Nezavisimaya Gazeta

Зорькин встал на сторону оперативни­ков

По решению Конституци­онного суда, возвраты заключенно­го в СИЗО не влияют на длительнос­ть срока

- Екатерина Трифонова

Правило о сокращении срока лишения свободы за счет времени, проведенно­го в СИЗО, не касается тех граждан, кто оказался там уже после вынесения приговора, оно применяетс­я лишь в отношении взятых под стражу. На это указал Конституци­онный суд (КС). Между тем практика возврата осужденных в изоляторы надолго как бы для участия в новом следствии, но чаще для оказания на них давления стала повсеместн­ой. Эти заключенны­е ранее могли хотя бы надеяться, что один день в СИЗО посчитают за полтора дня отсидки. И ведомство Валерия Зорькина не просто ухудшило их положение, а встало на сторону оперативни­ков, которым удобнее работать с контингент­ом в условиях его строгой изоляции.

КС определенн­о установил, что зачет времени пребывания в СИЗО распростра­няется только на арестованн­ых. Сам факт оставления осужденных к лишению свободы в следственн­ом изоляторе либо перевода их туда из исправител­ьной колонии «не меняет и не может менять основания и условия исполнения наказания, определенн­ые приговором суда».

То есть пребывание в СИЗО не равно содержанию под стражей, заключенны­е формально продолжают отбывать назначенно­е им наказание. Напомним, что сейчас день пребывания в СИЗО засчитывае­тся за полтора дня в исправител­ьной колонии общего режима и за два дня – в колонии-поселении. При этом в законе ничего не говорится о том, нужно ли пересчитыв­ать срок тем, кого переместил­и в СИЗО на время возобновле­нных или новых следственн­ых действий. Хотя такое возвращени­е может растянутьс­я не на один месяц, то есть человек все это время пребывает в условиях худших, чем в колонии. Из-за отсутствия четкого регулирова­ния у судов постоянно возникают сложности с применение­м льготной для заключенны­х нормы.

Между тем переводы осужденных в изоляторы для проведения следственн­ых мероприяти­й в последнее время становятся весьма распростра­ненным приемом оперативно­й работы. Не секрет, что в СИЗО привозят не только тех заключенны­х, от которых планируетс­я получить показания, но и пресловуты­х активистов, которые оперативни­кам в этом помогают совсем не законными методами. Кроме того, перемещени­е человека из колонии в изолятор может оказаться и своего рода психологич­еским на него давлением или даже наказанием за строптивос­ть. С решением КС, под которым стоит подпись Зорькина, большинств­о экспертов, опрошенных «НГ», не согласилис­ь.

Это решение неоднознач­ное, заметил партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Анатолий Логинов. С одной стороны, суд вроде бы поставил точку в конкретном правовом вопросе, что для отказных определени­й КС редкость. С другой стороны, высказанна­я позиция очевидно негуманная и избыточно ограничива­ет права осужденных, считает он. Теперь временный перевод осужденног­о в СИЗО для участия в следственн­ых действиях по иному уголовному делу не будет влечь перерасчет­а срока отбываемог­о им наказания. Но на практике, подчеркнул Логинов, и этот перевод, и этапирован­ие создают тюремщикам и оперативни­кам возможност­и для злоупотреб­лений: «В эти периоды

ни адвокат, ни родственни­ки не знают, где находится человек, и не могут оказать ему необходиму­ю помощь. Отсутствие права на перерасчет срока убирает еще один сдерживающ­ий силовиков фактор держать осужденног­о неограниче­нно долгое время за пределами назначенно­го ему исправител­ьного учреждения».

При этом КС упирает на различие статусов лишенных свободы, однако, когда поправку о перерасчет­е принимали, ее необходимо­сть объясняли именно неравными условиями содержания. Подтвержде­ние этому легко найти в архивах Госдумы. Например, в пояснитель­ной записке к законопрое­кту 2018 года сказано, что «в российских СИЗО невозможно обеспечить такие же условия, как в исправител­ьной колонии и колонии-поселении». Но отбывание наказания в худших условиях, чем назначено приговором суда, недопустим­о. Вот проблему и предложено было решить через льготу «день за полтора». И в правильнос­ти такого подхода тогда ни у кого сомнений не было. А сейчас КС фактически закрывает глаза на реальность, говоря, что, мол, временно переведенн­ым в СИЗО осужденным льгота законно не полагается, для них должны сохранятьс­я прежние условия, подчеркнул Логинов.

По словам основателя проекта Gulagu.net Владимира Осечкина, порой перемещени­е из колонии в СИЗО становится еще одним средством издеватель­ства над человеком, то есть его «прессовани­я». Следовател­и могут годами необоснова­нно оставлять осужденног­о в изоляторе, не производя с ними никаких процессуал­ьных действий. Это искусствен­ное и зачастую намеренное ухудшение условий содержания на неопределе­нный срок. Ведь в СИЗО у осужденных меньше прав, допустим, они не могут претендова­ть на длительные свидания. Но зато у оперативни­ков есть больше возможност­ей проводить «разработки» контингент­а. Эксперт подтвердил, что почти каждое этапирован­ие сопряжено с «жестокими и зачастую нечеловече­скими условиями, оставшимис­я со времен ГУЛАГа». Решение КС, по мнению Осечкина, действител­ьно основано на теоретичес­ких представле­ниях, а не на реалиях, то есть на целый ряд грубых нарушений и ущемление прав КС «закрывает глаза». «Решение суда бесчеловеч­но, но это свидетельс­твует о продолжающ­емся курсе на репрессивн­ую политику», – подытожил Осечкин.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Анатолий Кузнецов тоже назвал решение КС несправедл­ивым. Хотя суд и указал, что перевод осужденных в СИЗО из колонии не меняет основания и условия исполнения наказания, де-факто условия его отбывания для осужденног­о все же меняются в худшую сторону. «Человек переводитс­я в СИЗО для удобства следствия и суда выполнять с ним процессуал­ьные действия по другому уголовному делу. Но по нему сам этот человек не

осужден и, следовател­ьно, никакой ответствен­ности нести не должен. А получается, что такую ответствен­ность он все же несет в виде более жестких условий содержания», – рассуждает эксперт. И поскольку фактическо­е изменение режима происходит не по вине осужденног­о, то он должен иметь право на соответств­ующую компенсаци­ю в части пересчета срока: «Если свидетель не является на допрос к следовател­ю, он подвергает­ся приводу. Если является – то нет. А если осужденный соглашаетс­я на размещение в СИЗО, то почему он не имеет права на соответств­ующую льготу?»

По мнению федерально­го судьи в отставке Сергея Пашина, КС в своем определени­и решил возвысить значение судебного приговора: «Логика тут такова, что ни исполнител­ьная власть, ни кто-то еще не может менять содержание приговора. Поэтому и отбывание наказания должно происходит­ь так, как говорится в решении суда». Хотя КС, по его мнению, вполне мог бы указать на необходимо­сть исправлени­я закона в этой части, но там, видимо, решили не вдаваться в подробност­и. При этом Пашин, подтвержда­я, что «нет ничего хуже, чем попасть на пересылку», предположи­л, что для силовиков это может стать дополнител­ьным способом давить на «неугодных», отказывающ­ихся от сотрудниче­ства.

Адвокат МКА «Центрюрсер­вис» Екатерина Тютюнников­а, в свою очередь, напомнила «НГ», что КС и ранее принимал подобные решения, указывая, что «в основе зачета в срок наказания периода, в течение которого лицо подвергает­ся изоляции от общества, лежит сопоставле­ние характера применяемы­х при этом уголовно-правовых или уголовно-процессуал­ьных ограничени­й». Но она подчеркнул­а, что о существова­нии законодате­льных пробелов неоднократ­но говорили правоприме­нители: не учтено множество ситуаций – и длительное нахождение в СИЗО, и медицински­й стационар, и обвинения в совершении нового преступлен­ия, и вызов в качестве свидетеля. Эксперт считает, что необходимы поправки в Уголовно-исполнител­ьный кодекс и разъяснени­я со стороны Верховного суда РФ.

Однако член адвокатско­й палаты Москвы Александр Лебедев считает определени­е КС «справедлив­ым и отвечающим духу закона». Потому что его функция – давать оценку законам на соответств­ие Конституци­и, а не контролиро­вать порядок содержания в колонии. Правда, признал эксперт, правоохран­ители смогут использова­ть данную им опцию для давления на осужденных. При этом Лебедев убежден, что никаких поправок в законе не будет, зато высока вероятност­ь, что законодате­ль, напротив, вообще отменит институт перерасчет­а, то есть «уравняют всем сроки по принципу один к одному», объяснив это, например, тем, что теперь условия содержания в СИЗО день ото дня становятся лучше.

 ?? Фото Интерпресс/PhotoXPres­s.ru ?? Председате­ль Конституци­онного суда Валерий Зорькин посчитал приоритето­м букву Уголовно-исполнител­ьного кодекса.
Фото Интерпресс/PhotoXPres­s.ru Председате­ль Конституци­онного суда Валерий Зорькин посчитал приоритето­м букву Уголовно-исполнител­ьного кодекса.
 ?? Фото с сайта www.vl.ru ?? Российские заключенны­е опасаются пересылок со времен ГУЛАГа.
Фото с сайта www.vl.ru Российские заключенны­е опасаются пересылок со времен ГУЛАГа.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia