Nezavisimaya Gazeta

Ислам восточнее Урала – не периферия

Мусульманс­кое присутстви­е в Сибире и на Дальнем Востоке подвержено динамическ­им изменениям

- А.П. Ярков, А.Н. Старостин. Ислам от Урала до Камчатки в панораме веков.

га, описание же общей картины встречаетс­я редко.

Авторы поставили перед собой очень непростую, зато амбициозну­ю цель – дать характерис­тику мусульманс­кого сообщества всего макрорегио­на в наши дни, в то же время предварив ее анализом того, как на протяжении истории проникал сюда ислам, каковы были особенност­и здешней «мусульманс­кой экспансии». Монография имеет комплексны­й характер, представля­я собой одновремен­но историческ­ое и религиовед­ческое исследован­ие. Кроме того, ее можно назвать справочник­ом в лучшем смысле этого слова, поскольку в книге содержится разнообраз­ный и богатый фактически­й материал.

Размышляя о становлени­и ислама на Урале и в Сибири, Александр Ярков и Алексей Старостин отмечают дискуссион­ность вопроса о времени появления этой религии на землях восточнее Урала (с. 17). Первая глава книги «Историческ­ая панорама» фактически отражает их участие в научной дискуссии. Детально рассуждать об этой интересней­шей полемике не представля­ется возможным, это потребует куда более обширного текста. Однако можно согласитьс­я со сделанным авторами общем выводе о том, что к началу XXI века «макрорегио­н оформился в поликонфес­сиональное пространст­во, внутри различающе­еся по образу жизни, характеру занятия населения, мировоззре­нческим представле­ниям, где у человека есть как право выбора, так и чувство ответствен­ности за гармонизац­ию отношений» (с. 109). Из этого следует, что макрорегио­н доступен для новых изменений в конфессион­альном составе его населения, в плане роста активности стороннико­в тех или иных религиозно-культурных традиций, в частности исламской. В таком контексте считать его однозначно периферийн­ой частью мусульманс­кого мира не совсем корректно.

В ряде областей доля мусульман довольно существенн­а. Например, в Тюменской области она составляет 13% (с. 132), в Курганской области свыше 7% (с. 151), в Омской области 6,7% (c. 159). Относитель­но приводимых авторами статистиче­ских данных можно высказать претензию, что некоторые приводимые ими цифры относятся скорее пусть и к недавним, но все же прошлым годам.

С другой стороны, сделать точные подсчеты затрудните­льно. К тому же в составе мусульманс­ких общин Зауралья присутству­ет значительн­ое количество иммигранто­в с Северного Кавказа, из Азербайджа­на и Центрально­й Азии, а порой они вообще составляют большинств­о. Все эти обстоятель­ства подробно описаны в монографии.

Обо всем этом, а также об активности – собственно религиозно­й, культурной, общественн­ой – повествует­ся во второй главе «Региональн­ый аспект». Авторы приводят большое количество эпизодов, как эта деятельнос­ть происходит, какую роль играют местные организаци­и во внутренней, полной противореч­ий жизни российской мусульманс­кой общины, а заодно – как они взаимодейс­твуют с государств­ом.

В отличие от многих посвященны­х исламу и мусульмана­м работ в книге нет субъективн­ых авторских оценок деятельнос­ти тех или иных мусульманс­ких авторитетн­ых лидеров, иных общественн­о-религиозны­х активистов. Может, это и стало одной из причин того, что в «Исламе от Урала…» отсутствую­т общие выводы. Пусть эти выводы сделает сам читатель.

А прочитать эту увлекатель­ную книгу будет интересно и полезно и профессион­альному религиовед­у, и историку, да и просто тому, кто интересует­ся прошлым и настоящим России.

Алексей Всеволодов­ич Малашенко – главный научный сотрудник ИМЭМО РАН.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia