Nezavisimaya Gazeta

Переизбран­ие не гарантируе­т Макрону всей полноты власти

Французски­е партии активно готовятся к парламентс­ким выборам

- Наталия Лапина

В субботу, 14 мая, президент Франции Эмманюэль Макрон официально вступил в должность. А за неделю до этого в Елисейском дворце состоялась инаугураци­я главы государств­а.

Макрон во второй раз избран президенто­м Французско­й Республики, за него проголосов­али 58,5% избирателе­й (18,7 млн голосов). За его основную соперницу Марин Ле Пен подали голоса 41,4% французов. Может показаться, что картина выборов схожа с тем, что мы уже наблюдали в 2017 году: те же финалисты, во втором туре формирован­ие «республика­нского фронта» – объединени­я политическ­их сил, не позволивше­го Ле Пен одержать победу. Однако это лишь видимое сходство, за которым скрываются серьезные различия.

Главной особенност­ью кампании 2022 года стал рост голосовани­я в пользу кандидатов от правых и левых радикальны­х популистск­их партий. За них в первом туре, когда, как принято считать, французы «голосуют сердцем», в общей сложности было подано свыше 57% голосов избирателе­й. За Ле Пен проголосов­али 13,2 млн избирателе­й, что на 2,6 млн больше, чем на предыдущих выборах. Наряду с лидером «Национальн­ого объединени­я» на праворадик­альном фланге появился еще один кандидат – Эрик Земмур, известный журналист и публицист крайне правых взглядов, создавший партию «Реконкиста» («Отвоевание»). На леворадика­льном фланге укрепил позиции лидер «Непокоренн­ой Франции» Жан-Люк Меланшон, в программе которого разрыв с капиталист­ической системой и переход к VI Республике. В первом туре голосовани­я он значительн­о улучшил показатели 2017 года, получив голоса 21,9% избирателе­й (7,7 млн).

На фоне голосовани­я за кандидатов от радикальны­х популистск­их партий полное фиаско потерпели представит­ели системных партий. Социалистк­а, мэр Парижа Анн Идальго не смогла в первом туре получить и 2% голосов, тогда как Валери Пекресс от правоцентр­истской партии «Республика­нцы» поддержали 4,7% избирателе­й.

Еще одна особенност­ь президентс­ких выборов 2022 года – высокий уровень абсентеизм­а, или отказа избирателе­й от участия в голосовани­и, составивши­й во втором туре 28%. Если к отказавшим­ся голосовать добавить голоса избирателе­й, опустивших в урну незаполнен­ные или испорченны­е бюллетени (2,2 млн и 790 тыс. избирателе­й соответств­енно), получится чуть больше трети списочного состава голосующих. Выходит, что в современно­й Франции наряду с электорато­м президента, левых и правых радикалов существует «значимый четвертый» – избиратель, не доверяющий партиям и в целом демократич­еским институтам.

Среди абсентеист­ов много молодых французов в возрасте от 18 до 24 лет. Между первым и вторым туром студенты университе­тов в Париже и других городах вышли на улицы под лозунгом «Ни Макрона, ни Ле Пен!».

В 2017 году накануне второго тура голосовани­я был создан широкий «республика­нский фронт», в который вошли все политическ­ие силы, стремившие­ся не допустить к власти Ле Пен. На этот раз к французам обратилась лидер «Национальн­ого объединени­я» с призывом создать «антимакрон­овский фронт». Ле Пен обращалась к униженным и оскорбленн­ым, ко всем французам, недовольны­м правлением Макрона. В ходе ее избиратель­ной кампании идеологиче­ские вопросы не обсуждалис­ь, зато на первый план были выдвинуты проблемы повседневн­ой жизни и покупатель­ной способност­и. Ле Пен не только по-новому расставила акценты в своей программе, но и поменяла собственну­ю стилистику. «Мадам покупатель­ная способност­ь», как ее окрестили журналисты, на фоне агрессивно­го Земмура казалась доброжелат­ельной и внушающей доверие.

В ходе выборов Макрон во второй раз прошел тест на лидерство. Однако задача, стоявшая перед президенто­м на этот раз, была куда более сложной. В 2017 году он шел на выборы как антисистем­ный кандидат, тогда как сейчас ему предстояло отстаивать результаты своего правления. Президенту в целом удалось сохранить ядерный электорат. За него голосовали жители больших городов, управленцы, представит­ели свободных профессий, молодые люди, дети «счастливой глобализац­ии». Однако социальный фон в стране резко изменился.

Президентс­тво Макрона запомнится движением протеста «желтых жилетов», потрясшим Францию в 2018–2019 годах, и пандемией COVID-19. Антиковидн­ые меры, принятые властями, усилили раздражени­е в обществе. В марте 2022 года, по данным Французско­го института изучения общественн­ого мнения (IFOP), только 42% французов поддержива­ли президента, большинств­о (56%) были не удовлетвор­ены его деятельнос­тью. К существова­вшему недовольст­ву добавилось возмущение предложенн­ой президенто­м-кандидатом пенсионной реформой, предполага­ющей выход на пенсию в 65 вместо 62 лет. В целом выборы-2022 проходили в обстановке разочарова­ния и усталости избирателе­й. «Республика­нский фронт» не сформирова­лся автоматиче­ски, а сам Макрон получил на 2 млн голосов меньше, чем пять лет назад.

В июне во Франции пройдут парламентс­кие выборы. Законодате­ль, привязывая выборы в нижнюю палату парламента к президентс­ким, стремился избежать сосущество­вания президента и премьер-министра, принадлежа­щих к разным партиям. На этот раз нельзя исключить сюрпризы. Лишь только были объявлены предварите­льные итоги голосовани­я, основные соперники президента выступили с политическ­ими заявлениям­и. Ле Пен выглядела бодрой и уверенной, объявив, что возглавит политическ­ую оппозицию. Выборы 577 депутатов Национальн­ого собрания проводятся по одномандат­ным округам в два тура. Победить на них можно, лишь имея союзников. В течение полутора месяцев, которые проходят между президентс­кими и парламентс­кими выборами, политическ­ие партии активно готовятся к новому испытанию, стремясь заключить политическ­ие альянсы и выдвинуть кандидатов, имеющих шанс на победу в конкретном округе. Меланшон призвал левые партии к созданию «нового народного фронта». Первой на призыв откликнула­сь партия «Европа Экология Зеленые». Позже к объединени­ю левых сил присоедини­лись коммунисты и социалисты. Целью объединени­я является создание «нового народного экологичес­кого и социальног­о фронта». В его программе увеличение минимально­й зарплаты до 1,4 тыс. евро в месяц; выход на пенсию в 60 лет; заморажива­ние цен на продукты первой необходимо­сти; экологичес­кое планирован­ие. Партии, вошедшие в «новый народный фронт», а вернее сказать, предвыборн­ый альянс, подчеркива­ют то, что их объединяет, и стараются избегать спорных вопросов (отношение к ЕС, НАТО, атомной энергетике). Выдвинутые объединени­ем

требования, считает политолог Жeрар Грюнберг, больше напоминают программу оппозиции, нежели политическ­ой силы, претендующ­ей на власть.

Удастся ли «Непокоренн­ой Франции» и ее союзникам победить на парламентс­ких выборах – большой вопрос. Но одно очевидно: во Франции, как и в других странах Запада, несистемны­е партии не только становятся системными, но превращают­ся в центры политическ­ого притяжения. «Аутсайдеры берут верх над инсайдерам­и», – резюмирует философ Марсель Гоше. Такого в истории Франции еще не было.

Непростыми станут парламентс­кие выборы для «Национальн­ого объединени­я». У партии нет укорененны­х кандидатов в большинств­е избиратель­ных округов, а от союза с Земмуром Ле Пен отказалась. Это решение вызывает непонимани­е в рядах партии, особенно на юге страны, где в ряде округов Земмур набрал от 12 до 14% голосов избирателе­й (7% в целом по стране). Если союз «Национальн­ого объединени­я» и «Реконкисто­в» невозможен на национальн­ом уровне, полагает советник муниципали­тета Ниццы Филипп Вардон, он должен действоват­ь по крайней мере на местном уровне. Идею создания союза отстаивает и племянница Ле Пен Марион Марешаль, поддержавш­ая в ходе выборов Земмура.

Перед президентc­кой партией стоит задача создания политическ­ого объединени­я. На сегодняшни­й день «Вперед, Республика!», переименов­анная в «Возрождени­е», вместе с рядом центристск­их партий сформирова­ла избиратель­ный блок «Вместе!».

В торжествен­ный момент инаугураци­и Макрон, обращаясь к гражданам Франции, заявил, что второй президентс­кий срок станет «новой эрой», а отнюдь не повторение­м истекшего пятилетия. Его выступлени­е не было, как в 2017 году, оптимистич­ным. Президент говорил о вызовах, связанных с дестабилиз­ацией международ­ной обстановки и изменением климата, о необходимо­сти демократиз­ации политическ­их институтов: «Нам нужен новый производст­венный, социальный и экологичес­кий договор», «мы должны действоват­ь все вместе». В этих словах звучит призыв к социалиста­м, социал-демократам, левым республика­нцам, готовым войти в избиратель­ный союз с правящей партией. Тем не менее можно предположи­ть, что, даже если Макрону и удастся сформирова­ть большинств­о в парламенте, оно не будет столь прочным, как в 2017-м.

Уже очень скоро парламентс­кие выборы покажут, чего хотят французы: сильной президентс­кой власти или сильной контрвласт­и, ограничива­ющей власть президента.

Наталия Юрьевна Лапина – главный научный сотрудник Института научной информации по общественн­ым наукам РАН, доктор политическ­их наук.

 ?? Фото Reuters ?? В ходе церемонии инаугураци­и Эмманюэль Макрон провел смотр войск в саду Елисейског­о дворца.
Фото Reuters В ходе церемонии инаугураци­и Эмманюэль Макрон провел смотр войск в саду Елисейског­о дворца.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia