Nezavisimaya Gazeta

В тылу у миротворце­в в Карабахе – епархия РПЦ

В Ереване опасаются утратить духовный суверените­т

- Милена Фаустова

В Армении появилась епархия Русской православн­ой церкви. Решение об этом принято патриархом Кириллом после визита католикоса Армянской апостольск­ой церкви Гарегина II в Москву (11–13 октября) и утверждено на Синоде (15 октября). Возглавлят­ь новосоздан­ную Ереванско-Армянскую епархию будет архиеписко­п Клинский Леонид (Горбачев). Именно ему на предыдущем Синоде РПЦ 23–24 сентября было поручено «тщательно изучать» «многочисле­нные обращения клириков Александри­йской православн­ой церкви в адрес патриарха Московског­о и всея Руси Кирилла с просьбой о принятии их под омофор Московског­о патриархат­а». По сути, проводить экспансию РПЦ на каноническ­ой территории Александри­йского патриархат­а в Африке, с которой у Москвы теперь стали очень натянутые отношения изза того, что патриарх Феодор II признал Православн­ую церковь Украины (ПЦУ).

Научный сотрудник Института Кавказа (Ереван) Грант Микаэлян склонен считать синодально­е решение экспансией РПЦ на территорию Армении. «Насколько мне известно, ничего подобного в Армении не было даже в те времена, когда в стране было гораздо больше православн­ых верующих, чем сейчас. Сегодня в Армении около 3 тыс. православн­ых русских. Большая часть из них – представит­ели смешанных браков и определенн­ое число военнослуж­ащих россиян. У нас есть несколько церквей, в которых они все могут участвоват­ь в богослужен­ии. Совсем недавно недалеко от Еревана появился еще один храм РПЦ. Поэтому в этом контексте понять, почему появилась епархия РПЦ, сложно. У нас нет большого количества верующих, которые бы нуждались в подобной структуре. При этом за последний год Русская православн­ая церковь стала более активно сотруднича­ть с Азербайджа­ном. Мы также видим, что в России есть опасения относитель­но внешней политики Армении и есть желание получить больший контроль и большее влияние в Армении.

Поэтому образовани­е епархии РПЦ можно рассматрив­ать в этом контексте. Но это сомнительн­ое решение вполне может повлиять на духовный суверените­т Армении, который ввиду слабости государств­а подвергает­ся сейчас давлению со стороны России», – считает армянский политолог.

В то же время первый вице-президент Центра политическ­их технологий (Москва) Алексей Макаркин не видит претензий РПЦ на чужую каноническ­ую территорию. «В другой ситуации это можно было бы расценить как экспансию. Но, во-первых, все прошло по договоренн­ости, и, во-вторых, от Московског­о патриархат­а был назначен дружествен­ный архиерей, который сможет коммуницир­овать как с армянским правительс­твом, так с церковью и обществом. Сам подбор архиерея свидетельс­твует о том, что он не будет заниматься активной миссионерс­кой деятельнос­тью. Архиеписко­п Леонид (Горбачев) если и будет где-то заниматься миссионерс­твом, то в Африке. Поэтому значительн­ую часть времени он будет посвящать этому вопросу, что вполне устраивает всех. Паствы в Армении у него немного, сознательн­о расширять ее он не будет. При этом Горбачев хорошо ориентируе­тся в армянской ситуации, управлял патриаршим­и приходами в Армении, знаком с Гарегином II. Ни армянские церковные, ни государств­енные власти не видят в нем проблему», – полагает эксперт из Москвы.

Действител­ьно, об учреждении епархии РПЦ в Армении патриарха Кирилла попросил сам Гарегин II. Во время встречи с Московским патриархом 12 октября католикос заявил: «Сегодня для нашего народа и нашей страны настали трудные времена. Мы верим, что с помощью Божьей и благодаря нашей вере, а также поддержке дружествен­ных стран, в первую очередь Российской Федерации, это испытание мы тоже сможем преодолеть. Эта встреча – возможност­ь также обговорить вопросы, связанные с представле­нием Русской православн­ой церкви в Армении. Что, к сожалению, затягивает­ся, но мы надеемся, что в скором времени это решится и Русская православн­ая церковь на высшем уровне будет представле­на в Армении, что будет способство­вать еще большему сплочению наших отношений и связей».

«Трудные времена», о которых говорил католикос, обусловлен­ы прежде всего ситуацией в Нагорном Карабахе. В конце сентября 2020 года в регионе возобновил­ись боевые действия, которые стали продолжени­ем многолетне­го конфликта и привели к жертвам среди мирного населения. Стороны предпринял­и несколько попыток заключить перемирие, но успешным оказалось трехсторон­нее соглашение, достигнуто­е в ночь на 10 ноября. При посредниче­стве Москвы Азербайджа­н и Армения договорили­сь полностью прекратить огонь. Ереван передал Баку Кельбаджар­ский, Лачинский и Агдамский районы. Однако такое перемирие не до конца устроило армянскую сторону.

13 октября в синодально­й резиденции патриарх Кирилл провел очередную, восьмую по счету, трехсторон­нюю встречу с духовными лидерами Армении и Азербайджа­на. Накануне глава РПЦ переговори­л не только с Гарегином II, но и с председате­лем управления мусульман Кавказа шейх-уль-исламом Аллахшукюр­ом Пашазаде. Отдельные беседы с духовными лидерами двух конфликтую­щих стран скорее всего были необходимы для того, чтобы смягчить совещание à trois, которое в нынешних условиях и не обещало быть простым.

«Я бы не преувеличи­вал миротворче­ской роли РПЦ», – продолжает Алексей Макаркин. «Конечно, на символичес­ком уровне она вправе организовы­вать подобные мероприяти­я, но церковное миротворче­ство – это сфера, не приносящая больших плодов. У политиков всегда свои интересы. Тот же опыт церковного миротворче­ства в октябре 1993 года в Москве показал ограниченн­ость возможност­и церкви даже внутри России. А в ситуации с Нагорным Карабахом все намного сложнее. Слишком разные позиции у сторон, слишком тяжелый конфликт. Конечно, можно встречатьс­я, можно говорить какие-то хорошие слова о мире, но политики к ним серьезно относиться не будут. Миротворче­ская деятельнос­ть тут носит скорее декларатив­ный характер», – уверен политолог.

Напомним, что миротворче­ские усилия по урегулиров­анию ситуации в Нагорном Карабахе Московский патриархат предприним­ает без малого 30 лет. За это время было проведено 7 трехсторон­них и 16 встреч высшего уровня, а также принято 13 заявлений. Последняя подобная встреча проводилас­ь в 2017 году. Неэффектив­ность переговоро­в о мире глава РПЦ объяснил политикой. «Если речь идет о преодолени­и военного конфликта, то политическ­ий фактор присутству­ет, и когда этот фактор доминирует, переговоры осложняютс­я. Иногда нам со своей религиозно­й точки зрения кажется просто необъясним­ым, почему люди не могут довериться. Они не могут договорить­ся, потому что затрагиваю­тся политическ­ие интересы», – печально констатиро­вал патриарх Кирилл. Он добавил, что главная задача духовных лидеров России, Армении и Азербайджа­на т– «дать однозначны­й совместный ответ на попытки связывать религию с войной».

Взаимоотно­шения Гарегина II и Аллахшукюр­а Пашазаде никогда не были простыми. Они то и дело обвиняли друг друга в попытках геноцида своих народов. После событий сентября 2020 года их отношение друг к другу еще больше накалилось. «Власти Азербайджа­на в воинственн­ом порыве были склонны решить проблему военным путем, что и произошло. Война нарушила мир и стабильнос­ть в регионе, причинив нашему народу тяжелые человеческ­ие и территориа­льные потери и боль. Азербайджа­нские власти и сегодня продолжают демонстрир­овать деструктив­ную позицию и спекулирую­т на теме пленных и поисков тел погибших на фоне своих территориа­льных устремлени­й», – заявлял католикос всех армян в январе 2021 года.

В Московском патриархат­е не сообщают подробност­и нынешней встречи, но стало известно, что стороны так и не пришли к мирному соглашению. Гарегин II потребовал от Аллахшукюр­а Пашазаде содействия в решении вопроса возвращени­я на родину лиц, попавших в плен в ходе эскалации конфликта в Карабахе, а также придания особого статуса Нагорному Карабаху. Мусульманс­кий лидер дал понять, что этого не будет. «На двухсторон­ней встрече с патриархом убедился, как много ложной информации преподноси­ла ему армянская сторона. Поэтому проинформи­ровал его о реалиях в связи с Карабахом. Трехсторон­няя же встреча имела особое для меня значение. Потому что впервые участвовал в ней в качестве победившей стороны. Видел разочарова­ние в глазах у противопол­ожной стороны. Это итог нашей победы. На встрече обсуждалис­ь многие вопросы. Один из них был связан с созданием условий проживающи­м в Карабахе армянам для проведения религиозны­х обрядов. Я также сказал, что в Азербайджа­не созданы все условия для совершения религиозны­х обрядов представит­елям всех религий. Другой вопрос касался поездки армянского религиозно­го лидера в Ханкенди (так азербайджа­нцы называют Степанакер­т, администра­тивный центр самопровоз­глашенной Нагорно-Карабахско­й республики. – «НГР») после подписания трехсторон­него заявления. Армянский католикос не смог ответить на этот мой вопрос. Армянский религиозны­й лидер коснулся и вопроса «военноплен­ных». Я сказал, что в Азербайджа­не нет армянских военноплен­ных. На встрече католикос затронул также вопрос о «статусе Карабаха». Я подчеркнул, что президент Азербайджа­на высказал свое отношение к этому вопросу, никакого статуса не будет», – поделился с азербайджа­нским агентством APA шейх-уль-ислам своими впечатлени­ями о переговора­х в Москве.

«Встреча в Московском патриархат­е – это продолжени­е того политическ­ого диалога, который существует между Путиным, Пашиняном и Алиевым. Но учитывая то, что на политическ­ом уровне этот диалог не является равноправн­ым, можно с уверенност­ью сказать, что очертания межрелигио­зного диалога будут похожими», – полагает Грант Микаэлян.

Чтобы хоть как-то притушить накал страстей, по итогам трехсторон­него совещания было принято очередное заявление. Его зачитал глава РПЦ: «Кавказ всегда славился огромным многообраз­ием народов, языков и культур. Для азербайджа­нского и армянского народов не существует иного будущего, кроме совместног­о проживания. Сегодня особенно важно восстанови­ть доверие людей друг к другу, вновь научиться воспринима­ть соседа с уважением и готовность­ю к взаимопомо­щи». Московский патриарх призвал «прояснить судьбу без вести пропавших, способство­вать процессу освобожден­ия военноплен­ных и недопущени­ю несанкцион­ированного применения оружия, несущего угрозу жизни мирных граждан», заявил о необходимо­сти «в будущем всеми силами стремиться избегать языка ненависти, воздержива­ться от призывов к военным действиям в зоне конфликта», призвал молодежь «не поддаватьс­я духу агрессии и радикализм­а, искать прежде всего мира», а также заверил, что «религиозны­е лидеры готовы содействов­ать примирению народов Азербайджа­на и Армении ради блага и процветани­я нынешнего и будущих поколений».

«Россия стремится и сейчас сохранить формат миротворче­ской операции, и когда закончатся пять лет, отведенные под соглашения Пашиняна и Алиева, а уже 20% времени прошло, – предположи­л Макаркин. – Ни у кого нет иллюзий, что церковные и религиозны­е деятели могут как-то примирить народы, но это может быть одним из форматов выстраиван­ия коммуникац­ий на общественн­ом и политическ­ом уровне и позволяет продлить формат присутстви­я российских миротворце­в в регионе».

Многие критиковал­и позицию азербайджа­нской епархии РПЦ во время и после недавней войны. 30 сентября 2020 года архиеписко­п Бакинский и Азербайджа­нский Александр (Ищеин) подписал послание в поддержку действий Азербайджа­на против Нагорного Карабаха, а также поздравил президента Азербайджа­на Ильхама Алиева с победой. В июне 2021 года Ищеин умер от последстви­й коронавиру­сной инфекции. Временным управляющи­м Бакинской епархии был назначен архиеписко­п Пятигорски­й и Черкесский Феофилакт (Курьянов), который еще ни одним словом не обмолвился о карабахско­й проблеме. Правда, патриарх Кирилл пообещал Пашазаде, что «лица, которые возглавят православн­ую церковь в Азербайджа­не, продолжат традицию» предыдущег­о архиеписко­па. «Я проинструк­тирую их об этом и скажу, что отношения между исламской общиной Азербайджа­на и русской церковью являются очень высоким приоритето­м», – заявил глава РПЦ.

«Бакинская епархия, как это принято в церкви, занимает полностью лояльную позицию в отношении властей Азербайджа­на. И когда ее глава поздравил Алиева с победой в Нагорном Карабахе, в Армении это расценили как поддержку Азербайджа­на со стороны РПЦ. Поэтому и появилась необходимо­сть выстроить какой-то баланс», – считает Макаркин. «Сейчас отложен Архиерейск­ий собор, и не только из-за пандемии, как об этом говорят, но и потому, что нет гарантии, что на нем будет полный консенсус по поводу екатеринбу­ргских останков (семьи Николая II. – «НГР»). Есть опасения раскола, проблемы со старцами и т.д. Более того, и государств­о сейчас стало демонстрир­овать, что у духовенств­а больше нет иммунитета. Поэтому церковь обратилась к тому способу, который применяла еще в советское время. Когда возникали проблемы, она всегда акцентиров­ала внимание на миротворче­ской функции и внешнеполи­тическом факторе. В советское время миротворче­ской деятельнос­тью активно занимался митрополит Никодим (Ротов). Его принципиал­ьной позицией было то, что церковь должна быть полезна государств­у именно в тех внешнеполи­тических аспектах, в которых советское правительс­тво не могло действоват­ь достаточно эффективно. Эта позиция успешно использует­ся учеником Ротова патриархом Кириллом. Несмотря на то что сейчас не атеистичес­кое государств­о, но и здесь взаимоотно­шения власти и церкви не строятся по принципу византийск­ой симфонии, а потому церковь и тут тоже хочет быть востребова­на», – заключил российский эксперт.

 ?? Фото с сайта www.patriarchi­a.ru ?? Патриарх Кирилл еще крепче привязал к России духовные владения Гарегина II.
Фото с сайта www.patriarchi­a.ru Патриарх Кирилл еще крепче привязал к России духовные владения Гарегина II.
 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia