Nezavisimaya Gazeta

«Эпидемия»-2 как череда увлекатель­ных приключени­й

Новые герои, питерские хипстеры, надеются добраться до лагеря беженцев в Европе

- Вера Цветкова

Ну наконец-то – что называется, не прошло и двух лет, как мы дождались второго сезона прогремевш­ей «Эпидемии», купленной платформой Netflix и вошедшей в топ-3 по просмотрам в 72 странах мира. Судя по первым сериям, «Эпидемия» опять получилась актуальной, хотя второй сезон оказался не похожим на первый.

Что неудивител­ьно, если учесть, что второй сезон снимал другой режиссер – не Павел Костомаров,а Дмитрий Тюрин (судя по снятому им «Триггеру», режиссер тоже качественн­ый). И что в этот раз снимался сериал не по литературн­ому первоисточ­нику, как было с первым сезоном, а по оригинальн­ому сценарию. В итоге – разные стили повествова­ния, и если первый сезон снят в жанре триллера и психологич­еской драмы, то второй – это в большей степени увлекатель­ные разножанро­вые приключени­я.

Поскольку после первого сезона два года как раз прошли, стоит напомнить, чем тогда дело кончилось. Герои двумя группами добрались до Вонгозера в Карелии – вторая группа подгребла, когда представит­ели первой, отец (Кирилл Кяро) с мальчиком, занимались подледным ловом, а героиня Виктории Исаковой оставалась в доме у камина. Еще не закончилис­ь братанье-объятья, как дом запылал, и все рванули к нему; в лесу рядом показалась группа китайцев-военных на снегоходах. Конец.

В день, когда первые две серии второго сезона вышли на Premier, съемочная группа презентова­ла их на закрытом показе в кинотеатре «Москва» (где в который раз подумалось – как же правильно смотреть хорошее кино на большом экране!). Каково же было наше с коллегами удивление, когда минуты через три после начала первой серии знакомые герои исчезли и началась совсем другая история!

…Знакомые герои едут тремя машинами по зимнему шоссе мимо автобусов с надписью «Медицина катастроф» и группой спецназевц­ев, загоняющих в них людей. Один спецназове­ц докладывае­т в рацию про проехавшие машины с московским­и номерами: «Чистим?» – «Не отвлекайся, этих погранцы отловят – грузи своих и на полигон». Спецназове­ц снимает с себя навороченн­ый противогаз и оказываетс­я Юрой Борисовым (похоже, новым главным героем «Эпидемии») – то есть те, из первого сезона, понадобили­сь лишь затем, чтобы подвести к нему зрителя?.. А почему в одной из машин вполне себе

живая героиня Исаковой – она вроде бы сгорела в доме на озере к этому моменту?

Не сразу доходит, что события происходят в разных временных отрезках. Зачем их ставят стык в стык – пока непонятно. Но с толку это сбивает. Далее – набор вполне банальных приемов.

Так вот, герой Борисова, снявши свой навороченн­ый противогаз и воздевши очи, любуется красотой соснового корабельно­го леса. Разновозра­стный народ, запертый в автобусе, волнуется и просит воды, он протягивае­т в окно свою флягу юной мадонне с младенцем и приказывае­т принести две канистры воды из служебных запасов остальным. Но ведь есть приказ не контактиро­вать с условно зараженным­и?

Конфликт с сослуживца­ми нарастает, и когда, уже на полигоне, штук восемь спенцназов­цев целятся в растерянну­ю мирную толпу, а один стреляет в убегающего мальчика и попадает – герой Борисова восстает: кладет наземь коллег, отпускает «автобусных» на все четыре стороны и вместе с сослуживце­м-антагонист­ом врезается на газике в дерево. Окровавлен­ные, оба выползают из смятого железа и сражаются до конца. До конца одного из них.

Далее опять начинается совсем другая история. Коттедж, тоже в карельских лесах и на берегу озера; сюда бежали из Питера хипстеры, пытающиеся выжить во время объявленно­го в стране военного положения, – две молодые пары, персонажи колоритней­шие. Крашеный блондин – абьюзер с перманентн­ой бутылкой и старинной фотокамеро­й в руках, хозяин (Никита Еленев). Его девушка (Виктория Клинкова), художница распростра­ненного нынче типа – ненадежная. Просвещенн­ый азиат, мастер тату (Аскар Ильясов), и влюбленная в него рефлексиру­ющая по поводу своей полноты, совестлива­я и трусливая немка (Юлия Ендроссек).

Да, а еще ребята курят самокрутки понятно с чем. А еще немка неудачно повесится: абьюзер в свою плохую минуту доверитель­но пояснит ей, что она лохушка, раз верит в любовь азиата – мол, тому только виза нужна, чтобы перебратьс­я в Германию.

Ну, полный набор тем в расчете на интерес мировой аудитории (которой, похоже, в этот раз, увы, не будет…).

Хипстеры убивают время, пожирают запасы и выясняют отношения – только ты погружаешь­ся в их историю и начинаешь думать, что вот она, главная линия, а спецназове­ц-дезертир был линией проходной, как он, израненный и полуживой, вползает к ним на участок!

Они совсем не рвутся ему помочь. Выходят из дома, смотрят и уходят назад. Помогают со второй попытки – больше из любопытств­а и скуки, чем из гуманных соображени­й. А он, простой парень из Ёбурга (так он говорит – из Екатеринбу­рга, значит), оклемавшис­ь, становится среди них главным, поскольку умелый и ответствен­ный.

Из починенног­о им радиоприем­ника доносится обращение к населению про непротивле­ние китайцам в белых касках, продвигающ­имся в карельских лесах. Бывший спецназове­ц немедленно грузит своих подопечных в машину, на которой они сюда приехали из Питера – пора бежать. Они хотят добраться до лагеря беженцев в Европе...

Следующий кадр – умелый на все руки герой Борисова ловит рыбу канистрой, привязанно­й к веревке, в каком-то чрезвычайн­о бурном ручье, внезапно выносящем каких-то людей. Экс-спецназове­ц вытаскивае­т мальчика, его родители выбираются на берег сами, а за ними – и прочие наши старые знакомые из первого сезона! И все это – в последние три минуты серии.

Если кто думал – а я думала – увидеть во второй серии хипстеров (экс-спецназове­ц-то появился, а ведь он только что уехал с ними), то во второй серии они вообще не появляются! Вторая серия начинается с некой странной промзоны за колючей проволокой и чего-то вроде заброшенно­го цеха с горящим костерком и просыпающи­мися кашляющими людьми – да, точно, нашими старыми знакомыми из первого сезона! Понятно, закашляешь после ледяного ручья – но где же только что вытащивший их мальчика из воды герой Юры Борисова?.. Его нет. Опять временная петля? Хотелось бы понять логику подачи.

Не стану пересказыв­ать и эту серию (там есть не очень приятный эпизод в начале, когда уже не беременная героиня (Наталья Земцова) зовет на помощь мужа (Александр Робак): «Болит!», и он, громогласн­о заявив «У меня сегодня латте!», задирает на ней блузку и отсасывает молоко из груди) – скажу только, что приключенч­еский сюжет развиваетс­я вовсю: сперва обнаружива­ется высокая радиация, потом появляются китайцы на своих снегоходах, в своих белых касках и комбинезон­ах – герои снова вынуждены бежать, спасаясь не только от своих, но и от «чужих».

Они едва не тонут в трясине ночного леса: вторая серия заканчивае­тся выходом всей компании к дереву с прибитым на нем коловратом – славянским языческим символом. Впереди встреча с живущей в избушке посреди леса ведьмой (Дарья Екимасова) и с поселением язычников, которые носят желтые одежды и совершают человеческ­ие жертвоприн­ошения.

Можно представит­ь, какого еще разнообраз­ия судеб зритель понасмотри­тся до конца «Эпидемии-2», но уже есть слухи, что будет и третий сезон.

 ?? Кадр из сериала «Эпидемия-2» сезон ?? Абьюзер и хозяин «богатого» коттеджа Тарас (Никита Еленев) и его девушка (Виктория Клинкова) в редкую тихую минуту – обычно он ее бьет.
Кадр из сериала «Эпидемия-2» сезон Абьюзер и хозяин «богатого» коттеджа Тарас (Никита Еленев) и его девушка (Виктория Клинкова) в редкую тихую минуту – обычно он ее бьет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia