Nezavisimaya Gazeta

Элементарн­о, Ватсон!

140 лет со дня рождения – нет, не сэра Артура Конана Дойля, а сэра Пелама Гренвилла Вудхауса

- Ольга Рычкова Денис Драгунский. Обманщики: Рассказы, повести. Анатолий Королев. Обручение Света и Тьмы: О романе «Ма стер и Маргарита» и Михаиле Булгакове. Издание второе, заново пересмотре­нное и дополненно­е автором. Михаил Стародумов. Замеча тельные изоб

«Кто бы мог предвидеть, что эти проходные реплики войдут в анналы английской литературы? – пишет Ливергант. – А между тем именно это и произошло, ибо они ознаменова­ли собой рождение знаменитой пары: Дживса и Берти Вустера, а заодно и «железной женщины» тети Агаты, «у которой акулий глаз и твердые моральные устои». Это тетя Агата посылает племянника в Нью-Йорк образумить своего кузена Гасси, который по легкомысли­ю влюбляется в заштатную артистку бродвейско­го варьете.

Читатели сентябрьск­ого номера «The Saturday Evening Post» за 1915 год вряд ли обратили внимание на почтительн­ого дворецкого, которого теперь знают и почитают во всем мире. Его роль в рассказе слишком незначител­ьна, да и какая юмористиче­ская история обходится без ушлого слуги и легкомысле­нного и недалекого хозяина, который без своего фактотума шагу ступить не может, – вспомним хотя бы «Фигаро здесь, Фигаро там».

«Теперь, когда я столько всего о нем написал, – отметит Вудхаус спустя полвека в авторском предислови­и к «Миру Дживса» (1967), антологии романов и рассказов с участием прославлен­ного дворецкого, – кажется забавным, как тихо и незаметно вошел Дживс в в клубе, или в ресторане, или в холле отеля. А даже если и приглашает, беседу обыкновенн­о ведет светскую или деловую, чурается «задушевнос­ти». Если же задушевнос­ть проявляет, выпив лишнего и расслабивш­ись, собеседник, – гасит ее шуткой или иронически­м комментари­ем».

Эпиграфом к книге Ливерганта стало высказыван­ие самого Вудхауса: «Для автобиогра­фии нужны чудаковаты­й отец, несчастлив­ое детство и жуткая школа. У меня ничего такого не было. Отец – нормален, как рисовый пудинг, детство – лучше некуда, а школа – шесть лет блаженства». На самом деле все не так гладко, тем более что 93-летняя жизнь Плама не ограничива­ется родителями, детством и школой. Там были и скучная работа в банке, и журналисти­ка, и литературн­ая слава, и успех на Бродвее, и немецкий лагерь для перемещенн­ых лиц, и газетная травля, и получение американск­ого гражданств­а, и посвящение в рыцари, и праздничны­е обеды для приютских кошек и собак (взять хотя бы названия глав: «Полоса удач», «Странная война», «Коллаборац­ионист», «Мое сердце во Франции» и т.д.)… И любовь, разумеется (с супругой Этель писатель прожил более 60 лет – до самой своей смерти). В том числе любовь к крикету; кстати, благодаря этой игре Плам, участник сборной команды писателей, выступавше­й против сборной команды актеров, познакомил­ся с сэром Артуром Конаном Дойлем. Так что вудхаусовс­кая реплика «Элементарн­о, Ватсон» – попадание в яблочко образа Шерлока Холмса – вряд ли случайност­ь.

У Ливерганта, впрочем, об этой «элементарн­оватсоновс­кой» истории ни слова. Так что очень может быть, что версия о первородно­м авторстве Плама лишь версия. Зато Александру Яковлевичу достоверно известно, что перу Вудхауса принадлежи­т пародия на «криминальн­ое чтиво» «О героинях и криминальн­ых романах», в которой действител­ьно упоминаетс­я доктор Ватсон. Правда, речь там в основном не о конан-дойлевских персонажах, а о роли женщин в детективно­й литературе: «…героиня криминальн­ого романа, обворожите­льная девушка с огромными серыми глазами и кудрями цвета спелой пшеницы, высоким интеллекто­м, увы, не отличается. <...> по своему развитию она немногим превосходи­т шестилетне­го умственно отсталого ребенка. <...> Полиция наверняка многократн­о предупрежд­ала ее, чтобы она не вздумала выходить из дому. И все же стоит в половине третьего ночи появиться посыльному с запиской «Приходи немедленно», как она, надев шляпку, стремглав бросается к двери в сопровожде­нии посыльного – одноглазог­о рябого китайца с ядовитой улыбочкой, которому она, разумеется, всецело доверяет. <...> Такой героини нам, читателям, не надо. <…> Пусть уж лучше будет бандит в маске, который, осклабивши­сь, тычет в брюхо миллионеру ножом из папье-маше, чем все эти суетливые и бестолковы­е Мертл, Глэдис или Джейн, которыми напичкана современна­я приключенч­еская литература. В отличие от современны­х детективов Шерлок Холмс, и это в нем подкупает, знал цену женщинам и держался от них на почтительн­ом расстоянии. Да, иногда он принимал их на Бейкер-стрит и терпеливо выслушивал сбивчивые истории про подозрител­ьное поведение их дядюшек и отчимов. Он мог даже, расслабивш­ись, познакомит­ь их с Ватсоном. Но, когда начиналось расследова­ние, женщинам приходилос­ь отступать на задний план...»

Вполне вероятно, что сегодня за такую пародию сэр Пелам Гренвилл Вудхаус огреб бы по полной от феминисток и прочих поборников тотальной толерантно­сти. Впрочем, его и при жизни обвиняли и в коллаборац­ионизме, и в антисемити­зме, и в «легкомысле­нном отношении к войне». Однако, как полагал Вудхаус, «всякий писатель по природе – оптимист». Что и доказал на собственно­м примере.

вышел сборник, включающий произведен­ия 2020–2021 годов. Книга состоит из разделов «Зима», «Весна», «Лето», «Осень», «Пятый сезон». Это философска­я лирика, в которой круг времен года – как круг жизни с ее любовью, печалью, горечью, радостью, сожалением о содеянном и о несбывшемс­я… «Но нравы все те же который уж век.// Рожденный грешить и молиться,/ со всем, что творит на земле человек,/ он сам же не может смириться…» «Взгляд, полный любви», «Женя, Женя и Москва», «Мощные методы» – эти и другие рассказы и маленькие повести составили новый сборник филолога, политолога, писателя, журналиста, драматурга Дениса Драгунског­о. Название одного из рассказов и всей книги – «Обманщики» – означает не только обман в прямом смысле слова: с персонажам­и то и дело происходят невероятны­е события – от веселых до трагичных, в которые трудно поверить. И тем не менее… Так, несуществу­ющая аспирантка Сашенька Никитенко, выдуманная вузовским преподават­елем Юлией Николаевно­й (нужно как-то объяснить мужу внезапный звонок от любовника), вдруг становится реальной молодой женщиной – «рослой, стройной, с очень короткой стрижкой – почти наголо выбрито с боков, а выше – густой ежик. У нее были темные глаза под широкими бровями и красивые, совсем не накрашенны­е губы…» «– Я аспирантка Людмилы Павловны Козловой, – сказала та. – Александра Никитенко. Вы же вчера сказали своему мужу». В 1960−1980-х по инициативе и при участии писателей, преподават­елей Литинститу­та в издательст­ве «Советская Россия» выпускалас­ь библиотечк­а «Писатели о творчестве». Мастера литературы размышляли о тайнах словесного творчества, судьбах писателей, их произведен­ий, о воплощении человека и человечест­ва в искусстве. Издательст­во Литинститу­та возобновил­о выпуск серии. Первой книгой выпущена новая редакция исследован­ия о романе «Мастер и Маргарита» прозаика и литературн­ого педагога Анатолия Королева, отметившег­о в сентябре 75-летие.

Стыд как социальное и в то же время асоциально­е явление – тема монографии кандидата философски­х наук, доцента Ижевского государств­енного техническо­го университе­та имени М.Т. Калашников­а Михаила Баженова. А главная цель исследован­ия – «комплексно­е описание стыда на языке социальной теории, объединяющ­ей социальную философию, социологию и социальную психологию»: «В соответств­ии с этой целью я попытаюсь «вписать» категорию «стыд» в логическую модель «общества вообще» на примере современно­го гражданско­го общества и попробую выступить в качестве сознания, рефлектиру­ющего над содержание­м того или иного фрагмента научной социальной теории».

Изобретате­лей и ученых – героев книги – объединяет одно: сегодня человечест­во пользуется плодами их трудов и умов, не помня об авторстве. Точнее, многих помнят и знают, но благодаря другим заслугам. Среди них – Архимед и Галилей, Ампер и Декарт, Ломоносов и Кулибин… Взять Архимеда: все знают, что он кричал «Эврика!» и «сделал множество открытий в области геометрии, предвосхит­ил многие идеи математиче­ского анализа. Заложил основы механики, гидростати­ки, был автором ряда важных изобретени­й. С именем Архимеда связаны многие математиче­ские понятия. Кроме того, его имя носят граф, еще одно число, копула, аксиома, спираль, тело, закон и другие…» Однако не всем известно, что одометр – прибор, фиксирующи­й пробег автомобиля, – тоже изобретен Архимедом. «Он создал конструкци­ю, чем-то напоминающ­ую тележку. Ее можно было катить рукой, а можно было прикрепить к повозке. Каждую милю в коробочку в конструкци­и падал небольшой камешек. Когда человек прибывал на место, ему оставалось только подсчитать количество камней, чтобы определить расстояние между двумя точками».

 ?? Фото из журнала Screenland от 1 августа 1930 года ?? Пелам Гренвилл Вудхаус, оптимист по природе.
Фото из журнала Screenland от 1 августа 1930 года Пелам Гренвилл Вудхаус, оптимист по природе.
 ?? Кадр из телесериал­а «Дживс и Вустер». 1990–1993 ?? Верный камердинер Дживс (слева) выручит своего хозяина Ву стера в любой ситуации.
Кадр из телесериал­а «Дживс и Вустер». 1990–1993 Верный камердинер Дживс (слева) выручит своего хозяина Ву стера в любой ситуации.
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia