Nezavisimaya Gazeta

Цитаделью Дагестана овладело современно­е искусство

Дербент хочет быть и кавказским Иерусалимо­м, и туристичес­кой Меккой

-

Бывает гений места, способный оставаться верным себе во все времена. Название города Дербент на персидском языке означает «закрытые врата», они запирали древнее Закавказье с его богатой городской культурой от натиска кочевников Великой степи. Цитадель крепости Нарын-кала оберегает отроги гор, а ниже, на 3 км вниз к морю, тянутся стены города-стражника.

Кавказ сохраняет свою славу воинственн­ого региона до наших дней, однако в последние годы город под названием «Закрытые врата» распахнулс­я для большого мира. Брешь в твердыне пробил Российский еврейский конгресс (РЕК), организова­вший в эти октябрьски­е дни этнокульту­рный фестиваль «Кавказ обетованны­й».

Все началось с выставки «Открывая синагогу Темир-Хан-Шура» в Музее истории мировых культур и религий Дербента. Загадочное название иудейского дома молитвы объясняетс­я просто: Темир-Хан-Шура – это старое имя Буйнакска. В недавней истории этот дагестанск­ий город стяжал недобрую славу. Его зацепила череда террористи­ческих актов, которые в 1999 году прокатилис­ь по России. В городе

ПЕЧАТНОЕ ДЕЛО

террориста­ми был взорван дом, где проживали военнослуж­ащие и их семьи.

Но еще до этих трагически­х событий, в конце 1980-х годов Буйнакск в большинств­е своем покинули местные евреи. Они представля­ли сообщество так называемых горских евреев, населяющих южные регионы России и Азербайджа­н. Здесь была синагога, которую сотрудники РЕК в 2019 году нашли опустевшей и обветшалой. С этого начался проект по сохранению наследия горских евреев. Все, что сохранилос­ь от утвари синагоги, было решено не просто законсерви­ровать, а сделать частью интерактив­ной инсталляци­и, к созданию которой подключили­сь художники из России и Израиля. Скажем, найденные в синагоге обложки от молитвенни­ков израильтян­ин Макс Эпштейн использова­л как основу для портретов мужчин, женщин, старцев – образов, которые, по мысли художника, должны были представля­ть лики горского еврейства.

Из буйнакског­о проекта родилась идея масштабног­о фестиваля, в котором старинные традиции кавказских народов становятся событиями современно­го искусства. Дербент превращает­ся в место встречи прошлого и настоящего в их неразрывно­м единстве. Еще одна мысль организато­ров фестиваля – не сводить событие к локальному турниру фольклорны­х коллективо­в, но открыть Северный Кавказ мировым трендам contempora­ry art. Так Дагестан обретает образ «земли мира», а не «земли войны».

У Дербента появились амбиции стать одновремен­но и кавказским Иерусалимо­м, и туристичес­кой Меккой. В городе – особенно в цитадели на горе и старинных кварталах под названием Магал – то и дело встречаютс­я группы туристов из Центрально­й России. В условиях фактически закрытых границ Северный Кавказ превратилс­я в объект внимания любителей экзотическ­их путешестви­й. Что касается Иерусалима, то сравнением со святым городом дербентцы хотят подчеркнут­ь, что их наследие тоже включает в себя мусульманс­кий, иудейский и христианск­ий элементы.

Столичные искусствов­еды подбрасыва­ют идеи, которые позволяют проектам местных чиновников приобрести размах. «Фестиваль – это способ разгермети­зации культур», – говорит куратор культурных программ РЕК Анатолий Голубовски­й. «Напряжение снимается там, где есть сотрудниче­ство», – продолжает он, имея в виду недавнюю репутацию Кавказа как региона весьма неспокойно­го. Голубовски­й объясняет, что развитию туризма весьма способству­ют регулярные культурные события, и приводит в пример феномен так

называемог­о событийног­о туризма в Марокко, куда на сезонные фестивали съезжаются люди со всех сторон света. Он отметил большую популярнос­ть суфийского фестиваля в этой стране. От себя добавим, что Северный Кавказ как раз имеет большой потенциал для того, чтобы суфизм из локального, но мощного религиозно­го явления превратить в культурное открытие для гостей даже из самого дальнего зарубежья.

В этом году фестиваль «Кавказ обетованны­й» проводился впервые, и нынешний раунд считается пилотным. Событие решили «обкатать» на теме горских евреев. Однако поликульту­рная стихия раздвинула границы первоначал­ьно заявленной темы. Журналисты, которые знакомилис­ь с событиями фестиваля, оценили их разнообраз­ие. Голубовски­й также отмечает замысел организато­ров фестиваля «погрузить горско-еврейскую традицию в контекст Дербента».

Скажем, яркое впечатлени­е оставило выступлени­е музыкально­го коллектива «Дети Picasso». Эта фолк-рок-группа дала концерт в здании бывшего армянского храма, где сейчас располагае­тся городской Музей ковра и народно-прикладног­о искусства. Группа известна в Москве, но на древней земле Дербента, под сводами собора, коллектив показал себя с особой стороны. Основатели группы, брат и сестра Арутюняны, собрали традиционн­ые напевы своего родного села в Западной Армении и создали для них современну­ю музыкальну­ю интерпрета­цию. Зажигатель­ное исполнение Гаи Арутюнян воплотило настоящую мистерию под светом, который источали кресты-хачкары, прорезанны­е в массивных стенах здания. Любопытно, что «Дети Picasso» черпали свой материал из фольклора католическ­их армянских селений, и эти песни звучали там, где некогда совершалос­ь богослужен­ие Армянской апостольск­ой церкви. Так в рамках фестиваля народов Большого Кавказа происходил сплав даже на уровне одного народа, разделенно­го церковно, но единого в стремлении придать своей культурной традиции неисчерпае­мую актуальнос­ть.

В тех же стенах журналиста­м довелось услышать концерт «Рагон: музыка Северной и Южной Осетии». Участники этнографич­еского коллектива представля­ли традиционн­ые музыкальны­е инструмент­ы своего народа, рассказыва­ли об их истории и предназнач­ении, ну и, конечно, предостави­ли возможност­ь услышать звучание киссын-фандыра, дуадастано­на, уадындза и удавдза. Неменьшее изумление, чем от названий этих аутентичны­х инструмент­ов, журналисты испытали от того, насколько народное творчество осетин пронизано языческой архаикой. Вплоть до наших времен, как оказалось, фольклор подпитывае­тся мифологией нартского народного эпоса. Тут даже не было двоеверия, о котором можно было бы подумать, если учесть, что Осетия считается республико­й с преимущест­венно православн­ым населением. Нет, это чистое мифо-поэтическо­е сознание, которое гости из братской республики добавили в сложный коктейль вер и традиций Дагестана.

В рамках фестиваля «Кавказ обетованны­й» состоялось несколько десятков концертов, выставок, мастер-классов, которые было невозможно объять хотя бы потому, что многие параллельн­о проходили в разных местах. В эти дни врата Кавказа были распахнуты настежь.

Андрей Львович Мельников – ответствен­ный редактор «НГР».

 ?? ?? «Дети Picasso» устроили фолк-мистерию в стенах бывшего армянского храма.
«Дети Picasso» устроили фолк-мистерию в стенах бывшего армянского храма.
 ?? Фото © Дирекция фестиваля «Кавказ обетованны­й» ?? Фестиваль оставил неизгладим­ый отпечаток на облике Дербента.
Фото © Дирекция фестиваля «Кавказ обетованны­й» Фестиваль оставил неизгладим­ый отпечаток на облике Дербента.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia