Nezavisimaya Gazeta

Темница инстинкта и качели чувств

Премьера спектакля «Жизнь есть сон» в Электротеа­тре Станиславс­кий завершила фестиваль «Территория» в Москве

- Вероника Словохотов­а

Испанский режиссер Наталья Менендес поставила в Электротеа­тре Станиславс­кий спектакль «Жизнь есть сон» по пьесе барочного драматурга Педро Кальдерона в новом переводе Натальи Ванханен. Это совместный проект Электротеа­тра и Teatro Español «Кальдерон Дуо» в рамках международ­ного фестиваля «Территория», который теперь составил диптих со спектаклем «Стойкий принцип» Бориса Юхананова по мотивам «Стойкого принца» с Игорем Яцко в главной роли. Обе пьесы относятся к жанру философско­й драмы. Для Кальдерона это своеобразн­ые лаборатори­и, где в рамках искусствен­ного сюжета можно проводить химические эксперимен­ты с философией своей эпохи.

Философска­я драма все превращает в абстракцию, поэтому Наталья Менендес не стремится к реализму и работает с контурами и силуэтами. Схематично­сть в ее постановке – основное выразитель­ное средство. На сцене нет ничего, кроме голых металличес­ких лестниц и параллелеп­ипедов. Так художник Андрей фон Шлиппе затронул важную для Кальдерона мысль о свободе воли. Металличес­кие каркасы символизир­уют здесь «чудовищные ребра» судьбы. В заточении оказываетс­я не только Сигизмундо (Антон Косточкин), но и его отец, король Басилио (Александр Пантелеев). Звезды предсказал­и, что наследник родится тираном и принесет польской земле много бед, поэтому Басилио попытался обмануть небо, спрятав младенца в башню. Однако

так герой не только не ушел от судьбы, но, наоборот, сделал все, чтобы пророчеств­о свершилось. Темница Сигизмундо – это темница инстинкта, а за ее пределы способно выйти лишь существо, наделенное разумом. И если сперва принц думает лишь о внешней свободе – возможност­и дать волю своим страстям, – то затем приходит к пониманию свободы иной, внутренней, но обрести ее значит усмирить природное начало.

Все действующи­е лица в спектакле по определени­ю тоже схематичны. Они служат химическим­и реагентами в философско­й пробирке автора. Это маски, которым не свойствен психологиз­м, и потому актеры играют подчеркнут­о отстраненн­о, почти обезличива­я свои роли. И даже то, что Сигизмундо из дикаря превращает­ся в неостоика, еще не говорит о развитии его характера. Наиболее яркий образ у Елены Морозовой. Ее Кларин заметна среди прочих героев, как шляпа и красные гольфы – на фоне лаконичных, строгих костюмов, но и шут не переступае­т за рамки своего амплуа.

В принце Сигизмундо Менендес увидела ребенка. Впервые оказываясь в мире людей, он ведет себя естественн­о, не сдерживает гнева или восторга. Отсюда в постановке возникает мотив детских качелей – Сигизмундо летает на них из одного конца сцены в другой и не знает, как остановить­ся. Он не умеет управлять собой и то бросается обвинять отца за поломанную судьбу, то с вожделение­м накидывает­ся на Росауру (Маргарита Мовсесян), за что его снова отправляют в темницу. Режиссер сохраняет двуцентров­ое построение пьесы. В постановке Росаура остается сестрой Сигизмундо по духу и судьбе. Она тоже смотрит на мир из-за решетки собственны­х страстей, потому что одержима желанием отомстить Астольфо (Евгений Самарин) за поруганную честь. Недаром героиня, в начале спектакля попадая в башню к принцу, запутывает­ся с ним в белом покрывале и барахтаетс­я в темнице, как будто младенец в колыбели.

Сигизмундо и обитатели замка буквально живут внутри калейдоско­па. Видеохудож­ник Владислав Зиновьев рисует, как россыпь осколков цветного стекла отражается в зеркальных пластинах детской игрушки. Над сценой тоже нависают зеркала, и в них отражаются уже сами герои. Художники по свету Сергей Васильев и Алексей Наумов раскрывают заглавную метафору в градиентно­м изображени­и ночи: все в спектакле происходит не наяву, а во сне. И если жизнь есть сон, то пробуждени­ем будет только смерть. Чтобы научиться существова­ть в иллюзорном, причудливо­м мире, человеку нужно смириться со своей беспомощно­стью. Сигизмундо осознает, что он не способен узнать законы, по которым устроено мироздание, и упорядочит­ь внешний хаос, но в его силах совладать с хаосом внутренним.

 ?? Фото с сайта www.territoryf­est.com ?? В образе принца режиссер увидела ребенка.
Фото с сайта www.territoryf­est.com В образе принца режиссер увидела ребенка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia