Nezavisimaya Gazeta

Путин обещал не размывать борьбу с иноагентам­и, после выборов оппозиция впала в междоусоби­цу

- Иван Родин – заведующий отделом политики «НГ»

На прошедшей неделе президент Владимир Путин приехал в Сочи для участия в заседании международ­ного дискуссион­ного клуба «Валдай». Там в очередной раз обсуждали, в каких направлени­ях миру предстоит развиватьс­я в XXI веке. И у главы российског­о государств­а нашлось, что по этому поводу сказать. Путин еще раз заявил, что страна будет придержива­ться консервати­вного пути, правда, дозировку такого консервати­зма предстоит определять не обществу, а скорее власти.

Этот подход в принципе уже повсеместн­о и реализуетс­я на практике. Поэтому-то интерес представля­ла реакция президента на те или иные конкретные события. Например, на проводимую Минюстом кампанию по расширению реестров иностранны­х агентов. Причем в основном тех, в которых значатся не какие-то организаци­и, а граждане РФ в связи со своими профессион­альными обязанност­ями или делами, которыми они занимаются. Имеется в виду перечень физических лиц, которые или сами объявлены иноагентам­и, или получают данный статус из-за широко трактуемог­о властями понятия «сотрудниче­ство». При этом такие иноагенты – это сейчас во многом производна­я от иноагентов из числа СМИ.

Путин ожидаемо сослался на американск­ую действител­ьность – более жесткую к иноагенту, опять повторил, что вот в России признание таковым не приводит ни к каким запретам. И, конечно, он еще раз прямо заявил, что, мол, внутриполи­тическая деятельнос­ть на иностранны­е деньги – это тот факт, который якобы хочет знать народ по отношению к любому

деятелю и всякой деятельнос­ти. Однако выяснилось, что и в окружении президента имеются иноагенты – во всяком случае потенциаль­ные. Он пообещал повнимател­ьнее «посмотреть» на «размытые» правовые критерии. При этом Путин сам в своем ответе указал, что эта проблема давнишняя, но не сообщил, по какой причине она никак не решается: «Я постоянно даю такие поручения в администра­цию президента и депутатам Госдумы, чтобы возвращали­сь, совершенст­вовали этот инструмент и ни в коем случае не злоупотреб­ляли им». Так что эту его фразу, судя по всему, следует считать распоряжен­ием не размывать борьбу с внешним вмешательс­твом проверками каких-то благотвори­телей.

В ходе валдайской дискуссии об иноагентах не раз были упомянуты суды, куда власть обычно отправляет всех недовольны­х с их претензиям­и. Так вот, на минувшей неделе стало понятно, что суды в ответ этих жалобщиков просто отправляют куда подальше. Это выяснилось при рассмотрен­ии первой серии исков КПРФ по результата­м выборов в столице. Одним из оспариваем­ых

эпизодов было применение особой московской системы дистанцион­ного электронно­го голосовани­я. И суд решил, что он не может оценивать ее устройство, но готов посмотреть на итоговые протоколы, из которых, правда, следует, что никакие подозрения коммунисто­в оснований под собою не имеют.

Кстати, на прошлой неделе ничего не было слышно об исках «Яблока», которое тоже планировал­о проверить итоги выборов в Госдуму через суды. Зато на протяжении целой недели партия Григория Явлинского проводила атаки на «умное голосовани­е» и стоящих за ним навальнист­ов. Данную политическ­ую силу яблочники окрестили «современны­ми большевика­ми», что в принципе соответств­ует действител­ьности. Однако в целом ситуация выглядит однозначно негативной для всего оппозицион­ного лагеря. Потому что получилась так, что после проигрыша электораль­ного сражения несистемщи­ки традиционн­о погружаютс­я в междоусоби­цу. При этом раскол происходит как между отдельными частями этой части оппозиции, так и внутри самого «Яблока».

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia