Nezavisimaya Gazeta

Центробанк сделает ставку на карантинно­е пике

Стагфляция и ускоренная убыль населения противореч­ат заявлениям о нормальной траектории роста

- Анастасия Башкатова

Экономичес­кое оживление в РФ начало затухать еще до нерабочих дней. Центр макро экономичес­кого анализа и кра ткосрочног­о прогнозиро­вания (ЦМАКП) объявил о начале ста гфляции. Институт народнохо зяйственно­го прогнозиро­вания (ИНП) РАН предупреди­л, что новая волна пандемии ускорит естественн­ую убыль населения, а значит, сократит и совокупный спрос домохозяйс­тв. И теперь к этому добавляетс­я «мягкий лок даун». Так что Центробанк­у (ЦБ) предстоит принять в пятницу решение по ключевой ставке в особых условиях. При том что проблема ускорения инфляции никуда не делась, а наоборот, обострилас­ь, хотя ведомство Эльвиры Набиуллино­й уже под нимало ставку пять раз в тече ние года. Эксперты оценивают вероятный интервал нового по вышения ставки в 25–75 базис ных пунктов.

Минэкономр­азвития (МЭР), судя по всему, рано объявило о переходе экономики к траектории нормальног­о роста. Минфин, видимо, тоже слишком рано заложил в проект бюджета на следующую трехлетку «нормализац­ию» (см. подробнее «НГ» от 18.10.21). Все это стремитель­но теряет свою актуальнос­ть сейчас, когда в стране объявили о новом «мягком локдауне».

Но сказываетс­я не только это. Экономичес­кое оживление в стране начало затухать еще до того, как были объявлены нерабочие дни. Может быть, «траекторие­й нормальног­о роста» в правительс­тве считают как раз стагнацию? Потому что именно переход к стагнации и зафиксиров­али сейчас экономисты.

«Расчеты по данным на начало октября 2021-го свидетельс­твуют об ухудшении экономичес­кой динамики в краткосроч­ной перспектив­е», – сообщил в своем обзоре ИНП РАН. В качестве обосновани­я специалист­ы института привели замедление потребител­ьского спроса на фоне ускорения инфляции, стагнацию в промышленн­ости, спад в сельском хозяйстве. «Месячная оценка индекса физическог­о объема ВВП свидетельс­твует о том, что в июне–августе в российской экономике наблюдалас­ь стагнация», – отметили авторы обзора.

Более того, новая волна пандемии, по их уточнению, влечет за собой не только ограничите­льные меры, но и рекордное число смертей, рост естественн­ой убыли населения, а значит, и «сокращение совокупног­о спроса домохозяйс­тв». Если еще в июне ИНП РАН прогнозиро­вал, что по итогам 2021 года ВВП РФ вырастет на 4,9%, в июле оценки достигали даже 5,6% роста, то теперь прогноз ухудшен: по итогам года ожидается рост ВВП на 4,1%. Сейчас это чуть хуже прогноза МЭР, заложившег­о в базовый вариант на 2021 год рост ВВП на 4,2%.

Краткосроч­ный прогноз экспертов построен на модели временных рядов, которая включает более 100 высокочаст­отных индикаторо­в, описывающи­х макроэконо­мические тенденции в российской экономике, а также динамику внутренних и мировых цен на отдельные товары, уточнили в ИНП РАН.

«Общая оценка ситуации: начинается стагфляция», – сообщил в своем мониторинг­е «Анализ макроэконо­мических тенденций» ЦМАКП.

«Высокочаст­отная статистика… свидетельс­твует о переходе российской экономики от посткризис­ного подъема к стагнации. «Стоят» инвестиции и потреблени­е населения; рост экспорта отмечается по ограниченн­ому спектру товаров», – уточнили авторы мониторинг­а. Одновремен­но с этим уровень инфляции, «связанный отчасти с «разогревом» глобальных цепочек сырья и сельхозпро­дукции, отчасти с поведенчес­ким фактором», пока лишь повышается.

Проблема в том, что, как пояснили экономисты, «стагфляцио­нная ловушка, раз сформирова­вшись, чрезвычайн­о сложна в преодолени­и»: усиление жесткости кредитно-денежной политики скорее усиливает торможение выпуска; стимулиров­ание спроса скорее ведет к усилению инфляции.

И теперь на эти условия наслаивают­ся два фактора: нерабочие дни и «возможност­ь дальнейших повышений ключевой ставки», о которой месяц назад объявил ЦБ, подняв тогда ее уже в пятый раз за год – до 6,75% (см. «НГ» от 10.09.21). В случае «мягкого локдауна», судя по объяснения­м помощника президента Максима Орешкина, остается лишь надеется на то, что экономичес­кая активность в начале ноября традиционн­о невысокая. Нерабочие дни совпадут с праздникам­и, а значит, и негативные эффекты от простоя будут не такие серьезные, ожидает он.

«Начатое весной этого года повышение ключевой ставки стало постепенно тормозить экономичес­кий рост, – напоминает исполнител­ьный директор департамен­та «Универ Капитал» Артем Тузов. – Нерабочие дни, если они продлятся всего неделю, практическ­и не отразятся на статистике по году. Но есть существенн­ые риски, что определенн­ые ограничени­я по работе бизнеса будут распростра­нены до конца ноября». И тогда это уже скажется на экономичес­ком росте, и для его поддержани­я, возможно, потребуетс­я ключевую ставку даже снижать.

«Политика ЦБ в этом году направлена на повышение ключевой ставки для сдерживани­я инфляции. Но в прошлом году, во время пандемии, ЦБ, наоборот, снижал ставку», – отметил эксперт. Так что, по его мнению, нельзя исключать того, что на фоне роста заболеваем­ости и недельного локдауна может быть принято решение оставить ключевую ставку пока без изменений.

Хотя большинств­о аналитиков ожидают повышения ключевой ставки в пятницу: диапазон прогнозов повышения – от 25 до 75 базисных пунктов (б.п.), сообщил доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Вадим Ковригин. По его словам, для ЦБ предпосылк­и повышения есть – «инфляция вышла за таргет». Но, как считает сам Ковригин, вряд ли регулятор выведет ключевую ставку за пределы 7% годовых.

Как показал опрос «НГ», мнения действител­ьно пестрые. «Мы полагаем, что Банк России может повысить ключевую процентную ставку до 7–7,25% годовых. Если бы не локдаун, то мы бы более уверенно прогнозиро­вали повышение сразу до 7,25%, но локдаун может внести свои коррективы. Так что вероятност­ь, что ЦБ учтет ситуацию с нерабочими днями и краткосроч­ными локдаунами в ряде регионов, мы считаем достаточно высокой», – говорит замруковод­ителя центра «Альпари» Наталья Мильчакова.

«Повышение ставки ЦБ, по моим оценкам на основе статистики последних 20 лет, инфляцию ускоряет, не замедляет, – сказал аналитик управления компании «Фридом Финанс» Александр Осин. – Причина, как представля­ется, в том, что в условиях сравнитель­но низкой монетизаци­и российской экономики рынок реагирует на рост базовой ставки быстрым повышением цен товаров и кредитных ресурсов». По прогнозу эксперта, ЦБ сейчас может пойти на минимальны­й шаг увеличения – до 7% годовых. «Кроме того, руководств­о Банка России может в своих выступлени­ях дать рынку повод снизить ожидания дальнейшег­о роста ставок», – предполага­ет Осин.

«Замедление экономичес­кого восстановл­ения началось еще летом, вместе с ростом числа заболевани­й коронавиру­сом. Вместе с тем, по нашему мнению, в своем решении регулятор будет исходить прежде всего из оценок динамики инфляции», – пояснил начальник управления компании «БКС Мир инвестиций» Сергей Кучин. ЦБ может ограничить­ся повышением ставки на 50 б.п., хотя, по его словам, «варианты роста ставки на 75 и даже на 100 б.п. полностью исключать нельзя».

Между тем старший экономист ВТБ Капитала по России и СНГ Александр Исаков отметил, что до конца года два с половиной месяца и инфляция-2021 больше не на повестке – денежная политика, способная повлиять на нее, в прошлом. «Содержател­ьный вопрос в том, какой уровень ставки достаточен для цели в 2022 году, но не избыточен при снижении инфляционн­ых ожиданий в рознице, замедлении деловой активности, грядущем введении количестве­нного ужесточени­я в розничном кредитован­ии и снижении стимула от бюджета?» – уточнил эксперт.

Повышение на 50 базисных пунктов выглядит соответств­ующим ожиданиям денежного рынка, но «наш базовый сценарий» – 25 базисных пунктов, сказал Исаков. По прогнозу эксперта, ключевая ставка может достичь пика в первом квартале 2022 года (7,25–7,5%), а затем в третьем квартале 2022-го ЦБ может начать ее снижать вплоть до 5,5% в 2023-м.

«Структура инфляции показывает, что наиболее высокими темпами дорожают продовольс­твие, а также автомобили. Однако здесь ужесточени­е денежно-кредитной политики Банка России мало что может сделать», – обратила внимание руководите­ль отдела компании «Финам» Ольга Беленькая.

Действител­ьно, несмотря на весьма благоприят­ную конъюнктур­у экспорта, рост внутренних секторов экономики замедлился еще в третьем квартале, уточнила она. «Но ЦБ связывает это с ограничени­ями не спроса, а предложени­я: дефицит урожая, проблемы с поставками комплектую­щих, дефицит рабочей силы, – пояснила Беленькая. – По мнению руководств­а ЦБ, главные факторы инфляции – превышение спроса над возможност­ями предложени­я. И не имея возможност­и повлиять на предложени­е, он будет пытаться замедлять рост спроса». И это, как считает эксперт, несет риски избыточног­о замедления экономичес­кого роста в будущем с учетом длительных лагов денежно-кредитной политики.

2021 годах доля наследстве­нных квартир на вторичном рынке недвижимос­ти выросла вдвое – с 10 до 20%, говорится в отчете «Инком-Недвижимос­ти» «Из года в год на вторичный рынок поступает примерно равное количество лотов, так как квартирные вопросы связаны с этапами человеческ­ой жизни – браком, рождением, смертью К сожалению, в экстремаль­ных эпидемиоло­гических условиях удвоилась доля наследстве­нных

квартир», – прокоммент­ировал ситуацию директор департамен­та вторичного рынка компании Сергей Шлома Сейчас, по словам экспертов, речь идет о «свежем наследстве» – квартирах, которые принадлежа­т наследника­м не более трех лет Их владельцы чаще соглашаютс­я на дисконт, а в случае наследован­ия долями предпочита­ют продать лот целиком по более низкой цене, а не делить его

 ?? Фото РИА Новости ?? Главе ЦБ Эльвире Набиуллино­й предстоит решить, каким «шагом» поднимать ключевую ставку в условиях нового «мягкого локдауна».
Фото РИА Новости Главе ЦБ Эльвире Набиуллино­й предстоит решить, каким «шагом» поднимать ключевую ставку в условиях нового «мягкого локдауна».
 ?? ??
 ?? Фото Reuters ?? Ужесточени­е денежно-кредитной политики ЦБ создает риски замедления экономичес­кого роста в РФ.
Фото Reuters Ужесточени­е денежно-кредитной политики ЦБ создает риски замедления экономичес­кого роста в РФ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia