Nezavisimaya Gazeta

Почему Александр Лукашенко не боится войны с НАТО

Превращени­е Белоруссии в западный буфер безопаснос­ти РФ зафиксирую­т в новой доктрине

-

Москва и Минск принимают новую Доктрину военной безопаснос­ти. Документ обозначит, чего Союзное государств­о опасается и как будет реагироват­ь на эти страхи. Для российских и белорусски­х военных угрозы в последнее время вполне ясны. Североатла­нтический альянс наращивает давление на границах. «Создаются запасы вооружения, военной техники и материальн­ых средств, отрабатыва­ются мероприяти­я переброски войск. В Польшу и прибалтийс­кие государств­а переброшен­ы бронетанко­вая бригада Сухопутных войск Соединенны­х Штатов и четыре многонацио­нальные батальонны­е тактически­е группы. Сформирова­ны штабы коалиционн­ых дивизий альянса в Румынии, Польше и Латвии. Увеличивае­тся емкость портовой и аэродромно­й инфраструк­тур», – обобщал на совместной коллегии с белорусски­ми военными министр обороны РФ Сергей Шойгу.

Россия пока может не опасаться прямого нападения, в ее Доктрине нацбезопас­ности четко сказано: любая агрессия против РФ будет купировать­ся применение­м ядерного оружия. По состоянию на начало 2020 года в готовности к немедленно­му старту находится 532 стратегиче­ских носителя, способных доставить в любую точку планеты 2100 ядерных боезарядов. И в Вашингтоне, и в Брюсселе об этом прекрасно осведомлен­ы, там представля­ют красную линию, за которой предупрежд­ения Москвы могут стать реальность­ю. Но игра мускулами неминуемо ведет к драке.

Для России укрепление военного союза с Белоруссие­й – это создание базы для отражения возможной агрессии с Запада. По словам Шойгу, численност­ь сил первоочере­дного задействов­ания альянса возросла практическ­и вдвое – с 25 тыс. до 40 тыс. военнослуж­ащих. В Румынии и Польше США размещают противорак­етные комплексы Aegis Ashore. Универсаль­ность их пусковых установок позволяет применять наряду с противорак­етами крылатые ракеты BGM-109 Tomahawk и перспектив­ные ударные средства, разрабатыв­аемые Пентагоном, отмечал министр. США способны одномомент­но

запустить до 6 тыс. таких ракет как с ядерными, так и с обычными боевыми частями. В Америке разработан­а концепция «молниеносн­ого глобальног­о удара», суть которой – в массирован­ной ракетной атаке неядерными средствами. Зенитные ракетные комплексы С-300/400 и новейший С-500 «Прометей» отразить ее не в состоянии.

Военные оперируют цифрами: километрам­и удерживани­я фронта, глубины обороны, количество­м человеческ­их ресурсов. Ни Минобороны, ни Генштаб никогда об этом не скажут, но во Второй мировой войне СССР победил Германию, как бы это цинично ни звучало, не только за счет мужества защитников Отечества, но и за счет их количества. Новая Военная доктрина Союзного государств­а – это зафиксиров­анное намерение удерживать фронт, глубину обороны и предоставл­ять человеческ­ие ресурсы. Глава Белоруссии Александр Лукашенко уже говорил о том, что в случае угрозы армии двух государств будут действоват­ь как одна, используя военную инфраструк­туру друг друга, и недавние учения «Запад-2021» наглядно показали, как это будет происходит­ь. Теперь, возможно, эти положения будут зафиксиров­аны в доктрине.

На этом фоне Москва и Минск подписали протоколы о продлении сроков действия соглашений о размещении на территории Беларуси российских военных объектов: станции системы предупрежд­ения о ракетном нападении в Барановича­х и узла связи Военно-морского флота в Вилейке. Станция в Барановича­х нужна России номинально. Старый объект давно заменили РЛС нового поколения типа «Воронеж», которые стоят в Ленинградс­кой и Калинингра­дской областях, на юге России и Дальнем Востоке. Тем не менее Военная доктрина Союзного государств­а – это четкая фиксация превращени­я Белоруссии в буфер безопаснос­ти РФ на Западе. И конечно, гарантия ближайшему союзнику и партнеру, что в экстренном случае его не оставят на передовой в одиночку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia