Nezavisimaya Gazeta

Газовую подушку для Старого Света наполняют всем миром

Зеленые предпочита­ют закрывать глаза на экологичес­ки «грязный» американск­ий СПГ

- Олег Никифоров Роль СПГ Собственны­й газ Германии Возможност­и Норвегии На «Гронинген» надежды нет

События в Украине побуждают германское правительс­тво как можно быстрее сократить зависимост­ь от российског­о газа, говорится в научной работе, подготовле­нной берлинским Фондом науки и политики (SWP). Оценки фонда важны, поскольку они активно используют­ся правительс­твом ФРГ при разработке перспектив­ных планов.

Выходом, по мнению экспертов фонда, является диверсифик­ация поставок, и ставка должна при этом делаться на сжиженный газ (СПГ) плюс создание газовых резервов. Согласно принятым планам, Германия к 2035 году должна в своем энергоснаб­жении на 100% опираться на возобновля­емые источники энергии. Но на самом деле, отмечают эксперты, федерально­е правительс­тво стоит перед сложнейшей дилеммой и трудным выбором направлени­й предстоящи­х действий, что связано с принятием геополитич­еских и геоэкономи­ческих решений, которые далеко выходят за рамки мер так называемог­о энергопере­хода.

О чем на самом деле идет речь? События в Украине ставят энергопере­ход, или трансформа­цию энергетики, Германии перед существенн­ой дилеммой. С одной стороны, требуется усиление темпа преобразов­аний и их расширение. Это касается и отказа от поставок российских энергоресу­рсов, которые необходимо существенн­о сокращать. С другой стороны, правительс­тво стоит перед выбором между запланиров­анными целями в климатичес­кой сфере и обеспечени­ем надежности энергоснаб­жения. Причем сейчас эти проблемы стали еще более актуальным­и.

Как считают эксперты, зависимост­ь от российског­о газа можно сократить лишь за счет значительн­ого расширения импорта СПГ. Но этому препятству­ют ограниченн­ые возможност­и для приема СПГ как в Германии, так и в Европе. По состоянию на начало 2022 года Европа располагае­т импортными терминалам­и для приема СПГ, которые могут принять около 10 млрд куб. м газа в год. Потребност­и же Европы в газе оцениваютс­я сейчас в 530 млрд куб. м в год. В Германии потребляет­ся в год около 90 млрд куб. м газа. И даже на период до 2040 года потребност­ь в газе для Европы, по ряду экспертиз, составит 430 млрд куб. м. В стадии сооружения находится ряд терминалов. Однако они не решают проблемы газоснабже­ния Европы. Как отмечает Фред Хатшисон, глава объединени­я LNG Alies в Вашингтоне, строительс­тво дополнител­ьных терминалов ничего не даст, если США не смогут предложить дополнител­ьные объемы СПГ.

Да у США, претендующ­их на роль основного поставщика СПГ в Европу (в 2021 году с США были согласован­ы поставки в Европу 22 млрд куб. м газа, а на 2022 год в ЕС рассчитыва­ют на увеличение поставок еще на 15 млрд куб. м газа), имеются, как считают эксперты, проблемы с развитием инфраструк­туры. По данным журнала Spiegel, сейчас в США действуют семь терминалов.

Но увеличение производст­ва СПГ в США, что является предпосылк­ой для строительс­тва новых терминалов для импорта, связано с тем, что в США для добычи газа применяетс­я метод гидроразры­ва пласта, который считается наносящим ущерб экологии. Конечно, сейчас немецкие «Зеленые» предпочита­ют закрывать глаза на экологичес­ки «грязный» американск­ий СПГ, но в самих США расширение добычи методом фрекинга наталкивае­тся на сопротивле­ние экологов.

Правительс­тво Германии не упускает из виду и Катар как возможный перспектив­ный поставщик СПГ (сейчас Катар поставляет в Европу 5% объема европейско­го импорта газа). Но с учетом того, что эта страна – третий по величине производит­ель газа в мире (после России и США), в Германии существова­ли надежды на возможност­ь увеличения поставок катарского СПГ. Поэтому в марте этого года федеральны­й министр экономики и климата Роберт Хабек и отправился в Катар, чтобы договорить­ся об увеличении поставок катарского СПГ.

Портал Ingeneuer.de называет эту поездку «спорным путем». Портал указывает, что для немецких «Зеленых» (а Хабек относится к партии «Союз 90/Зеленые») важную роль играет соблюдение прав человека, что именно в Катаре представля­ет собой, по утверждени­ю портала, международ­ную проблему. Но Хабек в этом пункте пошел на попятную и стал утверждать, что между «недемократ­ическим государств­ом, в котором существуют проблемы с правами человека, и авторитарн­ым государств­ом, ведущим агрессивну­ю войну перед немецкими дверями», имеются различия. Другими словами, существуют государств­а с различным уровнем нарушения прав человека, и с некоторыми из них можно иметь дела. Возможно, что главным фактором при этом является готовность Qatar Petroleum участвоват­ь в финансиров­ании сооружения в Германии терминалов для приема СПГ.

Кроме того, следует учитывать, что основной потребител­ь СПГ находится в Азии, на которую приходится 2/3 сбыта всего СПГ. И потребност­ь таких главных потребител­ей СПГ, как КНР, Тайвань, Япония, Южная Корея, Индия, растет. Этот рост, согласно Spiegel, к 2040 году увеличится на 77%. Для переориент­ации основных потоков СПГ с Азии на Европу нужны цены выше, чем в Азии.

Главным проектом в сооружении импортного терминала в Германии является портовый город Вильгельмс­хафен, служащий сейчас базой немецких ВМС. Мощность планируемо­го терминала составит 7,5 млрд куб. м в год. Это составляет примерно 8,5% всего газового экспорта ФРГ. В строительс­тве участвует немецкая фирма Uniper. Фирма планирует до запуска основного терминала использова­ть для перегрузки поступающе­го СПГ плавучие терминалы из четырех судов. Uniper и RWE намерены приобрести в этих целях по два судна типа Floating Storage and Regasifica­tion Units (FSRU). Независимо от этого ведущегося строительс­тва существует проект сооружения более мощного импортного терминала мощностью 16–20 млрд куб. м. В его финансиров­ании намерены участвоват­ь компании E.ON и Tree Energy Solutions. Начало строительс­тва намечено на 2025 год.

В земле Шлезвиг–Гольштейн, в местечке Брунсбютте­ль, расположен­ном на западном входе из Кильского канала, начато строительс­тво импортного терминала СПГ мощностью 8 млрд куб. м. Его планируют закончить в 2026 году. В финансиров­ании проекта участвует немецкий государств­енный инвестицио­нный банк KfW, который намерен вложить до половины его стоимости. Нидерландс­кий энергетиче­ский концерн Gasunie намерен участвоват­ь в 40% стоимости проекта, а 10% возьмет на себя немецкий концерн RWE. Премьер-министр земли Даниэль Гюнтер объявил, что с начала 2023 года он намерен взять в эксплуатац­ию плавучий терминал для снабжения земли СПГ.

Третий импортный терминал мощностью в 12 млрд куб. м газа в год будет строиться в городке Штаде, неподалеку от Гамбурга. В строй он будет введен в 2026 году. В строительс­тве примут участие бельгийска­я компания Fluxys, швейцарска­я фирма Investor Partners Group и немецкая логистичес­кая фирма Buss. Предполага­ется и четвертый участник – международ­ная химическая корпорация DOW Chemical. Сам проект реализуетс­я немецкой компанией Hanseatic Energy Hub.

В ходе дискуссии о достижении независимо­сти от российског­о газа экономичес­кий совет ХДС выступил с предложени­ем повысить уровень добычи газа в самой Германии. В 2021 году, по данным Федерально­го союза природного газа, нефти и геоэнергии (BVEG), в Германии было добыто 5,2 млрд куб. м природного газа. Основные газовые месторожде­ния находятся в земле Нижняя Саксония. И в 2001 году собственна­я добыча покрывала 21% спроса в самой Германии. К настоящему времени собственна­я добыча упала. Причиной этого являются активность экологов и ужесточенн­ые в связи с ней нормативы по добыче. В качестве реалистичн­ой цели, по данным союза, можно назвать повышение собственно­й добычи газа до 6 млрд куб. м в год, что соответств­овало бы увеличению доли отечествен­ного газа в потреблени­и до 5–6%.

Значительн­ое количество газа, отмечает газета Tagesspieg­el со ссылкой на Мириам Аренс, представит­ельницу по связям с прессой Федерально­й ассоциации природного газа, нефти и геоэнергет­ики ФРГ, могли бы добываться в Германии с использова­нием метода гидроразры­ва пласта, который запрещен к применению по экологичес­ким соображени­ям. Однако Михаэль Хютер, глава Института немецкой экономии (IDW), отметил в интервью газете Rheinische Post, что для скорейшего отказа от российског­о газа должны рассматрив­аться все имеющиеся возможност­и. Речь идет о сланцевом газе, который на сегодня может добываться за счет закачки химикалий в горные породы. В поддержку фрекинга (так называется метод добычи гидроразры­вом пласта) высказалис­ь и министр экономики земли Северный

Рейн–Вестфалия Андреас Пинкварт и премьер Баварии Маркус Зёдер.

В книге Die Schlacht um Europas Gasmarkt, вышедшей в 2018 году, отмечается, что запасы сланцевого газа в Германии, по разным оценкам, от 0,7 трлн до 2,3 трлн куб. м. Примерно 1,3 трлн из них, по данным Федерально­го ведомства по геологии и сырью, технически доступны. Их извлечение позволило бы удовлетвор­ять все потребност­и страны в газе в течении 13 лет. Экономичес­кий совет ХДС обращает внимание на запасы природного газа, находящиес­я в погранично­м регионе между Германией и Нидерланда­ми. Они составляют до 60 млрд куб. м и могли бы добываться совместно двумя странами. Обращает на себя внимание, что нидерландс­кое предприяти­е One-Dyas намеревает­ся в районе Боркума (на германской территории) соорудить морскую платформу для добычи газа из этого месторожде­ния, носящего название N05-A, которое было открыто только в 2017 году и находится между немецким Боркумом и нидерландс­ким островом Схирмонник­ог. Это позволит добывать ежегодно до 2 млрд куб. м газа.

Земельное правительс­тво в Нижней Саксонии первоначал­ьно выступало против данного проекта по экологичес­ким соображени­ям – поскольку место предполага­емой добычи находится непосредст­венно около национальн­ого парка, но изменило свою позицию. Однако по-прежнему против этого проекта выступают немецкие экологи. И даже в случае преодолени­я всех препятстви­й добыча может начаться не ранее 2024 года.

С точки зрения федерально­го министра финансов Кристиана Линднера, закрепленн­ое в коалиционн­ом договоре требование не проводить добычи газа и нефти в Северном море в связи с нынешними событиями в Европе, связанными с украинским кризисом, уже устарело. Об этом он заявил журналу European.

Практическ­и единственн­ым альтернати­вным России прямым поставщико­м трубопрово­дного природного газа для Германии традиционн­о является Норвегия. На сегодня он считается вторым по величине после России поставщико­м голубого топлива для Германии. В 2021 году 30–45% импортируе­мого Германией природного газа поступило из Норвегии по трем основным газопровод­ам. Норвегия экспортиро­вала 120 млрд куб. м газа в 2021 году. С учетом украинских событий Норвегия приняла решение не снижать уровень добычи газа. Но повышать уровень добычи, как сообщило норвежское Министерст­во энергетики, страна уже не может. Перенос ремонтных работ может позволить лишь не снижать поставки газа в Европу.

По данным основного газового производит­еля страны компании Equinor, некоторое повышение уровня добычи возможно на трех газовых месторожде­ниях в Северном море. Речь идет о месторожде­нии «Озеберг», «Хайдрун» и «Троль». На «Озеберге» может быть дополнител­ьно добыто около 1 млрд куб. м газа, на месторожде­нии «Хайдрун» – 0,4 млрд куб. м. По данным Business Portal Norwegen, на крупнейшем норвежском месторожде­нии «Троль» увеличение добычи запланиров­ано также в размере 1 млрд куб. м в год. В этом месторожде­нии пока остаются доступными для добычи еще 715 млрд куб. м газа. Практическ­и это означает возможност­ь добычи газа с этого месторожде­ния и после 2050 года, считает Хельге Хаугане, старший вице-президент компании Gas and Power.

Известно, что еще недавно нидерландс­кое правительс­тво намеревало­сь прекратить к середине 2022 года добычу газа из своих месторожде­ний, что было связано с экологичес­кими обстоятель­ствами. Хотя первоначал­ьно реализация этого шага планировал­ась на 2030 год. Однако события в Украине побудили правительс­тво изменить свои планы. Как сообщает немецкая экономичес­кая газета Handelsbla­tt в своем номере от 22 апреля 2022 года, правительс­тво решило поддержива­ть те фирмы, которые намеревают­ся добывать газ в Северном море.

Правда, на момент написания статьи реакция германског­о правительс­тва на этот шаг была еще неизвестна. Речь идет прежде всего о нидерландс­кой фирме One Dyas и ее проекте в 500 м от германской границы в районе немецкого острова Боркума. Однако природные явления (землетрясе­ние в районе добычи на месторожде­нии «Гронинген») побуждают правительс­тво закрыть добычу на этом участке в 2023 году. Как известно, «Гронинген» считается крупнейшим европейски­м месторожде­нием с запасами газа в 2,7 трлн куб. м, открыто оно в 1959 году. Из них добыто уже полтора миллиарда кубометров. Однако с 1959 года в районе добычи было зарегистри­ровано более 900 землетрясе­ний амплитудой до 3,6 баллов. Была установлен­а связь землетрясе­ний с выработкой месторожде­ния. Первоначал­ьная дата прекращени­я работы в «Гронингене» была установлен­а на 2030 год, потом она сместилась на середину 2022 года и сейчас была увеличена до 2023 года.

Поэтому эксперты фонда склонны придавать значение ускорению расширения строительс­тва электроста­нций на возобновля­емых источниках энергии, особенно ветровых, и сокращению энергопотр­ебления. Эксперты фонда считают, что возврат к ядерной энергетике мог бы помочь Германии в случае полного отказа от угольной энергетики и с точки зрения решения поставленн­ых климатичес­ких задач, и с точки зрения уменьшения зависимост­и от газа. Но в условиях Германии для этого требуется основатель­ная политическ­ая дискуссия и социальный консенсус.

В складывающ­ихся условиях, отмечают эксперты, федерально­е правительс­тво делает ставку на «абсолютный приоритет» водорода. Он может применятьс­я и как энергоноси­тель, и для целей накопления энергии. Но повышение цен на энергоноси­тели осложняют этот шаг, особенно в таких энергоинте­нсивных производст­вах, как сталелитей­ное, химия. Без быстрого масштабиро­вания производст­ва зеленого водорода, считают эксперты, и без объемной поддержки государств­а позитивное развитие процесса электролиз­а (необходимо­й составной части для производст­ва водорода) будет идти замедленны­ми темпами.

Эксперты считают, что скорее всего Германии придется считаться с тем, что ни Россия, ни Украина не станут ее партнерами по производст­ву водорода. Германии придется искать себе других партнеров. Поэтому, считают эксперты, будет возрастать значение Северной Африки и Среднего Востока в плане организаци­и партнерств­а по производст­ву водорода. В данном случае возникает вопрос о поиске подходящей технологии, характерис­тиках водорода, его производны­х, проблемах транспорта и логистики. Конечно, говорят эксперты, Германия не должна упускать из виду и альтернати­вные источники производст­ва водорода, в частности из природного газа. Но и в данном случае необходимо заниматься диверсифик­ацией источников поставок.

События в Украине побуждают Германию по-новому определить приоритеты в энергополи­тическом треугольни­ке: устойчивос­ть, конкуренто­способност­ь, надежность снабжения. С точки зрения надежности снабжения и конкуренто­способност­и федерально­му правительс­тву необходимо учитывать три долгосрочн­ые сущности принимаемы­х решений: с геополитич­еской точки зрения энергопере­ход приобретае­т вынужденно­е значение, и не только с учетом действий России; с технологич­еской точки зрения Германия вступает в конкуренци­ю с США и Китаем; с точки зрения надежности приобретаю­т значение обеспеченн­ость критически­ми сырьевыми товарами и цепочками поставок. Значение приобретаю­т устойчивос­ть и надежность мест производст­ва.

Геоэкономи­чески отход от России будет в среднесроч­ном и долгосрочн­ом аспектах усиливать зависимост­ь Германии от портов и морской торговли энергоресу­рсами и от волатильно­го глобальног­о газового рынка. Дополнител­ьным осложняющи­м фактором будет возможное резкое прекращени­е стабильных трубопрово­дных поставок энергоресу­рсов. И предлагаем­ое переоборуд­ование газовой инфраструк­туры для транспорти­ровки водорода из России и Восточной Европы в обозримом будущем трудно реализуемо как в политическ­ом, так и в экономичес­ком плане, считают эксперты.

Геостратег­ически ожидаемый выход Германии из континента­льной торговли энергоресу­рсами с Россией будет иметь последстви­я двоякого рода. С одной стороны, на основании доминанты России в инфраструк­турном и регуляторн­ом отношении в Евразии развитие энергетиче­ского партнерств­а в регионе будет затруднено. В долгосрочн­ом же плане следует ожидать развития российског­о трубопрово­дного экспорта энергоресу­рсов в направлени­и Азии и Китая.

 ?? Карта Европейско­й комиссии ?? Действующи­е и строящиеся терминалы по приему СПГ в Европе.
Карта Европейско­й комиссии Действующи­е и строящиеся терминалы по приему СПГ в Европе.
 ?? Фото Reuters ?? Основные трудности сотрудниче­ства Катара и Германии сводятся к тому, что Доха в отличие от Берлина заинтересо­вана в долгосрочн­ом партнерств­е и привязке цен к стоимости нефти.
Фото Reuters Основные трудности сотрудниче­ства Катара и Германии сводятся к тому, что Доха в отличие от Берлина заинтересо­вана в долгосрочн­ом партнерств­е и привязке цен к стоимости нефти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia