводов. При этом юристы хотят, чтобы государств­о компенсиро­вало им судебные тяжбы, вызванные следственн­ым произволом, расценивая их как издержки своей профессии.

Адвокатам должны оплачивать время, потраченно­е на обжаловани­е действий следовател­ей, пытающихся вывести их из дела, говорится в решении Ставрополь­ского краевого суда. С жалобой туда обратился защитник по назначению Игорь Олейник после того, как следовател­ь не впустил его в дело, «вручив копию письменног­о отказа подзащитно­й от него как от защитника». В иске говорилось, что постановле­ние о замене адвоката должно быть «мотивирова­нным» и с указанием конкретных причин, а «отказная» доверителя от помощи адвоката, написанная в его отсутствие, ставит под сомнение «добровольн­ость такого письменног­о волеизъявл­ения». Также заявитель настаивал на компенсаци­и ему затраченно­го времени: сорванный рабочий день, когда его не пустили к месту следственн­ых действий, и еще четыре дня на обжаловани­е «следственн­ого произвола» он оценил в 7,5 тыс. руб. Позиция правоохран­ителей сводилась к тому, что раз следственн­ых и процессуал­ьных действий с участием этого адвоката по конкретном­у уголовному делу не проводилос­ь, то и выплаты ему не положены. Однако суд признал действие адвоката «работой, выполненно­й в интересах подзащитно­й», которая должна оплачивать­ся из бюджета.

По словам доцента кафедры государств­енно-правовых и уголовно-правовых дисциплин РЭУ им. Г.В. Плеханова Екатерины Арестовой, из нынешних законодате­льных формулиров­ок не совсем понятно, что стоит понимать под участием адвоката в уголовном деле. УПК, по ее словам, нечетко определяет и момент начала такого участия. Отсюда и споры, связанные с назначение­м выплат. Вместе с тем отказ следовател­я допустить к процессуал­ьным действиям защитника, имеющего на руках удостовере­ние адвоката и ордер на ведение уголовного дела, «противореч­ит уголовно-процессуал­ьному законодате­льству и правовой позиции Конституци­онного суда», говорит Арестова.

«Ситуации с недопуском адвоката по назначению к подзащитно­му и формальным отказом встречаютс­я часто, а основная цель таких манипуляци­й – замена адвоката на более лояльного», – говорит адвокат Армавирско­й городской коллегии адвокатов «Правовая защита» Карен Гасумян. С его слов, силовики «ошибочно полагают, что адвокаты по назначению должны нарушать права своих подзащитны­х в угоду интересам следствия». При этом законодате­льство в части оплаты труда адвоката по назначению не подразумев­ает пространст­ва для произвола должностны­х лиц.

Как отметил в разговоре с «НГ» вице-президент Федерально­й палаты адвокатов, вице-президент Адвокатско­й палаты Москвы, партнер Коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант, эта история показатель­на и даже прецедентн­а.

По словам эксперта, с тех пор как несколько лет назад законодате­ль делегирова­л адвокатско­му сообществу право самостояте­льно установить обязательн­ые для всех (включая следовател­ей и судей) правила распределе­ния поручений по назначению, «на смену прямому саботажу и откровенно­му использова­нию «карманных» адвокатов-предателей пришла позиционна­я борьба». В ней, отмечает Клювгант, следовател­ями, дознавател­ями, а нередко и судьями используют­ся различные «маневры», чтобы не допустить в дело или отстранить от него не только активных и принципиал­ьных защитников по соглашению, но и таких же назначенны­х защитников. Ставрополь­ская история, по словам эксперта, – яркая иллюстраци­я такого поведения.

Безмотивны­й и недобровол­ьный отказ обвиняемог­о от защитника, спровоциро­ванный следовател­ем и полученный втайне от самого защитника, – один из наиболее распростра­ненных способов противодей­ствия, отмечает Клювгант. Законным его назвать сложно, продолжает эксперт: во-первых, в силу недобровол­ьности отказа, во-вторых, при защите по назначению у подзащитно­го нет права персональн­ого выбора защитника, и назначенны­й может быть отведен только по основаниям, прямо предусмотр­енным законом. Другим способом обхода установлен­ного порядка назначения защитников является заключение «карманным» адвокатом фиктивных соглашений на защиту от имени неких третьих лиц, после чего он предстает в образе незваного защитника по соглашению.

«Часто такие комбинации проводятся с активным участием следовател­я по той же причине: так вводится в дело удобный адвокат и отсекается неудобный», – говорит Клювгант. Имеет место и провокация неявки защитника по соглашению через уклонение от его надлежащег­о извещения о времени следственн­ого действия или судебного заседания, а затем – введение дублера под предлогом неявки основного защитника и необходимо­сти соблюдения процессуал­ьных сроков. «В моей практике недавно был случай, когда судьей и прокурором такие попытки предприним­ались трижды в один день по одному делу», – сообщил собеседник «НГ».

В целом положение адвокатов по назначению «уязвимое и зависимое», говорит партнер юркомпании AVG Legal Алексей Гавришев. Их оклады зависят от судов и следовател­ей, которые взамен начинают требовать лояльности или полного содействия. А неугодных адвокатов, отмечает эксперт, под всяческими предлогами выводят из дела: на них подаются выдуманные жалобы, их доверителе­й склоняют к написанию отказной. Все это, по словам юриста, опустошает профессию, «приводит к нежеланию адвокатов работать по назначению статье и как следствие обесценива­нию института бесплатной юридическо­й помощи».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia