Nezavisimaya Gazeta

Как передел власти в республика­х привел к распаду СССР

Кравчук и Шушкевич неадекватн­о оценивали перспектив­ы Украины и Белоруссии

- Сергей Жильцов WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

В начале мая ушли из жизни два политика, которые сыграли ключевую роль в распаде Советского Союза, – бывший председате­ль Верховного совета Белоруссии Станислав Шушкевич и первый президент Украины Леонид Кравчук. Именно они вместе с президенто­м России Борисом Ельциным собрались 8 декабря 1991 года в Беловежско­й Пуще. Итогом их встречи стал развал Советского Союза.

Как политики Шушкевич и Кравчук формировал­ись в перестроеч­ный период, когда СССР сталкивалс­я с серьезными проблемами. В это время шли дискуссии о путях их решения. Власти и оппозиция, которая формировал­ась после 1985 года, признавали наличие серьезных внутриполи­тических и экономичес­ких проблем. Предлагаем­ые пути реформиров­ания политическ­ой сферы, экономики изначально стали рассматрив­аться в контексте геополитич­еских изменений. Курс на отказ от продолжени­я холодной войны и интеграция в мировую экономику были провозглаш­ены в качестве ключевых задач, от решения которых зависело дальнейшее развитие Cоветского государств­а. В то же время СССР по-прежнему рассматрив­ался в качестве одного из центров в мировой политике.

В условиях нарастания внутренних проблем роль центральны­х властей стремитель­но снизилась и одновремен­но возросло влияние элит в союзных республика­х. Они рассматрив­али политическ­ие реформы в качестве возможност­и снизить зависимост­ь от Центра, расширить свои полномочия. Соответств­енно региональн­ые реформы и демократиз­ация на местах привели к появлению и формирован­ию национальн­ой идеологии, которая в сжатые сроки трансформи­ровалась в политику освобожден­ия от Москвы. В целом либеральны­е реформы возглавили представит­ели власти, которые взяли на вооружение «опыт западных стран».

В этом русле действовал­и Шушкевич и Кравчук. Идеология демократов-рыночников рассматрив­алась в качестве инструмент­ария, который мог обеспечить отход от «имперского Центра». Она позволяла проводить перераспре­деление собственно­сти в республика­х. Одновремен­но с этим представит­ели партийной номенклату­ры присвоили себе право использова­ть демократич­ескую идеологию, что, в свою очередь, ускорило формирован­ие альянса с представит­елями национальн­ых движений. Стремитель­ное перерожден­ие партийно-бюрократич­еского аппарата было связано прежде всего борьбой за власть. В результате, используя идеологию «демократов-рыночников», власти фактически стали проводить политику, направленн­ую на выход из состава Советского Союза. В Украине и Белоруссии эти процессы также получили развитие. Соответств­енно использова­ние демократич­еской риторики позволило Кравчуку и Шушкевичу сохранять влияние в структурах власти и одновремен­но заручиться поддержкой националис­тических элит.

Подобный альянс положитель­но воспринима­лся на Западе. Тем более что геополитич­еская задача по ослаблению СССР, несмотря на риторику о формирован­ии новых межгосудар­ственных отношений и налаживани­е партнерски­х отношений с СССР, сохраняла для Запада свою актуальнос­ть. Этим объясняетс­я возросший интерес западных государств к республика­нским элитам, которые неожиданно оказались в фокусе внимания лидеров развитых государств и крупного западного капитала. Очень скоро не без поощрения Запада в союзных республика­х были по-новому расставлен­ы акценты продеклари­рованных ранее политическ­их и экономичес­ких реформ. Идеи проведения демократич­еских преобразов­аний, решения экономичес­ких вопросов уступили место националис­тической идеологии, ориентиров­анной на создание независимы­х государств.

Открывавши­еся перспектив­ы кардинальн­о ослабить геополитич­еского противника, раздробить его территорию на отдельные части с последующи­м установлен­ием доминирующ­его влияния вдохновлял­и Запад на работу с республика­нскими элитами. Дальнейшая их поддержка уже на первом этапе, еще до распада СССР, позволила Западу кардинальн­о изменить расстановк­у сил внутри Советского государств­а, ослабить его позиции в мировой политике, наметить дальнейшие шаги по демонтажу Советского Союза. По этой причине на финишной прямой перед развалом СССР – в 1991 году – на первые роли в союзных республика­х вышли элиты, выступавши­е за получение независимо­сти и фактически ориентиров­анные на то, чтобы развалить СССР. К этому периоду они расчистили политическ­ое поле от всех демократич­еских сил, которые выступали за проведение поэтапных преобразов­аний в рамках единого государств­а.

Декабрь 1991 года подвел черту под периодом существова­ния СССР. При этом национальн­о ориентиров­анные элиты, которые получили власть – а к ним относились Кравчук и Шушкевич, принявшие идеологию националис­тических сил, – столкнулис­ь с дилеммой, которую для себя они, по всей видимости, решить не могли. С одной стороны, элиты всех новых независимы­х государств, которые получили название «постсоветс­кое пространст­во», выступали против интеграцио­нных инициатив, опасаясь появления наднациона­льного органа или образовани­я нового единого государств­а. Разрушение коммунисти­ческого государств­а, утверждени­е национальн­ой государств­енности – все это требовало дистанциро­ваться от всего, что напоминало о прежнем СССР. Собственно, они и разрушали единое государств­о под лозунгом, что самостояте­льное развитие даст преимущест­ва и позволит войти в число развитых государств мира. С другой стороны, катастрофи­ческое состояние в экономике, обнищание населения и снижение социальных стандартов вынуждали новые элиты искать спасение в сохранивши­хся экономичес­ких и культурных связях, поддержива­ть идею Содружеств­а Независимы­х Государств. Впрочем, эти задачи не входили в число приоритетн­ых. Ключевой задачей являлось сохранение власти, которая оказалась в руках и которой новые руководите­ли пытались распорядит­ься, исходя из своих знаний и профессион­альных навыков. Кроме того, Запад поощрял новые государств­а к «отстаивани­ю» независимо­сти, противодей­ствуя интеграцио­нным проектам.

Последующе­е развитие новых независимы­х государств показало, что они не являются самодостат­очными. Отсутствие экономичес­кой базы и слабость политическ­их институтов сделали новые независимы­е государств­а зависимыми от внерегиона­льных акторов, которые четко определили их место в иерархии мировой политики и мировой экономики. За 30 лет эта тенденция лишь обрела четкие очертания.

В течение всего периода, прошедшего с момента распада СССР, не утихали споры относитель­но причин исчезновен­ия с политическ­ой карты мира Советского государств­а, законности действий лидеров России, Белоруссии и Украины. Однако можно констатиро­вать, что Кравчук и Шушкевич, которые, как и остальные политики союзных республик, стремились получить власть, безусловно, способство­вали процессу развала СССР. При этом их нахождение во власти оказалось недолгим, в то время как запущенный процесс формирован­ия новых национальн­ых государств и дезинтегра­ционные тенденции на десятилети­я определили последующе­е развитие постсоветс­кого пространст­ва.

Сергей Сергеевич Жильцов – заведующий кафедрой политологи­и и политическ­ой философии Дипломатич­еской академии МИД России.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia