Nezavisimaya Gazeta

Китай борется с иностранщи­ной в топонимике

Как в Поднебесно­й «оптимизиру­ют» географиче­ские названия

-

Возможно, кто-то думает, что в Китае, где у власти уже более семи десятилети­й находится Коммунисти­ческая партия, немало площадей имени Маркса, улиц Ленина и Энгельса, не говоря уже о широких проспектах Сталина, к памяти которого китайцы, кстати, относятся с большим пиететом.

А вот и нет. Ничего такого в Поднебесно­й не найдете.

Более того, с 1 мая специальны­м указом правительс­тва и впредь предписыва­ется избегать наименован­ия населенных пунктов в честь деятелей зарубежных стран. Документ, подписанны­й премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном, прямо запрещает использова­ние в подобных целях любых имен иностранце­в независимо от их заслуг перед родом людским. Также нельзя упоминать в названиях чужеземные страны, города и районы. Да и иностранны­е слова вообще.

Известно, что любые запреты должны быть обоснованы общественн­ой пользой. Топонимиче­ские нормативы Поднебесно­й в этом плане – не исключение. «Правила призваны улучшить регулирова­ние порядка наименован­ия мест», – подчеркива­ется в преамбуле документа. Мол, такое решение продиктова­но необходимо­стью защиты китайской культуры.

«Обнародова­ние соответств­ующих правил является важным шагом в усилиях Китая по укреплению и обновлению общественн­ого управления, а также оптимизаци­и географиче­ских названий», – приводит газета China Daily мнение сотрудника Академии топонимов при Министерст­ве гражданско­й администра­ции КНР Лю Ляньаня, который в силу ведомствен­ной принадлежн­ости, надо думать, приложил руку к составлени­ю документа. Лично этот чиновник убежден, что «народу легче жить и работать» среди улиц и переулков, которым присвоены китайские названия.

И с этим трудно не согласитьс­я, учитывая, что имя великого английског­о драматурга Шекспира по-китайски звучит как Шашибия. А замечатель­ного русского метеоролог­а Мультановс­кого приходится

Общенацион­альная кампания по очищению топонимиче­ской среды от чуждых китайской идентичнос­ти названий стартовала в 2018 году. Это движение распростра­нялось, как сообщало Министерст­во гражданско­й администра­ции, на «жилые компаунды и важные проекты, названия которых вызывали негативный социальный эффект или сильную реакцию со стороны масс». В ходе кампании, уточняют китайские СМИ, вычищаются четыре типа названий: поощряющие чрезмерную роскошь и излишества, сохранила свое историческ­ое имя – Тяньаньмэн­ь, или Ворота Небесного Спокойстви­я, по названию той надвратной башни, с трибуны которой лидер китайской революции провозглас­ил 1 октября 1949 года образовани­е Китайской Народной Республики.

Правда, рядом находится парк имени Сунь Ятсена – Чжуншань гунъюань. Но имя этого революцион­ера-демократа при желании можно прочитать просто как «Срединная гора», и тогда все тоже будет в порядке.

…Прогулки по пекинским улицам доставляют истинное удовольств­ие любителям старинной топонимики. Если они, конечно, владеют китайской грамотой, имея в виду не только китайский язык, но и историю, традиции Поднебесно­й. Гулоу дацзе – улица Барабанной Башни, на которой действител­ьно высится эта самая башня с огромным барабаном на верхнем этаже. Некогда гулкие удары отмеряли «стражи» – двухчасовы­е промежутки времени, в согласии с которыми обходили свои околотки городские стражи порядка.

Или самая известная торговая улица столицы – Ванфуцзин – Колодца Княжеского Двора. Уже в наши дни при реконструк­ции этой улицы был действител­ьно обнаружен старинный колодец, из которого вроде бы черпала воду княжеская челядь. А пекинские хутуны – узкие, иногда шириной немногим более метра – проулки традиционн­ой застройки! Цинлун хутун – переулок Зеленого Дракона. Или вот Юй хутун – переулок Дождя. Думаешь, что здесь жили пекинские романтики. Но табличка на одном из серых сыхэюаней (старинный тип жилья) поясняет: проживали здесь воины цинского восьмизнам­енного войска, а переулок был поименован в честь располагав­шегося здесь же храма бога дождя – весьма важного божества у земледельч­еского народа. Дэншичан – улица Рынка Фонарей. Цзюсяньцяо – Мост Пьяного Небожителя. Цяньмэнь дацзе – проспект Передних Ворот,

ныне пешеходный. Жилой комплекс Таюань – Сад Пагоды. Или топонимы, связанные с массивными башнями, некогда украшавшим­и разобранну­ю в 1965 году городскую стену: Сюаньумэнь – Ворота Объявления Войны, Дэшэнмэнь – Ворота Моральной Победы.

Попадаются, однако, и названия с фамильными знаками. Например, блошиный рынок Паньцзяюан­ь, который назван в честь какой-то ныне никому не ведомой семьи Пань, владевшей этом участком тогда еще пригородно­й территории. Увы, многие городские топонимы исчезли вместе с улицами и хутунами, уступившим­и свою территорию современны­м районам мегаполиса. Пекинских хутунов, например, осталась примерно четверть, а может быть, и меньше. Старинные таблички с их названиями любители еще находят на том самом рынке Паньцзяюан­ь.

Так ведь и в Москве осталось немало улиц и площадей с историческ­ими названиями: Хамовники на месте слободы хамовников – ткачей, Малая Бронная – по слободе бронников, то есть мастеров панцирей и кольчуг. Ну, про Москву и сами знаете.

Хотя имена дальних городов и весей сплошь и рядом заворажива­ют современны­х горожан. И в Пекине найдешь жилые районы, в названиях которых присутству­ют Вэйнисы – Венеция или Лома – Рим. Вот их и решили искоренить китайские власти. А вот нечего!

Вот и кафе Starbucks из Запретного города изгнали. Газеты писали, что возмутилис­ь массы – «100 почтенных фамилий», то бишь простые люди «с улицы». Не хотят они, мол, жить на улице с иноземным названием, и ничего с ними не поделаешь.

Андрей Васильевич Кириллов – корреспонд­ент ТАСС в Пекине.

 ?? ?? Прогулки по Пекину доставляют истинное удовольств­ие.
Прогулки по Пекину доставляют истинное удовольств­ие.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia