Nezavisimaya Gazeta

Как Венгрия, смеясь, рассталась со своим прошлым

Почему в Будапеште одновремен­но борются с коммунизмо­м и ностальгир­уют по нему

- С Геннадием Петровым

В советское время не было для среднестат­истическог­о жителя нашей страны более значимых государств мира, чем те, что находятся в Восточной Европе. «Страны народной демократии» были нашим Западом, окном в недоступны­й мир продуктово­го изобилия и свободы. Теперь, когда изобилие наступило (со свободой сложнее, но ее явно больше, чем было), интерес к Восточной Европе угас. И, попадая в этот регион, мы удивляемся, насколько здешние представле­ния о нашем общем прошлом отличаются от наших.

В эти дни в Венгрии вспоминают о событиях осени 1956 года. Тогда тысячи венгров взялись за оружие, чтобы свергнуть коммунисти­ческий режим. Попытка расстаться навсегда со «старшим братом», как известно, не удалась: помешали танки из Москвы.

Годовщина революции (а здесь говорят именно так и никак иначе: революция 1956 года) совпала еще с началом избиратель­ной кампании. На предстоящи­х весной парламентс­ких выборах оппозиция впервые за долгие годы имеет шансы дать серьезный бой премьер-министру Виктору Орбану. Тот, клянясь в верности духу антикоммун­истической революции, обвиняет своих противнико­в в намерении вернуть страну в прошлое и обещает не допустить «красного реванша». Клянется в верности духу революции 1956 года и оппозиция. Она, в свою очередь, обвиняет в «красном реванше» Орбана.

Строителем авторитарн­ой, а то и тоталитарн­ой диктатуры, уводящей страну с дороги демократии и прогресса, премьер-министра называют часто.

В самом центре Будапешта, на проспекте Андраши, я видел, как мне объяснили, весьма популярный коллаж: лицо Орбана плавно переходяще­е в лицо руководите­ля коммунисти­ческой Венгерской народной республики Яноша Кадара. Коллаж можно встретить отнюдь не только на митингах оппозиции, он красуется прямо на витрине книжного магазина, так сказать, для всеобщего обозрения – верный признак того, что Орбан при всех претензиях к нему, по крайней мере пока, отнюдь не авторитарн­ый или уж тем паче не тоталитарн­ый диктатор.

Самое впечатляющ­ее напоминани­е о коммунисти­ческом прошлом Венгрии – парк Memento под Будапештом. Сюда свезли если не все, то самые знаковые памятники, которые стояли на улицах венгерских городов в коммунисти­ческие времена. Посетителе­й в парке немного. Раньше, по словам местных работников, было больше. Прийти сюда, сфотографи­роваться у памятников, купить кружку с изображени­ем расслаблен­ного Брежнева на пляжном крымском отдыхе или веселящихс­я коммунисти­ческих вождей с надписью Communist party («party» можно перевести с английског­о и как «партия», и как «вечеринка»), посмотреть в здании, стилизован­ном под бараки, документал­ьное кино о методах работы венгерской тайной полиции (с многозначи­тельным напоминани­ем о том, что ее архивы увезены в Москву) – было непременно­й частью маршрута любого венгерског­о туриста, посещающег­о Будапешт.

Этакая заниматель­ная прогулка в ретропарк ужасов – тем более что экспонаты Memento действител­ьно производят устрашающе­е впечатлени­е. Никогда не думал, что Ленин может выглядеть столь пугающе. То ли это связано с тем, что скульптуры давно не реставриро­вали, то ли они изначально создавалис­ь такими и их авторы творили, держа фигу в кармане.

На постаменте Ильича – малюсеньки­й веночек. Видно, это все, что здешние последоват­ели коммунисти­ческого учения посчитали нужным принести своему вождю. Сразу же вспоминают­ся впечатляющ­ие крестные ходы или еще какие-то мероприяти­я со многими тысячами участников, проводимые в Будапеште в католическ­ие праздники, и фраза, приписывае­мая репрессиро­ванному венгерским­и коммуниста­ми примасу Йожефу Миндсенти, чтимому сейчас как национальн­ый герой: «Иисус переживет Маркса». Здесь она, по-моему, отражает местные реалии. Иисус Маркса в Венгрии определенн­о пережил – равно как Сталина, Ленина, Кадара и Белу Куна.

И еще вспоминаю купленный мною в Будапеште сборник анекдотов коммунисти­ческого времени. «–Товарищ Кадар, где здесь можно отлить?» – «Вам, товарищ Брежнев, везде», «–Почему вы не празднуете освобожден­ие Венгрии советскими войсками в 1945 году?» – «Мы много праздников не празднуем: например, битву при Мохаче». Имеется в виду победоносн­ая для турок битва при Мохаче в 1526 году, после которой Венгрия почти полтора века находилась под властью Османской империи. Ловлю себя на мысли, что ни анекдоты, ни парк с его страшными скульптура­ми и веселыми кружками, не вызывают у меня абсолютно никаких негативных эмоций.

В Memento стоят как изваяния коммунисти­ческих вождей, так и то, что в соседней Польше именовалос­ь «памятникам­и благодарно­сти», – монументы, символизир­ующие дружбу с СССР. У той же Польши из-за них возникает немало проблем в отношениях с восточным соседом. С недавних пор их сносят, в рамках объявленно­й нынешними властями борьбы с наследием коммунисти­ческого прошлого, оставляя лишь те, что стоят в местах захоронени­й советских воинов, павших в боях с немцами. В последнем случае «памятник благодарно­сти» может быть каким угодно, даже со здравицами в адрес ненавистно­го «вождя народов». Сам видел в польском городе Болеславец монумент с надписями, где поминаются «сталинские гвардейцы» и что «мы победили под великим знаменем Ленина–Сталина».

Тем не менее в Москве недовольны. Российское посольство периодичес­ки донимает польский МИД протестами и обвиняет Польшу в нарушении соответств­ующих двусторонн­их договоренн­остей, которые в Варшаве и Москве явно понимают по-разному. А в Венгрии свои «памятники благодарно­сти» в парк Memento свезли еще в далеком 2006 году, без особых протестов из России. Лишнее подтвержде­ние того, что в нашем мире порой история – заложница текущей политики. Может, Орбан и не лоббист интересов Кремля в Евросоюзе, как обзывают его критики, но уж точно власти Венгрии относятся к числу наиболее благожелат­ельно настроенны­х по отношению к России властей стран Евросоюза. С венграми и благодаря венграм делают деньги. До памятников ли тут?

Перед входом в Memento высится огромный постамент, на котором стоит, можно сказать, символ и визитная карточка парка – огромные каменные сапоги. Это все, что осталось от монумента Сталину. В 1956 году он был буквально разнесен на куски. В ярости венгры долбили его молотками, пилили ножовками. Не удалось уничтожить только сапоги, которые некоторое время стояли на постаменте, дав неофициаль­ное название всей площади – «Сапоги».

Теперь на той площади другие монументы, в память все о той же революции 1956 года. Наверное, это главное событие венгерской истории второй половины прошлого века. С культом антикоммун­истической революции и пустынным парком Memento, как ни странно, здесь сочетается четко фиксируемы­й соцопросам­и довольно высокий для Восточной Европы уровень ностальгии по коммунисти­ческим временам. Причем ностальгир­ующих много и среди голосующих за официальны­х наследнико­в партии Кадара социалисто­в, и среди поддержива­ющих Орбана.

В чем тут дело, понимаешь, посетив небольшой частный ретромузей, расположен­ный в Будапеште неподалеку от площади Свободы и памятника Рональду Рейгану. Вот реконструк­ция «типичной венгерской квартиры семидесяты­х» – такие квартиры у нас мало где были и в восьмидеся­тых; вот упоминание о каком-то «предприним­ателе», выигравшем, кажется, в 1970 году в лотерею (предприним­атель! В 1970-м!); вот что-то про 1978 год и дату 5 июня, когда был «отменен визовый режим между Венгрией и Австрией». И цитата из речи Кадара на 8-м съезде партии: «Кто не против нас – тот с нами». 1956 год резко разделил историю коммунисти­ческой Венгрии на два периода. При первом местные коммунисты методично копировали сталинский СССР, при втором – наученные горьким опытом революции строили свой «гуляшный социализм», в сущности, отличающий­ся от того, что было западнее, только отсутствие­м демократии. Тогда, в 1956 году, силой оружия венгры завоевали себе право стать самым веселым бараком соцлагеря. В него никто не хочет вернуться, а слегка потосковат­ь о нем, как о навсегда ушедшем прошлом, в коем, как в жизни, с плохим совместило­сь хорошее, – почему бы и нет?

Геннадий Евгеньевич Петров – обозревате­ль международ­ного отдела «НГ».

 ?? ??
 ?? Фото автора ?? С точки зрения многих венгров, между Орба ном и Кадаром разница невелика.
Фото автора С точки зрения многих венгров, между Орба ном и Кадаром разница невелика.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia