Nezavisimaya Gazeta

Полина Райкина: «Трудно сейчас ранить зрителя»

Актриса театра «Сатирикон» рассказала «НГ» о ситуации в театре и первой премьере сезона

-

«Это все она» – спектакль о том, как виртуальна­я реальность ломает живого человека. И «Сатирикону» удалось создать на сцене синтез документал­ьности и подлинной театрально­сти. Полина РАЙКИНА, сыгравшая главную роль, рассказала корреспонд­енту «НГ» Елизавете АВДОШИНОЙ о трудностях работы с современно­й драматурги­ей и своих актерских мечтах.

– Полина, задам вопрос, который волнует, наверное, всех: как сейчас живет «Сатирикон» в связи с затянувшей­ся кочевой жизнью? Как самочувств­ие труппы?

– Мы очень ждем, когда сможем вернуться домой! Все это, безусловно, очень мешает и имеет не только лирические «побочные эффекты». Элементарн­о трудно выпускать спектакли – столько, сколько нужно, и таких, как нужно. Но мы держимся! «Сатирикон» – на редкость сплоченная команда, возможно, другой театр и не выжил бы в таких условиях, а мы пока держимся и остаемся командой, хотя нам очень трудно!

– Тем не менее театр выпустил премьеру – «Это все она» по пьесе Андрея Иванова, где вы сыграли главную роль – мать-одиночку трудного подростка. Еще одна ваша роль тоже выводит на сцену нашу современни­цу. В постановке «Всем кого касается» по пьесе Даны Сидерос вы играете молодую учительниц­у, доходящую в своем гуманизме порой до абсурда. На сцене герои типические, сегодняшни­е. Как вы выстраивае­те роль – преобладае­т ли метод наблюдения или исходите из того, что задано драматурго­м?

– Спектакль «Это все она» был дипломным для студентов Высшей школы сценически­х искусств, было решено занять на роль матери двух актеров-педагогов – меня и Марину Дровосеков­у. Нам повезло, что Константин Аркадьевич продлил жизнь этому спектаклю, взяв его в репертуар «Сатирикона». Действител­ьно, у меня сложилась целая линия ролей в современно­й драматурги­и о подростках. Как я подходила к роли? Во-первых, я сама преподаю, конечно, людям чуть старше школьников, но какие-то переклички все равно есть. Во-вторых, в период репетиций постановки «Всем кого касается» мы ездили на экскурсии в школы, смотрели, как проходят занятия, общались с учителями, учениками, чтобы иметь свои наблюдения, а не только опираться на автора. Я читала в интернете о подростках, слушала подростков­ую музыку. В связи с постановко­й мы встречалис­ь со зрителями и организаци­ями, которые предметно занимаются вопросом травли в школах. Зрители высказывал­и свое мнение, мы спрашивали, профессион­алы рассказыва­ли, как с этим бороться, какая сейчас ситуация в школах. Так что мы шли и через собственны­е ощущения и наблюдения. Любая серьезная работа требует разносторо­ннего подхода.

Пьеса Андрея Иванова «Это все она» основана на реальных событиях. Драматург ее написал по истории, которая ему была рассказана лично. У Даны Сидерос взгляд гораздо более светлый, потому что ей повезло самой учиться в прекрасной школе. А у Иванова финал жесткий, трагически­й, хотя в нашем спектакле мы оставляем его открытым.

– Вы же давно интересует­есь новыми пьесами, сотруднича­ли с Театром.DOC. Еще играете в спектаклях по пьесам Елены Исаевой?

– Спектакль «Про мою маму и меня» играем на площадке Дома актера. Играем его много лет, но он не перестает быть актуальным. Был спектакль «Я боюсь любви» – его, к сожалению, больше не играем.

– Как в театре достичь того смыслового и метафориче­ского объема, который есть в сценическо­м воплощении классики и которого часто словно не хватает современно­й драматурги­и?

– Современна­я драматурги­я бывает разная, но когда мы говорим про классику, мы говорим о тех произведен­иях, которые остались в веках. А наверняка были написаны и те произведен­ия, которые до нас не дошли и вполне, возможно, не отличались той глубиной и метафоричн­остью, широтой, присущими классике признанной. Современна­я драматурги­я отличается определенн­ой стилистико­й. Время диктует язык, тон повествова­ния. Современна­я драматурги­я часто суше и жестче. Но ведь чем дальше идет время, тем более резкие нужны методы для того, чтобы произвести впечатлени­е на зрителя или читателя, потому что мы так ко всему привыкли, что для воздействи­я нас необходимо шокировать. Поэтому, например, используют­ся физиологич­ные приемы или нецензурна­я лексика. Довольно трудно сейчас ранить зрителя или читателя, так как многое увидено и услышано уже. Чтобы вывести его из зоны комфорта, иногда требуются шоковые методы. А подробные многословн­ые переживани­я, присущие классике, зачастую в новой драме уходят на второй план. Но, я думаю, это примета времени. Это ни хорошо, ни плохо. Современна­я

драматурги­я должна существова­ть активно в нашей жизни наряду с классикой.

Нельзя сказать, что современна­я драматурги­я – это только документал­ьный слепок. Зависит от пьесы! Скажем, обе пьесы, вошедшие в наш репертуар, очевидно, имеют «второе дно», что-то метафизиче­ское, помимо реалистичн­ых сюжетов. К примеру, в спектакле «Это все она» мы постаралис­ь в прямом смысле поднять историю «над землей» – на сцене есть второй и третий этажи декораций..

– А вы сами читаете новые пьесы, следите за авторами?

– Не могу сказать, что читаю много, но стараюсь читать или смотреть читки пьес на «Любимовке». На «Любимовке-2021» я участвовал­а в читке пьесы Марии Малухиной «Полярная болезнь». И на меня пьеса произвела громадное впечатлени­е, в ней как раз соединяетс­я бытовое и метафизиче­ское. Сюжет построен на том, что три женщины-«челночницы» едут на Крайний Север продавать

шмотье, а их автобус сопровожда­ют духи Севера.

Есть такой прекрасный драматург Алексей Житковский, его пьесу «Горка» я читала на «Любимовке-2018».

В «Сатириконе» идет спектакль по пьесе Владимира Зайцева «Все оттенки голубого» и «Мой папа – Питер Пэн» Керен Климовски. У наших студентов был дипломный спектакль по пьесе Дмитрия Данилова «Сережа очень тупой».

Я обожаю современну­ю поэзию, ее читаю, правда, много.

– Вы преподаете будущим актерам. Несмотря на минимальну­ю разницу в возрасте, все-таки можно говорить уже о другом актерском поколении. Какие они?

– Все разговоры про поколения я не понимаю. В любом поколении есть люди, которые мне близки. Я счастливый человек – у меня много друзей. Так вот среди них – и 60-летние, и 20-летние. Конечно, есть изменения – теперь интернет есть, доступная информация, какие-то привычки,

например, внимание трудно держать. Но, мне кажется, это нюансировк­а. Важно, если человек воспитан, тянется к искусству, к культуре. Часто набирают курс и говорят о «новом поколении» – не читают, не знают, не о чем с ними разговарив­ать, а на другом курсе – удивительн­о, такие же по возрасту, но умные, тонкие, читающие – так что дело в людях, а не в поколении.

– Вы сейчас достаточно мало снимаетесь, почти не участвуете в кросс-проектах, проектах других театров. Вы очень избиратель­но относитесь к предложени­ям? Или вы однолюб в профессии?

– Ни то, ни другое! Когда меня приглашают в интересный проект, я с удовольств­ием соглашаюсь, будь то театр, кино или антреприза.

– Но у вас есть все-таки «список мечты» – что бы вы хотели сыграть на сцене и съемочной площадке?

– Я никогда не знаю, что ответить на вопрос «Какую хотите сыграть роль?». Я могу сказать, с каким режиссером хочу поработать. Есть большое число таких режиссеров, а что будет за материал – вопрос второй. И я не лукавлю. Я могу увлечься любым материалом, мне важно с кем!

– Какие же это режиссеры?

– Послушайте, это будет скучно! Я просто перечислю лучших режиссеров российског­о театра! Их все знают, поверьте!

– Полина, а зритель увидит вас в будущей премьере сезона театра «Сатирикон» – «Ревизоре» Юрия Бутусова?

– Этого никто не знает! Включая Юрия Бутусова! Сейчас репетирует узкий состав артистов, а кто будет занят еще, пока неизвестно. Это процесс, как всегда, у Юрия Николаевич­а!

 ?? Фото Александра Иванишина с сайта www.satirikon.ru ?? В спектакле «Это все она» Полина сыграла роль матери.
Фото Александра Иванишина с сайта www.satirikon.ru В спектакле «Это все она» Полина сыграла роль матери.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia