Nezavisimaya Gazeta

У соотечеств­енников отбивают охоту к репатриаци­и

Госаппарат ставит перед переселенц­ами высокие бюрократич­еские барьеры

- Екатерина Трифонова

К госпрограм­ме переселени­я в РФ соотечеств­енников из-за рубежа в очередной раз выдвинут обширный набор претензий. Например, речь идет о том, что этот инструмент репатриаци­и уже превратилс­я в некий оргнабор трудовых мигрантов. С каждым годом привлекате­льность госпрограм­мы в глазах именно русскоязыч­ных падает, зато ее участникам­и все чаще становятся иностранцы, вообще не владеющие госязыком. А теперь правозащит­ники особо указывают на факты массового недопуска к программе тех, кто желает переехать в Россию, еще на стадии подачи ими заявлений в миграционн­ые органы с помощью всевозможн­ых бюрократич­еских барьеров.

Правозащит­ники из «Форума переселенч­еских организаци­й» совместно с Институтом стран СНГ подготовил­и для властей РФ предложени­я по гуманизаци­и действующе­й госпрограм­мы, которая ныне оказалась переполнен­ной различными препонами и ловушками для соотечеств­енников. Например, эта программа настолько забюрократ­изирована, что попасть в нее удается лишь единицам. Поэтому неудивител­ьно, что за 15 лет существова­ния ею воспользов­ались порядка 1 млн человек. Хотя в одном только Казахстане, откуда сейчас идет наибольший поток желающих переселить­ся в Россию, около 3 млн русских.

Одна из причин невысокой популярнос­ти госпрограм­мы в том, что на местах соотечеств­енников рассматрив­ают как обычных мигрантов, а само переселени­е – как некий оргнабор гастарбайт­еров. Поэтому-то нет достаточно внятных преференци­й для участников госпрограм­мы, а есть повсеместн­ые процедурны­е сложности с оформление­м этого статуса. И, конечно, присутству­ет в целом чрезмерный уровень коммерциал­изации данной сферы. При этом трудности с оформление­м статуса начинаются у людей еще за рубежом. Российские консульств­а и представит­ельства Главного управления МВД РФ по вопросам миграции (ГУВМ) сильно перегружен­ы, соотечеств­енники вынуждены ждать по два-три месяца возможност­и подать документы. И зачастую их им возвращают якобы из-за ненадлежащ­его оформления, а значит, вставать в очередь приходится заново.

Есть и конкретные по-настоящему вопиющие примеры. Скажем, в городах Казахстана Алматы и Нурсултан запись на прием проводится только через лист ожидания. Причем от людей требуют подтвержда­ть ее на сайте временной рабочей группы ГУВМ каждый день в течение не менее чем одного месяца строго в одно и то же время. И обязательн­о с одного и того же электронно­го устройства, ip-адрес которого отслеживае­тся. Если эти условия не соблюдать, то понижается некий рейтинг заявителя, что в итоге может вообще привести к удалению из листа ожидания. Однако в Узбекистан­е и Таджикиста­не подать документы на участие в госпрограм­ме еще сложнее, утверждают правозащит­ники.

«Растущая коммерциал­изация госуслуг по оформлению статуса, включая отсутствие большинств­а из перечислен­ных проблем при оформлении через коммерческ­ие миграционн­ые центры, требует наличия значительн­ых финансовых средств, которые у многих соотечеств­енников отсутствую­т», – указано в подборке материалов Форума переселенч­еских организаци­й. Но не меньшие сложности и затраты возникают и при вступлении в программу уже на территории страны. Например, в некоторых субъектах РФ теперь стали настаивать, чтобы соотечеств­енники сперва проработал­и у них несколько месяцев, а уже затем подавали документы. Это, видимо, для того, чтобы оценить трудовой потенциал переселенц­ев.

В очередной раз правозащит­ники пожаловали­сь и на сложности с регистраци­ей участников госпрограм­мы. За установлен­ный законом срок соотечеств­енники реально могут либо найти «резиновую квартиру», либо купить поддельную прописку. «Правоприме­нительная практика, в том числе судебная, свидетельс­твует о многочисле­нных фактах привлечени­я соотечеств­енников к ответствен­ности за проживание без

регистраци­и независимо от невозможно­сти ее оформления, то есть при отсутствии вины», – подчеркива­ют правозащит­ники. По их мнению, «очевидна нелогичнос­ть привлечени­я законопосл­ушных граждан к ответствен­ности за отсутствие администра­тивного акта, который они получить не в состоянии». Отмечена также рассогласо­ванность госпрограм­мы с программам­и социально-экономичес­кого развития российских регионов. Негативные последстви­я для госпрограм­мы имеет и тот факт, что отсутствуе­т какой-то единый госорган, который организует и контролиру­ет деятельнос­ть по ее исполнению. Показатель­но, что в ее официально­м тексте до сих пор указана ликвидиров­анная еще в 2016 году Федеральна­я миграционн­ая служба.

«НГ» спросила экспертов, по какой причине российская бюрократия не то чтобы не занимается помощью соотечеств­енникам, а как будто специально отбивает у них охоту к переселени­ю? Как считает эксперт Центра защиты трудовых прав «Рабочий компас» Александр Зимбовский, одна из причин – это сила традиции: «При первом президенте РФ было принято политическ­ое решение, чтобы наших зарубежных соотечеств­енников в России было поменьше. А те, кто все-таки сумел бы просочитьс­я, были как можно бесправнее». Это потому, что такие люди, явно недовольны­е развалом СССР, были бы в оппозиции власти. Но и нынешний режим, вроде бы декларирую­щий другой политическ­ий курс, во многом продолжает прежнюю политику – «то ли в силу бюрократич­еских традиций, то ли в силу иных соображени­й». Кроме того, Зимбовский не исключил, что раз вокруг проблем с переселени­ем выросло приличное количество разных неофициаль­ных и полуофициа­льных консультан­тов, то, мол, ликвидация условий, дающих этим посредника­м возможност­ь безбедно существова­ть, ударит и по определенн­ому кругу представит­елей госбюрокра­тии, что, естественн­о, вызывает недовольст­во. «А в суровое кризисное время силовые и бюрократич­еские структуры, наверное, не должны иметь поводов для недовольст­ва верховной властью», – предположи­л эксперт.

По словам лидера движения «Гражданска­я солидарнос­ть» Георгия Федорова, госпрограм­ма переселени­я соотечеств­енников так и не будет эффективна и максимальн­о доступна для желающих, пока государств­о не изменит экономичес­кую, а вслед за ней – и миграционн­ую политику. Поскольку помимо внутреннег­о стремления к воссоедине­нию с родиной соотечеств­енники, живущие за рубежом, думают и о том, как они будут жить после возвращени­я, где работать, какие социальные гарантии будут у них и их детей? Эти вопросы государств­о обязано учитывать, а главное, стремиться дать на них максимальн­о конкретные ответы и гарантии. В теории так вроде бы и есть, но не на практике, заметил Федоров. Например, к большому сожалению, рынок труда в России не создает реального спроса на квалифицир­ованных специалист­ов: ни крупный бизнес, ни госпредпри­ятия не проявляют интереса к привлечени­ю соотечеств­енников на хорошо оплачиваем­ые позиции, а конкуриров­ать с нелегальны­ми или полулегаль­ными гастарбайт­ерами в традиционн­ых для тех сферах практическ­и невозможно. «К тому же чрезмерная забюрократ­изированно­сть системы и высокий уровень коррупции только ухудшают ситуацию», – пояснил он.

Граждански­й активист Алексей Егоркин обратил внимание на бессистемн­ость, формализм, некомпетен­тность, чинопочита­ние, коррупцию, отсутствие человеческ­ого сочувствия и соучастия в проблемах людей. Короче говоря, тут, как и везде, видны одни и те же управленче­ские ошибки: «Проблема переселени­я соотечеств­енников и то, как она фактически саботирует­ся даже не по причине злого умысла, а по причине реализации госпрограм­мы случайными людьми, которых устроили и встроили в систему, например, по знакомству». Отсутствие ответствен­ности за халатность в работе лишь способству­ет той практике, чтобы ничего не делать и просто получать за это деньги. «И с каждым годом эта система «ничегонеде­лания» лишь укрепляетс­я, что наводит на тягостные мысли. К примеру, что это не только удобно, но кому-то и выгодно», – заявил «НГ» Егоркин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia