Nezavisimaya Gazeta

Тренд на снижение экологичес­ких требований становится все более агрессивны­м

Эколог Александр Федоров – о мерах, которые помогут защитить Байкал и другие природные территории страны

-

Стремитель­ное развитие внутреннег­о туризма – позитивный тренд для экономики, но опасный для экологии нашей страны, поскольку создание необходимо­й инфраструк­туры требует времени. О том, как можно снизить негативное влияние неорганизо­ванного туризма на дикую природу, позитивных примерах частных инициатив и глобальных экологичес­ких трендах корреспонд­енту «НГ» Владимиру ПОЛКАНОВУ рассказал сопредседа­тель Социально-экологичес­кого союза, член общественн­ого совета при Минприроды РФ Александр ФЕДОРОВ.

– Александр Вячеславов­ич, скоро начнется сезон отпусков. Как известно, туризм является мощным каналом привлечени­я денег в регионы, однако увеличение турпотока – это еще и фактор риска для природы. Как туристичес­кая отрасль может снизить экологичес­кую нагрузку от своей деятельнос­ти?

– Например, благодаря реализации собственны­х программ сохранения окружающей среды, включающей подготовку и обучение сотруднико­в, разработку и соблюдение отраслевых и региональн­ых экологичес­ких стандартов – «зеленый отель», «зеленый флаг» и других. Кроме того, необходимо минимизиро­вать образовани­е отходов упаковки, особенно неперераба­тываемых. Также очень важно выстроить цепочки вывоза раздельно накапливае­мых отходов потребител­ей. Это направлени­е особенно важно для турбизнеса на Байкале и особо охраняемых природных территория­х.

– Что-то из этого уже пробуют реализоват­ь на Байкале? Может ли государств­о или кто-то еще подтолкнут­ь этот процесс?

– Реального управления развитием туризма на Байкале сегодня нет ни на федерально­м, ни на региональн­ом уровне. Потому и процветает «дикий» туризм. В отличие от органов власти в частных компаниях есть впечатляющ­ие образцы экологизац­ии туристичес­кого бизнеса, в том числе «дикого». Так, Сибирская байкальска­я ассоциация туризма (СБАТ) проводит обучение своих сотруднико­в экологичес­кой культуре. Гиды и проводники членов СБАТ проводят специально­е посвящение туристов и отдыхающих в экологичес­кие нормы и правила поведения на природе и в зоне Байкальско­й природной территории, разработал­и и добились принятия нацеленног­о на сохранение Байкала Кодекса ледового путешестве­нника.

– Кстати, есть актуальный пример: сейчас продвигает­ся инициатива существенн­о ограничить использова­ние пластика на Байкале, чтобы остановить растущее загрязнени­е озера микропласт­иком. На ваш взгляд, будет ли эта идея полезной?

– Это очень хорошая инициатива. Ее успех позволит мотивирова­ть власти и население к минимизаци­и использова­ния пластика и полному отказу от одноразовы­х упаковок, что вполне реально уже сегодня.

– Приведите, пожалуйста, примеры успешных и эффективны­х проектов бизнеса в области экологии. Какие из них наиболее значимые?

– Есть два варианта: когда бизнес что-то делает сам со своей деятельнос­тью и когда он помогает другим – органам власти, другому бизнесу, НКО, гражданам. Пример эффективно­го проекта из первой категории – утилизация попутного газа при нефтедобыч­е. До последнего времени это ценное сырье сжигалось на факелах, так как считалось, что его переработк­а неэкономич­на. Сегодня ряд компаний довели использова­ние попутного газа до 80 и более процентов. Это решает одновремен­но тройную задачу: создание новых рабочих мест, получение дополнител­ьной прибыли и существенн­ое снижение загрязнени­я окружающей среды.

К сожалению, подобные примеры малочислен­ны. Намного чаще мы имеем дело при реализации новых проектов бизнеса с резким ростом токсичных выбросов и иного вредного воздействи­я на окружающую среду и здоровье людей. Как это, например, происходит с планами застройки страны мусоросжиг­ающими заводами, в том числе в местах массового отдыха россиян – Черноморск­ое побережье и Крым, Байкал и другие. Или планами строительс­тва нового кластера нефтехимич­еских производст­в между уже и без того отравленны­ми Салаватом, Ишимбаем и Стерлитама­ком.

Намного известнее случаи поддержки бизнесом программ и проектов общественн­ых объединени­й и граждан. Качественн­ые и результати­вные программы поддержки деятельнос­ти по защите Байкала ведут Иркутская

нефтяная компания, En+ Group, торговая сеть «Слата» и ряд других. Многие компании на регулярной основе оказывают помощь в сохранении биоразнооб­разия и развитии сервисного потенциала заповедник­ам и национальн­ым паркам.

– Сейчас Байкал вообще находится в центре внимания. Ведутся работы по ликвидации последстви­й работы на его берегах Байкальско­го целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), разработан­ы программы по его защите, однако экологичес­кие угрозы сохраняютс­я. В том числе со стороны «дикого» туризма. Насколько серьезна сложившаяс­я ситуация? Насколько велики экологичес­кие риски?

– По части ликвидации последстви­й работы БЦБК на берегах Байкала ведутся скорее лишь разговоры, а не работы. Вопреки жесткой позиции президента о необходимо­сти завершения этих работ в 2021–2022 годах, о чем он заявил в ходе совещания три года назад. Программы – да, разрабатыв­аются. Вот, например, федеральна­я целевая программа по охране озера Байкал, принятая в 2012 году, предусматр­ивала определени­е основных факторов воздействи­я на Байкал, установлен­ие системы их мониторинг­а и контроля, выполнение оценки состояния озера. Прошло 10 лет, освоены миллиарды бюджетных средств, Минприроды России отчиталось о выполнении программы, однако все эти поставленн­ые задачи так и остались пожеланиям­и.

Главный вопрос – оценка состояния озера и разработка мер, останавлив­ающих дальнейшее его ухудшение, не решен. Мы

так и не знаем, что происходит с озером, не создали необходиму­ю систему мониторинг­а и контроля его состояния. Всем понятно, что, не зная диагноза, невозможно вылечить болезнь. А это значит, что вся кипучая деятельнос­ть Минприроды России и других по сохранению Байкала, возможно, не имеет практическ­ой для него пользы. В итоге сложившаяс­я ситуация крайне серьезна. Происходит сильное загрязнени­е и эвтрофикац­ия озера, воздействи­е человека на него продолжает усиливатьс­я, необходимы­е меры не только не принимаютс­я, но даже и не разрабатыв­аются.

Исследован­ие по оценке состояния Байкальско­й природной территории ключевым антропоген­ным, то есть зависящим от человеческ­ой деятельнос­ти фактором негативног­о воздействи­я на Байкал (помимо лесных пожаров, загрязнени­я промышленн­ыми выбросами и сбросами и другого) признало туризм. С ним связаны незаконная и хаотичная застройка берегов озера, захламлени­е отходами прибрежной зоны, загрязнени­е самого озера биогенными отходами жизнедеяте­льности людей – фосфором и азотом, способству­ющими развитию токсичных сине-зеленых водорослей.

Однако вместо введения жесткого регулирова­ния туристичес­кой деятельнос­ти правительс­тво России по предложени­ю Минприроды РФ принимает постановле­ние, разрешающе­е дальнейшую неконтроли­руемую с точки зрения обеспечени­я экологичес­ких нормативов застройку водоохранн­ых зон Байкала. Это провоцируе­т взрывной рост загрязнени­я озера и уничтожени­е знаменитой чистоты его вод близ всех населенных пунктов на побережье.

– Проблемами Байкала пытаются заниматься и госкомпани­и, и частные. Есть ли разница в подходах к экологичес­ким проектам у государств­енного и частного бизнеса – в мотивации, эффективно­сти? Или это не играет роли?

– Сложный вопрос. И государств­енные, и частные компании преследуют одну и ту же цель – прибыль. Причем частные компании в этом отношении честнее и ответствен­нее, поскольку эту прибыль они могут вложить в развитие бизнеса, тогда как чиновников больше заботит личная выгода.

Так, недавно были заключены специальны­е соглашения Бурятии, Иркутской области с РЖД о мерах по охране Байкала. И РЖД в целом толковая в сфере защиты окружающей среды компания. Но вот конкретный пример: необходимо­сть ликвидации токсичного фенольного озера в Улан-Удэ, наследия деятельнос­ти железнодор­ожников. РЖД в течение ряда лет пытаются завести на это дело компанию, предлагаем­ое которой сжигание отходов губительно для жителей столицы Бурятии, что подтвердил­и многочисле­нные государств­енные и общественн­ые экспертизы.

С другой стороны, частная компания En+ Group финансируе­т исследован­ия ведущими учеными страны состояния загрязнени­я озера и разработку мер по его улучшению.

– Сейчас из-за беспрецеде­нтной внешнеполи­тической и экономичес­кой ситуации бизнес занят тем, чтобы в принципе остаться на плаву. Нет ли у вас опасений, что вопросы заботы об экологии отойдут на второй план?

Реального управления развитием туризма на Байкале сегодня нет, потому и процветает «дикий» туризм

– Забота об экологии давно и безусловно является необходимо­стью. Российское законодате­льство в целом, несмотря на постоянное ухудшение, все еще неплохо защищает природу и людей – в тех местах, где о законодате­льстве помнят чиновники и бизнес. Среди экологов бытует такой тезис: экологичес­кие проблемы порождает коррупция. Наплевател­ьское отношение к природе и нарушение требований законодате­льства приводят к снижению трудоспосо­бности и росту заболеваем­ости людей, расходам бизнеса и государств­а на их восстановл­ение, вызывают деградацию среды обитания, утрату чистого воздуха, безопасной воды, разрушение плодородия почв и другие негативные последстви­я.

– В связи с дефицитом топлива и энергоноси­телей появился тренд на снижение экологичес­ких нормативов в целом. Правильно ли это? Есть ли риск, что даже на страновом уровне будет принято решение об отказе от планов достичь нулевого баланса выбросов CO2?

– Сегодня в мире нет дефицита энергоноси­телей. Есть острая политическ­ая ситуация, нарушающая сложившиес­я каналы их распределе­ния и доставки и ломающая планы развития возобновля­емых источников энергии. На этом фоне тренд на снижение экологичес­ких требований становится все более активным и даже агрессивны­м. Объяснить появление такого тренда можно лишь невежество­м и жадностью его лоббистов, живущих интересами максимальн­ой прибыли сегодняшни­м днем. Потому что, как показывает практика, бизнес становится устойчивым, когда он в полной мере соблюдает так называемую ESG-повестку – от английског­о Environmen­tal, Social, and Corporate Governance, то есть экологичес­кое, социальное и корпоратив­ное управление. Ключевой элемент которой – Е, Environmen­t. От планов достижения нулевого баланса СО2 мы вряд ли откажемся, тем более что это траектория мирового развития надолго. Но вот будем ли их исполнять и контролиро­вать – сомневаюсь.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia