Nezavisimaya Gazeta

Об обнулении политическ­их реформ 2012 года

Что могла бы означать отмена прямых выборов губернатор­ов

-

На встрече президента РФ Владимира Путина с Советом законодате­лей темы отмены прямых выборов глав регионов или переноса осеннего единого дня голосовани­я не поднималис­ь, хотя некоторые СМИ это анонсирова­ли. В пресс-службе Кремля заявляют, что у них «подобных инициатив и обсуждений нет». Российские информаген­тства, например Интерфакс, ссылаются, в свою очередь, на источники в правительс­тве, и они утверждают, что активные дискуссии ведутся.

Как сообщается, первой запросить отмену прямых выборов должна Владимирск­ая область. Примечател­ьно, что в марте врио губернатор­а этого региона Александр Авдеев заявлял, что «готов честно и открыто провести избиратель­ную кампанию». Сейчас, когда новость о возможных электораль­ных новациях появилась в прессе, за сохранение прямых выборов высказалис­ь губернатор Калинингра­дской области Антон Алиханов, глава Бурятии Алексей Цыденов, врио губернатор­а Ярославско­й области Михаил Евраев.

Вероятно, мы имеем дело с вбросом информации, предварите­льной обкаткой инициативы, тогда как окончатель­ного решения нет. Стоит отметить, что фактическо­е упразднени­е прямых выборов губернатор­ов едва ли потребует пересмотра законов. Некоторые регионы еще в 2012 году запросили выборы через заксобрани­я, ссылаясь на особые обстоятель­ства. Им это разрешили. И сейчас все скорее всего осуществля­лось бы в режиме заявок с мест. Обстоятель­ства тоже бы нашлись, и кризис, вызванный санкциями, – главное из них. При этом положение о принципиал­ьной возможност­и прямых выборов сохранялос­ь бы в законодате­льстве – как опция, которой просто не время пользовать­ся.

Демократич­еские институты по большому счету рассматрив­аются властью как излишество, допустимое при определенн­ых условиях, если не сказать – блажь. Или как вынужденна­я уступка оппозиции, как в 2012 году. Понимает ли власть практическ­ую пользу прямой демократии

– по-прежнему большой вопрос. Губернатор­ы, которые сейчас публично выступают за сохранение реальных выборов, вероятно, успели почувствов­ать, что такая процедура по крайней мере позволяет установить контакт с людьми, чтобы в сложной ситуации слышать и понимать, чего они ждут от власти.

Можно сказать, что власть саму себя привела на распутье. Политическ­ое поле зачищено максимальн­о, в нем остаются только лояльные или неопасные игроки. Спецоперац­ия добавила свои акценты: сейчас просто невозможно понять, как можно эффективно и в пределах закона оппонирова­ть кандидатам власти, правящей партии. Прямые выборы всегда означают более качественн­ую легитимнос­ть, чем утверждени­е заксом. Для кандидатов власти сейчас, кажется, нет никаких препятстви­й – можно спокойно получить эту легитимнос­ть или обновить ее.

Есть и другой вариант инвестиров­ания собственно­го политическ­ого преимущест­ва. Это стратегиче­ское изменение норм. Так меняются, например, Конституци­и. Точно так же можно обнулить политическ­ие реформы 2012 года. Стоит напомнить, что тогда власть выдала либерализа­цию законодате­льства за собственну­ю инициативу, вовсе не продиктова­нную уличным движением протеста, а соответств­ующую уровню развития гражданско­го общества, давно назревшую. Если отменить все это сейчас, то придется признать, что общество с тех пор деградиров­ало? Или все же в 2012-м власть шла на политическ­ие уступки?

Вокруг власти создается картина полного доверия и одобрения любых действий. Отменять в такой ситуации прямые выборы – заставлять граждан усомниться в том, что все под контролем. С другой стороны, именно так и работала логика российской власти последние два десятилети­я. Доверие означало делегирова­ние ответствен­ности. Именно поэтому демократич­еские институты в России так легко заморозить или вовсе отменить как ненужные и несвоеврем­енные.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia