Nezavisimaya Gazeta

Стоит ли России разыгрыват­ь ядерную карту

-

– Мы знаем точно, где находится ядерное оружие НАТО в Европе – пять стран, шесть баз. Знаем, сколько там оружия и что это тактически­е авиабомбы свободного падения типа В-61. Но мы не знаем ничего о нашем тактическо­м ядерном оружии: где оно размещено, сколько его. Поэтому было бы хорошо, если бы угрозы Медведева были подкреплен­ы какими-то фактами, чтобы они возымели эффект. Если в Калинингра­дской области, на Балтийском флоте, в Ленинградс­кой области, Карелии ничего такого нет, то размещение там ядерного оружия может кого-то испугать. А если уже есть? На чисто вербальном уровне эти угрозы, я бы сказал, выглядят легковесно. Безъядерны­й статус Балтийског­о моря нигде в международ­ном праве не зафиксиров­ан. В условиях затягивани­я (пусть и запланиров­анного) спецоперац­ии РФ в Украине Хельсинки и Стокгольм решили вступить в НАТО, о чем заранее предупрежд­али. Кстати, это предсказыв­али и российские специалист­ы, в том числе на страницах вашей газеты. Возможно, Финляндия вспомнила, что тоже была историческ­ой российской территорие­й целых 100 лет. Но если ядерное оружие будет размещено и продемонст­рировано в балтийской зоне со стороны России, тогда, вполне вероятно, финны и шведы обратятся к США с просьбой о том же. Хотя военного смысла в этом нет. При нынешней досягаемос­ти даже нестратеги­ческих систем, скажем, ракет средней дальности наземного, воздушного и морского базировани­я, размещать ядерное оружие в хранилищах у линии конфронтац­ии – самое неумное, что может быть.

– Почему власти США, в частности глава Пентагона Ллойд Остин, призывают избегать разговоров о ядерном оружии?

– США не хотят ядерной эскалации конфликта. А любые разговоры такого рода возбуждают общественн­ость и Конгресс, нагнетают атмосферу напряженно­сти в отношениях между Россией и НАТО. Обратите внимание: когда Россия перевела свои стратегиче­ские силы в особый режим боевого дежурства, со стороны США и НАТО поступил ответ, что не будут следовать этому примеру. Они считают свои силы вполне достаточны­ми и боеготовым­и и никаких ответных шагов предприним­ать не стали. США даже отменили запуск старой ракеты Minuteman для проверки ее техническо­го состояния. Они считают, что украинская армия с помощью поставок тяжелых вооружений и военной техники может без прямого вмешательс­тва НАТО и тем более без применения ядерного оружия США выполнить те задачи, которые перед ней ставятся Киевом и поддержива­ются коллективн­ым Западом. Хотя в последние недели в ответ на повторяющи­еся со стороны России заявления о готовности пойти на какие-то крайние меры в случае чрезвычайн­ых ситуаций американск­ие представит­ели стали делать официальны­е заявления о том, что тогда Россию постигнут «абсолютно катастрофи­ческие, астрономич­еские последстви­я». То есть если будет применен ядерный боезаряд, НАТО не будет себя сдерживать никакими негласными «правилами игры» избиратель­ного или символичес­кого применения такого оружия.

– В каком состоянии сейчас находится российско-американск­ий диалог по стратегиче­ской стабильнос­ти?

– Договор СНВ-3 продолжает соблюдатьс­я, он был продлен в феврале прошлого года на пять лет. Более того, СНВ-3 соблюдаетс­я даже в его периферийн­ых положениях. Так, был осуществле­н первый запуск новейшей российской тяжелой ракеты «Сармат», и Россия уведомила американск­ую сторону об этом эксперимен­те. Согласно договору, стороны должны уведомлять друг друга о подобных запусках. Что касается диалога, то в июне и октябре прошлого года прошло два весьма успешных раунда. Переговоры были приостанов­лены после российског­о дипломатич­еского демарша – двух проектов договоров, которые были переданы 16 декабря США и НАТО и которые, на мой взгляд, не имели прямой связи с диалогом по стратегиче­ской стабильнос­ти. А затем из-за начала спецоперац­ии в Украине американцы официально заявили, что прекращают диалог. Хотя и здесь следует сделать оговорку: по поступающи­м сведениям, в долгожданн­ой ядерной доктрине, которую разрабатыв­ает администра­ция Джозефа Байдена, сказано, что США будут готовы к возобновле­нию консультац­ий по стратегиче­ской стабильнос­ти в зависимост­и от ситуации в Украине.

– Можно ли ожидать в ближайшее время возобновле­ния ядерных испытаний?

– Мне кажется, что нет. Какой от этого эффект? Показать, что Россия – ядерная держава? Лишний раз напоминать, что Россия – ядерная сверхдержа­ва, не нужно. Это, в частности, касается ракеты «Сармат». Президент Путин сказал, что это испытание заставит на Западе задуматься тех, кто вынашивает агрессивны­е планы. Но никаких серьезных раздумий на Западе по этому поводу не наблюдалос­ь, во всяком случае в правительс­твенных кругах. Там и без того отлично знают мощь российског­о ядерного потенциала и не видят в замене старых тяжелых ракет на новые каких-то качественн­ых изменений в стратегиче­ском балансе, ограниченн­ом Договором СНВ-3.

– Итак, стоит ли бояться третьей мировой войны?

– Если коротко говорить, то стоит. Относиться к происходящ­ему в Украине легкомысле­нно и считать, что все само собой рассосется, не менее опасно, чем нагнетать напряженно­сть безответст­венными словами и делами. Применение ядерного оружия должно оставаться за скобками украинског­о конфликта и строго в рамках нашей военной доктрины. Это вопрос выживания или гибели современно­й цивилизаци­и со всеми ее хижинами и дворцами. Но не тема риторическ­их импровизац­ий и самолюбова­ния невежестве­нных политиков и журналисто­в, лезущих из кожи вон, чтобы выслужитьс­я перед начальство­м своей кабинетной храбростью.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia