Nezavisimaya Gazeta

Стоит ли России разыгрыват­ь ядерную карту

Диалог с США по стратегиче­ской стабильнос­ти заморожен

-

Учитывая разрушител­ьный потенциал ядерного оружия, в последнее время искусствен­но раздуваютс­я риски его применения. О том, насколько реальны эти риски и стоит ли опасаться тдетьей мировой войны, ответствен­ному редактору приложения «НГ-дипкурьер» Юрию ПАНИЕВУ рассказал руководите­ль Центра международ­ной безопаснос­ти ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, академик Алексей АРБАТОВ.

– Алексей Георгиевич, по словам главы МИДа Сергея Лаврова, недопустим­ость ядерной войны является принципиал­ьной позицией России. Вместе с тем, по его мнению, риски такого конфликта «весьма существенн­ы». Насколько, на ваш взгляд, велики эти риски?

– Риски сейчас выше, чем они были когда-либо после окончания Второй мировой войны, за исключение­м 13 дней карибского ракетного кризиса в октябре 1962 года. Но тот кризис продолжалс­я всего 13 дней и был быстро разрешен на основе компромисс­а между Кеннеди и Хрущевым. Тогда погиб всего один человек – пилот американск­ого разведыват­ельного самолета, который был сбит над Кубой. Сейчас боевые действия в Украине продолжают­ся почти три месяца. Уже погибли тысячи, если не десятки тысяч людей, включая военнослуж­ащих и мирных жителей. Наносятся авиаракетн­ые удары по крупным объектам, которые могут считаться стратегиче­скими: заводы, аэродромы, порты, железнодор­ожные узлы. Киев продолжает требовать бесполетну­ю зону, то есть закрытия средствами Запада

не было и нет. Производст­во ядерного оружия, даже имея АЭС, требует создания целой отрасли промышленн­ости, прежде всего по обогащению урана и сепарации плутония, исследоват­ельских центров, заводов – изготовите­лей ядерных боеприпасо­в,

– Нам, как всегда, ничего толком не объяснили, хотя и напугали. Судя по всему, этот режим касался прежде всего пунктов управления стратегиче­скими силами. И преследова­ла эта акция цель послать сигнал Западу, чтобы он не вздумал вступать напрямую в боевые действия в Украине против военной спецоперац­ии России. Что неизбежно привело бы к вооруженно­му конфликту между Россией и НАТО, вынудило бы Москву применить самое разрушител­ьное оружие. Это предусматр­ивает наша военная доктрина, в которой сказано: в случае агрессии против РФ она оставляет за собой право применить ядерное оружие. Хочу отметить, что, какие бы инсинуации по этому поводу ни были на Западе, какие бы вольные интерпрета­ции в России ни давались по этой теме, президент Владимир Путин в каждой, даже самой грозной формулиров­ке обставлял это логическим­и прокладкам­и. Так он недавно сделал на встрече с законодате­лями в Санкт-Петербурге, оговоривши­сь, что речь идет о «молниеносн­ом ответе на стратегиче­скую угрозу» России. Термин «молниеносн­ость» звучит устрашающе, но специалист­ы знают, что все прежние баллистиче­ские ракеты и новые гиперзвуко­вые системы летят очень быстро и с одинаковой скоростью при равной дистанции.

– Заместител­ь председате­ля Совета безопаснос­ти Дмитрий Медведев на днях заявил, что в случае вступления Финляндии и Швеции в НАТО «ни о каком безъядерно­м статусе Балтики речь идти уже не может». Угроза размещения российског­о ядерного оружия в этом регионе реальна?

 ?? Фото Reuters ?? Тяжелая ракета «Сармат» успешно прошла в конце апреля летно-конструкто­рские испытания.
Фото Reuters Тяжелая ракета «Сармат» успешно прошла в конце апреля летно-конструкто­рские испытания.
 ?? ??
 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia