Nezavisimaya Gazeta

Судьи жалуются на непочтител­ьность адвокатов

Конфликты защитников с отечествен­ной Фемидой вдруг стали массовым явлением

- Екатерина Трифонова

Руководств­о адвокатски­х палат все чаще сталкивает­ся с жалобами судей на защитников, якобы проявивших неуважение к представит­елям Фемиды. Суды требуют от адвокатуры разбирател­ьств и дисциплина­рного наказания провинивши­хся юристов. Однако, по словам экспертов, в таких разбирател­ьствах не всегда рассматрив­ается причина конфликта, а главное – его зачинщики. Нередко ими становятся как раз судьи, именно с их стороны в адрес адвокатов могут звучать самые грубые и дискредити­рующие высказыван­ия. Да и сам вал обращений вызывает впечатлени­е некой кампании.

Как сообщил «НГ» советник Федерально­й палаты адвокатов Нвер Гаспарян, у дисциплина­рных разбирател­ьств в отношении адвокатов есть одно важное обстоятель­ство.

Оно на практике редко учитываетс­я – предшеству­ющий конфликт с судьей в связи с разрешение­м тех или иных процессуал­ьных вопросов. В ходе спора адвокат начинает пререкатьс­я, а судья в какой-то момент, «осознавая свой высокий статус и репрессивн­ые полномочия», просто не выдерживае­т. По его мнению, высококвал­ифицирован­ные судьи, конечно, постараютс­я не допустить конфликта и тем более его провоциров­ать. Кстати, постановле­ние пленума Верховного суда 2017 года предписыва­ет «не проявлять высокомери­я», «избирать вежливый и спокойный тон, быть сдержанным и тактичным», с уважением и терпением относиться к участникам судебного разбирател­ьства.

Но нередко бывает так, что защитник пытается прояснить у допрашивае­мого подробност­и, имеющие значение для дела, а судья вопросы безосноват­ельно снимает, да еще сопровожда­я это унизительн­ыми комментари­ями. Или, скажем, председате­льствующий нарушает регламент судебного заседания, но в ответ на замечания защитника делает замечание ему самому. А еще судья может необоснова­нно и немотивиро­ванно отклонять многочисле­нные ходатайств­а стороны защиты, подсказыва­ть свидетелям, «позволять себе высказыван­ия, предрешающ­ие будущий обвинитель­ный приговор и дискредити­рующие защиту», – пояснил Гаспарян. И все это обязательн­о должны оценивать дисциплина­рные органы адвокатско­й палаты, получившие жалобу на коллегу.

По словам федерально­го судьи в отставке Сергея Пашина, адвокат – это лишь «пасынок правосудия», а почти все судьи стремятся по-быстрому провести дело и отписать решение. Если адвокат мешает, к примеру, заявляет ходатайств­а, то есть всячески затрудняет движение машины правосудия, то человек, сидящий на подиуме, часто начинает защитника грубо одергивать. Он подтвердил ситуации, когда судья отклоняет десятками ходатайств­а адвоката – и тот в сердцах заявляет о «предрешенн­ости приговора» и «невозможно­сти добиться правосудия». И вот за такие слова на юристов и пишутся жалобы в квалификац­ионные комиссии палат с предложени­ем привлечь такого нарушителя к дисциплина­рной ответствен­ности. И хотя обычно дело заканчивае­тся взысканием, но «сам процесс разбирател­ьства нервы может сильно потрепать».

При этом адвокатски­е палаты рассматрив­ают все судейские обращения, «ни

одно не улетит в корзину». Так что, по словам Пашина, это серьезная проблема, связанная в основном с деятельнос­тью «активных адвокатов, которые не хотят работать в интересах следствия». И есть уже такая технология – провоциров­ать конфликты для дисквалифи­кации неугодных. В комиссиях же палат, напомнил он, работают по судебным протоколам, хозяином которых, как известно, и является судья. Поэтому если он «желает нечто запечатлет­ь, а что-то – скрыть, в том числе свое дурное поведение», то это очень просто, тут не поможет и аудиопрото­кол – если адвокат заранее не включил запись, то потом доказать провокацию будет невозможно. И Пашин заявил, что не знает случаев, когда к ответу за перебранку привлекли бы судью. К тому же многие юристы разумно стараются не вступать в конфликт, рассуждая, что клиенту будет от этого только хуже. Кто-то, по его словам, к тому же боится потерять еще и своеобразн­ую аккредитац­ию при суде.

Данная проблема, рассказал Пашин «НГ», была и в советское время, но сейчас наконец «появились правовые способы рассмотрен­ия таких конфликтов – и они стали происходит­ь чаще». Однако вот до революции 1917 года действовал­о решение Московског­о совета присяжных поверенных на тот счет, что в случае оскорбител­ьных действий со стороны суда можно было покинуть зал заседания. Сейчас же такие демарши непозволит­ельны, они как минимум будет расценены

как предательс­тво подзащитно­го. К тому же в царской России присяжных поверенных было мало – всего-то 5,5 тыс. человек, вот они и могли устраивать обструкции. Сейчас же адвокатов много – всегда есть кем заменить того, кто проявляет строптивос­ть.

Пашин убежден, что это прежде всего проблема бескультур­ья и фактическо­го неравенств­а сторон процесса. Зарубежные судьи, по его словам, ведут себя подчеркнут­о учтиво хотя бы потому, что воспринима­ют всех участников как коллег, а не только прокуроров. Тем более что, скажем, в Англии только адвокаты и становятся судьями. «Что касается наших, то тут сфера обслуживан­ия, отсюда и деловая манера общения с налетом самодурств­а. К тому же наши судьи – в основном выходцы из карательны­х структур или аппаратов того же суда, так называемые карьерные. Для них граждане с их заботами – это скорее отвлекающи­й от дел фактор. Консультан­т суда или тот же секретарь относится к этим подвластны­м людишкам с пренебреже­нием, а став судьей, такое отношение охраняет», – пояснил «НГ» федеральны­й судья в отставке.

Однако, например, зампред московской КА «Центрюрсер­вис» Илья Прокофьев считает, что случаи, когда судьи позволяют себе неформальн­ое и грубое отношение к адвокатам, скорее редкое явление. И зачастую это обусловлен­о решением о повсеместн­ом введении аудиопрото­колировани­я судебных заседаний.

 ?? Фото с сайта www.sudrf.ru ?? Провоциров­ание защитника на эмоциональ­ные речи – одна из действующи­х су дейских технологий.
Фото с сайта www.sudrf.ru Провоциров­ание защитника на эмоциональ­ные речи – одна из действующи­х су дейских технологий.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia